Суровые русские викинги.

Русский Север всегда манил к себе путешественников и исследователей. И дело не только в необыкновенной природе, живописных пейзажах и удивительном местном колорите. Истинным сокровищем Севера считается его народ — поморы.

История поморов неразрывно связана с освоением Русского Севера, а потому вклад поморов в развитие родного государства поистине бесценен. Кто же они — представители этого народа? Поморы — жители Русского Севера, населяющие побережье Белого и Баренцева морей. Они пришли туда ещё в XIV веке — не на безлюдные земли, а на территорию финно-угорских племён (в частности, вепсов и карелов), которые обитали в тех местах до славян и сыграли большую роль в формировании новой этнокультурной общности.

В старинных документах о поморах упоминается с XVI века. Правда, тогда использовался несколько иной термин — “поморцы”. Объяснить значение этого слова несложно. Оно служило определением для народа, проживающего у Белого моря на Поморском берегу. Первыми поселенцами Севера стали саамы, которые оставили после себя памятники древнейшей культуры — наскальные рисунки и лабиринты в каменных пещерах. Однако гораздо более значимую роль в формировании нового народа сыграли жители другого региона. Ещё в начале IX века начинается освоение северных земель новгородцами. Происходило оно медленно, а народ перебирался на новые территории неохотно — слишком бедными были почвы, слишком суровым климат.

Постепенно территории поморов разрастались, занимая Летний и Зимний берега Белого моря. Большинство поселений этих людей представляли собой рыболовецкие деревни. Непосредственно формирование народа из местных племён и новоприбывших поселенцев начинается приблизительно в XV-XVI веках. Большинство поморов занималось рыболовно-зверобойным промыслом. Рыбный промысел стал основным в регионе. Поморы успешно вели торговлю как с русскими, так и с норвежскими народами. Это позволяет им активно развивать отношения с соседними племенами, а также включиться в систему внутреннего рынка России уже в XVII веке.

Поскольку поморы много столетий вынуждены были бороться со стихией и суровым климатом осваиваемых земель, они стали одними из самых лучших русских исследователей, имевших всё для продолжительных выходов в Северный Ледовитый океан. Благодаря представителям этого народа были открыты новые земли, такие как Шпицберген, Северная Сибирь, Новая Земля. Эти открытия становятся первыми шагами в прокладывании новых важных морских путей. Появление этих маршрутов не только положительно отразилось на торговых делах самих поморов, но и расширило границы России. Благодаря поморам в середине XVIII века были освоены Алеутские острова, Аляска. Тогда же народ начинает путешествовать к западным берегам Северной Америки. В 1812 году помором Иваном Кусковым был основан Форт Росс, что стал первым европейским поселением Северной Калифорнии. Поморы помогали утверждать власть Российского государства на новых землях, становясь первооткрывателями и покорителями ранее неизведанных территорий.

До сих пор вопрос появления поморов вызывает немало вопросов и разногласий. Одни исследователи считают их этносом, другие — субэтносом, что сформировался из переселенцев. Однако они действительно смогли стать самостоятельным уникальным народом, сложившимся из жителей различных городов, сёл и регионов, а также коренных этносов Поморья. Сегодня, как и прежде, своей родиной поморы считают земли Русского Севера, некогда покорённые их стойкими предками. Существование помора напрямую зависело от промысла, который играл основополагающую роль в жизни северянина — «кто на что работал…». Наиболее рентабельным было солеварение. Оно спровоцировало развитие металлургии, потому что для вываривания соли нужны были большие сковороды — црены. А ещё этот промысел нуждался в постоянном сильном огне, который поддерживался дровами, что, в свою очередь, развивало лесозаготовкуСлюдяной промысел достиг расцвета в XVI–XVII веках. Мусковит (слюду) отправляли в Москву, где она пользовалась спросом у иностранных купцов. Ловля жемчуга — древний промысел Карельского Поморья: необработанный жемчуг продавали скупщикам (которые отвозили его на Шуньгскую ярмарку, крупнейшую в Олонецкой губернии; ныне это Республика Карелия) либо финским мелким торговцам. Повальный лов жемчужных раковин привёл к почти полному истощению этого природного ресурса.

Рыбный промысел был ключевым в экономике Русского Севера, им и морским промыслом занималась большая часть мужского населения. Добывали сёмгу и сельдь (50% от общего улова), летом ловили треску, сёмгу и навагу, весной же переходили на зверобойный промысел по причине удобного расположения лежбищ гренландского тюленя на льдинах в Горле Белого моря. Сельское хозяйство в жизни поморов играло второстепенную роль в силу сурового климата, сложного рельефа и больших площадей заболоченной земли. Крестьяне выращивали ячмень, рожь и картофель, урожайность которых была не больше, чем «сам-четыре» (означает, во сколько раз урожай превышает посев).

Жизнь на Русском Севере требует особого отношения к семейному укладу: поморы считают семью «высшей ценностью и олицетворением жизни согласной». Общество Русского Севера — это пример гендерно равной модели общежития среди прочих сообществ Руси. Здесь муж и жена грамотно распределяли обязанности — жили вупряг (наравне). На период ожидания «мужиков» с промысла женщина оставалась полноправной домоправительницей и главой всей семьи, её так и кликали — большухой. Поморские женщины ревностно относились к своему статусу и слово «баба» считали оскорбительным: «Мы не бабы, мы жёнки, а бабами-то сваи бьют». По мнению сторонников теории «поморы — отдельный народ», обитатели беломорского побережья были грамотны поголовно. Язык, на котором они общались, называется «помóрьска говóря». Существуют поморско-русские словари и даже литература на «говóри», правда, не дошедшая из глубины веков, а появившаяся за последние двадцать лет.

Разговорный язык поморов — поморский диалект русского языка. Характерными признаками поморского говора являются:

  • оканье и долгота гласных в фонетике, характерная для части финно-угорских языков;
  • большое количество слов, унаследованных от древнерусского языка (его новгородского диалекта);
  • наличие многочисленных новообразований, в частности связанных с природными условиями и хозяйственной деятельностью поморов, а также языковых заимствований из древнебалтийских, финно-угорских и скандинавских языков в лексике.
  • поморы «цокают»: звук «ч» в говоре традиционно произносится как мягкое «ць»: улиця, коцька, доцька, цепахи, руцёй. Кроме того, поморы не знают и звука «щ»: он заменяется двойной «шш».
  • поморы никогда не «работают». Они «робят».

Поморы удивительным образом характеризуют атмосферные осадки, которые наблюдаются в Поморском краю: у снега и дождя здесь «нема ног». То есть они у поморов никогда «не идут». Снег «падат», а «дожжь летит» или «льёт». Кстати, машина здесь «не едет», а «бежит».

Поморы говорят «нет», только когда кому-то отказывают. Например, «Нет, мне это не нужно», они отвечают: по-поморьски: «У мя денег нема». В «поморьской говоре» не существует окончаний «ий», «ый». Вместо них

У каждого русского человека есть базовый запас поморских слов, которые попали к нам из говори: сёмга, тундра, треска, бахилы, морж, тюлень и т.д., но некоторые русские слова в «поморьской говоре» имеют совсем другое значение. Например: ДОЛИНА – высокий человек; ЗНАТОК – колдун; ХАЛЯВА – неряха; НЯША – грязь; БЕСЕДА – собрание молодёжи для работы или увеселения; ГЛАЗ – окно; ОБРЯД – работа по дому; ЗАБОЙ – сугроб; ПЕЧКА (ПЕЦЦКА) – водоворот; ЯСЕНЬ – солнечная погода. У поморов большую роль играет тональность речи, которая заметно повышается к концу предложения. Поморы – люди тихие и говорят громко только в крайне раздраженном состоянии.

Поморская кухня строится, разумеется, вокруг рыбы, как вокруг рыбного промысла строилась изначально вся поморская жизнь. Поморы сами себя охотно называют «трескоедами». В поморской среде считается, что треска, в отличие от сёмги и другой рыбы, никогда не приедается, и есть её можно каждый день. Впрочем, возможно этому каждодневному рациону способствует разнообразие существовавших в поморской кухне рыбных блюд. Необычна для других регионов распространённость воложей – под этим словом поморы называют самые разнообразные соусы, в которых еду тушили, запекали, или поливали им перед подачей. Обед помора состоял из редьки с квасом, солёных груздей и волнух, разведённых водой или варёных («грибницы»), брусники и толокна. Солёные рыжики вместо груздей и волнух считались изысканным блюдом и в ежедневном рационе присутствовали лишь у зажиточных людей. Они же употребляли в пищу солёную рыбу — уху из трески или сельди. Местные также включали в рацион овёс и ячмень, много брюквы, грибов и ягод. Овёс употреблялся в виде холодных щей (жидкой кашицы из овса) и киселя; капусту ели пареную, поэтому местное население не было знакомо с квашеной капустой и кислыми щами. Ячмень шёл на хлеб и пироги. Каждая постная трапеза венчалась блюдом с брусникой. В непостные дни употребляется мясо и кислое молоко (творог, свёрнутый из молока посредством нагревания, сваливали ежедневно в одну кладь, где он закисал). Мясо ели редко, на столе его заменяла «летятина» (дичь). Перец и лук — единственные приправы на столе помора. Воскресный чай — для богатых. ⁠

Поморы на протяжении нескольких столетий были новаторами в русском традиционном костюме. Они первые повязали шейный платок и надели клетчатую рубаху. Было, что перенять из поморского гардероба и европейцам. В те времена не было более функциональной и продуманной одежды, которая подходила для мореходства по северным широтам. Элементы поморского костюма перенимали английские, голландские, норвежские моряки. От них «поморские тенденции» распространялись по Западу.

Цибака — краеугольный камень поморского гардероба. Шапка-шлем с длинными до пояса ушами. Совик — поморская куртка с капюшоном. Совики шили только из шкур морских животных, поэтому они были весьма водостойкими. Бузурунка — короткая кофта из грубой серой шерсти. Ее поморы подглядели у голландских моряков, заходивших в Холмогоры. Название тоже происходит от голландского boezeroen – блуза. Интересно, что бузурунки вязали только мужчины. Типаха — летняя повседневная шапка. Шилась либо из сукна, либо из нерпичьей шкуры. Пестрядь — Рубаха в крупную клетку из полос белого, синего и чёрного цвета. Напоминает «шотландку». Интересно, что на Руси только поморы носили клетчатые вещи. Возможно, сказались частые контакты с британскими моряками, которые начались с середины XVI века.

Русский Север сумел сохранить настоящую русскую самобытную культуру по ряду исторических причин и благодаря природным условиям этой земли. К сожалению, прослеживается давняя тенденция к опустошению северной деревни. Без поддержки со стороны государства северная деревня погибает: молодёжь уезжает в крупные города за лучшей жизнью, а памятники многовековой русской культуры разрушаются и приходят в запустение.

Во время Всероссийской переписи 2002 г. поморами назвали себя 6571 человек (из них 6295 проживают в Архангельской области; среди них, в частности — тогдашний губернатор Архангельской области, в Мурманской области — 127). Согласно итогам Всероссийской переписи 2010 г., число людей, назвавшихся поморами за 8 лет, сократилось вдвое и составило 3113 человек (в том числе в Архангельской области — 2015 человек).

Осознание, что наше поколение может стать последним, которое застало Русский Север в его уходящем величии, должно побудить население к волонтерской деятельности и желанию работать на своей земле, а региональные власти в связке с центром — к созданию инициатив, направленных на восстановление северной деревни, и к сохранению подлинно русского исторического наследия.

 В заключение стоит отметить известных поморов: Михаил Ломоносов (1711-1765) – учёный-энциклопедист, родился близ Холмогор; Федот Шубин (1740-1805) – скульптор, родился близ Холмогор; Семён Дежнёв (ок. 1605-1673) – уроженец Великого Устюга, первый европеец, переплывший Берингов пролив; Ерофей Хабаров (ок. 1603-1671) – первопроходец Амура, родился в Великом Устюге.

А ещё можно посмотреть традиционный анимационный художественный фильм «Смех и горе у Белого моря» режиссёра Леонида Носырова, снятый на киностудии «Союзмультфильм» в 1987 году, который посвящён культуре русских поморов.

Вам может также понравиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь + 14 =