О жизни А.П. Кутепова в Холмогорах. Отрывок из книги А. Петухова «Генерал Кутепов. Гибель Старой гвардии. 1882–1914»

Вернемся к событиям 1893 года, когда Павел Александрович Кутепов женился на Ольге Андреевне Тимофеевой и усыновил четверых ее детей. Для нужд большой семьи Павлу Александровичу явно не хватало скромного жалованья губернского секретаря.

Четверым его приемным сыновьям надо было дать образование. Александру уже исполнилось десять с половиной лет, а он еще не посещал приготовительных классов. В лесном ведомстве поняли «многодетного новобрачного». И вместе с положенным ему за выслугу лет производством в коллежские секретари 19 (31) января 1893 года приказом № 2 по корпусу лесничих дали ему место лесничего во 2-м Холмогорском лесничестве 2-го разряда Архангельской губернии. Семья Кутеповых переехала на север, в Холмогоры.

С 1784 года Холмогоры стали уездным центром, каковым и оставались ко времени переезда в него семьи Кутеповых. Город расположен на берегу Северной Двины, точнее – на протоке Курополка, в 75 километрах к юго-востоку от Архангельска. В четырех километрах от Холмогор 8 (19) ноября 1711 года на Курострове в деревне Мишанинской (затем д. Денисовка, позднее – село Ломоносово) родился Михаил Васильевич Ломоносов. Горожане по праву гордились своим знаменитым земляком, снискавшим всероссийскую славу.

Около полутора лет прожил Александр Кутепов в Холмогорах. За это время он наверняка много раз бывал на Курострове – на родине русского гения, ушедшего некогда из глухой поморской деревни покорять российские столицы и покорившего их. Этот пример, чудесное явление поистине богатырского духа, не мог не волновать воображение Александра. И он, почти так же, как Ломоносов, начинал свой путь, преодолевая сословное неравенство. Интересно, что архангельская гимназия, в которой он в дальнейшем учился семь лет, с 22 мая (4 июня) 1911 года стала носить имя Ломоносова.

Несмотря на свой уездный статус, Холмогоры имели немало исторических достопримечательностей, говоривших о славном прошлом города. Наиболее значительным из них был Спасо-Преображенский собор, освященный в июне 1691 года. Многое было связано у семьи Кутеповых со старинным собором. Они регулярно посещали храм. Можно себе представить картину, как Павел Александрович, с детства ходивший в церковь, с Ольгой Андреевной и четырьмя пасынками Александром, Борисом, Сергеем и Андреем на руках, неторопливо шли по улицам Холмогор на воскресное богослужение. Несомненно, торжественные службы под величественными сводами храма запечатлелись в памяти юного Александра, укрепляя в нем веру. Забегая вперед в нашем повествовании, скажем, что две его сестры и брат, умершие во младенчестве, а затем и мать, обрели вечный покой на соборном кладбище. Там же, вероятно, похоронен и брат Андрей, хотя документального подтверждения этого факта нами не найдено.

С переездом в Холмогоры для Павла Александровича начался новый этап жизни и новый этап государственной службы. Через три года 19 (31) января 1896 года Павел Александрович был произведен в титулярные советники, что давало право на личное дворянство. В переписном листе первой всеобщей переписи населения Российской империи в январе 1897 года в графе «сословие, состояние или звание» относительно Павла Александровича Кутепова записано: «личный дворянин».

В это время формировались отношения П. А. Кутепова с приемными детьми. Будучи сыном священника, он, думается, значительное место в воспитании детей отводил церкви. Этот духовный стержень помог в дальнейшем А. П. Кутепову стать выдающейся исторической личностью.

Полтора года Александр жил в Холмогорах с родителями. Родители не имели возможности отдать его в приготовительный класс при Архангельской губернской гимназии или нанять репетиторов и, как могли, обучали Александра дома.

С самого раннего детства Александра Кутепова увлекало все, что было связано с военной службой, а любимым героем его стал генерал Михаил Дмитриевич Скобелев, герой Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, покоритель Средней Азии. Интересно, что день его рождения – 17 (29) сентября – почти совпадал с днем рождения героя нашего исследования (16 (28) сентября), а умер Скобелев в 1882 году – в год рождения Александра Кутепова. Скобелева называли «белым генералом» за то, что он выезжал на белом коне, в белом кителе и белой фуражке, представляя отличную мишень для противника. Личным примером «белый генерал» приучал войска к храбрости. С увлечением читал об этом Александр Кутепов – будущий генерал Белой гвардии.

«Я сам так хотел быть военным, – рассказывал Александр Павлович, – что первое и настоящее огорчение я испытал, когда мои родители отдали меня в гимназию, а не в кадетский корпус».

Здесь возникает интересная мысль: желание стать военным появилось, видимо, еще при родном отце, который был личным дворянином и, быть может даже, военным, следовательно, как сын дворянина, Александр имел возможность поступить в кадетский корпус. И настоящее горе потери отца (не ранее 1890 года), особенно остро переживаемое в раннем детстве, в восемь лет соединилось с крушением мечты стать кадетом, ведь, как правило, в кадетские корпуса принимались дети дворян и офицеров. Усыновление, таким образом, возможно, помешало осуществлению мечты.

Весной 1894 года в Холмогорах у Кутеповых родилась дочь, о чем свидетельствует выявленная нами копия метрического свидетельства. В ней говорится: «…в метрической книге церкви Спасо-Преображенского Собора г. Холмогор Архангельской Епархии за 1894 год в первой части, о родившихся, под № 2 женского пола записано: родилась девятого Марта тысяча восемьсот девяносто четвертого года и крещена семнадцатого того же Марта тысяча восемьсот девяносто четвертого года Раиса… Восприемниками были: начальник Холмогорской местной Команды капитан Альвиан Леонтьевич Поплавский и священническая вдова Ефросиния Платоновна Кутепова».

Ефросинья Платоновна Кутепова, как видно, была выписана из Бузулукского уезда для помощи беременной супруге своего старшего сына, отца семейства, хотя по тем временам возраст у нее был уже немалым – 57 лет. А может быть, сын хотел поддержать больную мать, потому что по первой всеобщей переписи населения в январе 1897 года она в семье Павла Александровича Кутепова не значится, вероятно, к этому времени скончалась. Едва ли она вернулась обратно в Племянниково.

По возрасту Александр Кутепов мог поступить в гимназию летом 1893 года, но родители определили его на учебу лишь на следующий год. Кутеповы в начале 1893 года только переехали в Холмогоры к месту назначения по службе Павла Александровича – надо было обосноваться на новом месте, завязать знакомства. Отношения отчима с приемными детьми еще только выстраивались. К тому же поступать в гимназию без подготовки к приемным экзаменам было рискованно. Даже если бы его приняли в первый класс, ясно, что без базовых знаний учиться было бы трудно, ведь приготовительный класс Александр не посещал.

Сразу после смерти Константина Матвеевича Тимофеева Ольга Андреевна, всецело поглощенная заботой об устройстве будущего детей и своей личной жизни, одна решить вопрос об учебе своего старшего сына не могла. Когда в семье появился кормилец, Александр мог бы поступить в приготовительный класс, но гимназии в Холмогорах не было. Обучаться можно было в Архангельске. Однако большой семье Кутеповых не хватало средств. «Плата за обучение в Архангельской губернской гимназии с осени 1887 года по распоряжению Министра народного просвещения была установлена: 40 рублей в год в основных классах и 30 рублей в приготовительном классе».

Кроме того, двенадцатилетний Александр должен был бы в отрыве от родных один жить в Архангельске. Родители, возможно, тогда не были уверены в его подготовленности по основным дисциплинам. «По § 55 устава 1864 года в первый класс гимназии принимались дети, умеющие читать и писать по-русски, знающие главные молитвы и из арифметики – сложение, вычитание и таблицу умножения… с 15 января 1873 года открыт при гимназии приготовительный класс, курс которого по русскому языку соответствовал прежнему курсу этого предмета в первом классе». Взвесив все за и против, родители решили не определять Александра в гимназию в 1893 году и, не имея возможности нанимать репетиторов, сами готовили его к экзаменам на будущий год. Старшему брату приходилось помогать родителям воспитывать младших. Уже тогда заслужил он у них авторитет, как старший брат, как наставник и помощник. Борису было шесть лет, Сергею – четыре, а Андрею в июле исполнилось всего два года.

Летом 1894 года Александр Кутепов успешно сдал вступительные экзамены в первый класс Архангельской губернской гимназии, что показало его достаточную домашнюю подготовку. В приемном журнале учеников за 1894 год по вступительным экзаменам Александру Кутепову поставлены следующие оценки: Закон Божий – 3; русский язык – 3; арифметика – 4. 18 (30) августа 1894 года состоялось заседание педагогического совета гимназии. В протоколе заседания записано: «Рассмотрены были результаты приемных испытаний, коим подвергались дети, о приеме которых в 1-й класс гимназии поданы были прошения. Из 39 экзаменовавшихся удовлетворительно выдержали испытания 28, которые и зачислены в число учеников…». В списке принятых в 1-й класс значился и Александр Кутепов. Александру едва исполнилось двенадцать лет, когда сама жизнь заставила его учиться самостоятельно принимать решения.

О жизни Кутеповых в Холмогорах биографы генерала ничего не писали. Поэтому документы, полученные нами из Архангельского государственного архива, стали настоящим открытием. Адрес, где жили Кутеповы в Холмогорах, был нами установлен из переписного листа первой всероссийской переписи населения. Согласно этим документам, в январе 1897 года, когда проводилась перепись населения, семья Кутеповых занимала весь дом № 39 по Санкт-Петербургскому проспекту.

Жили Кутеповы скромно, прислуги держали – трех человек. Все они были из государственных крестьян. Сорокалетняя Жданова Екатерина Федоровна числилась кухаркой. Пятерых хозяйских детей помогала нянчить Юрьева Фивея Степановна, шестнадцати лет от роду, а четырнадцатилетний Коновалов Дмитрий Яковлевич работал по хозяйству «дворовым мужиком». Их невеликий возраст говорит о том, что содержать более опытную прислугу хозяева не имели финансовой возможности. Как видно из переписного листа, кормилицы для четырехмесячной Раисы не было, и Ольга Андреевна кормила ее сама.

Какими были отношения между хозяевами и прислугой? В каждой дворянской семье они складывались по-разному. Из бесед с внуком генерала Кутепова, Алексеем Павловичем, мы узнали, что отношения эти в семье Кутеповых всегда были теплые. Хорошо иллюстрирует это эпизод, описанный генералом в воспоминаниях о трагических событиях Февральской революции 1917 года: «На Николаевском мосту я встретил одного из моих братьев и младшую сестру, ждавших меня, чтобы предупредить, что мне необходимо немедленно уехать из Петрограда, так как после моего ухода из дома три раза приходили матросы, чтобы арестовать меня. Я вместе с ними пошел домой. Не доходя до дома, мы выслали мою сестру «на разведку»: не ждут ли меня на квартире «товарищи-матросы». Дома я застал в полной панике нашу старую прислугу Захаровну, умолявшую меня сейчас же уехать из Петрограда. Она все время приговаривала: «Ведь одни рожи их чего стоят. Отца родного убьют – не пожалеют, а уж вас и подавно». Особенно она была в претензии на одного матроса, укравшего у нее во время обыска пятнадцать фунтов сахара».

Александр Павлович вынес сердечность домашних отношений из годов своего детства. По рассказам его внука, вестовой Федоров, служивший у генерала со времен Гражданской войны, был фактически членом семьи. После гибели генерала Кутепова Федоров остался при его жене Лидии Давыдовне Кют.

Вернемся к описанию жизни семьи Кутеповых в Холмогорах.

В архивном фонде Архангельской духовной консистории в метрических книгах церкви Спасо-Преображенского холмогорского собора хранятся записи, свидетельствующие, что с 1895 по 1899 год Ольга Андреевна родила четверых детей, трое из них умерли в младенческом возрасте.

Ко времени отъезда Александра на учебу в Архангельск Ольга Андреевна опять ждала ребенка. А 5 (17) мая 1895 года у Кутеповых родился сын Николай. Крещен он был 21 мая (2 июня). Однако восьми с половиной месяцев от роду Николай Кутепов умер «от родимца» 17 (29) января 1896 года и был похоронен 19 (31) января на приходском кладбище при холмогорском соборе. В том же году 29 сентября (11 октября) у Кутеповых родилась дочь Александра. Еще через полтора года Кутеповых ожидало новое пополнение семьи. 20 марта (1 апреля) 1898 года у них родилась дочь Мария и была крещена 7 (19) апреля. Не прожив и четырех месяцев, Мария умерла «от родимца» 12 (24) июля. Похоронили ее 14 (26) июля на приходском кладбище холмогорского собора.

Интересно, что восприемниками (крестными) у новорожденных Кутеповых были люди, известные не только на уездном, но и на губернском уровне. Например, Николая и Александру крестили директор Архангельского технического училища инженер-технолог статский советник (что соответствовало пятому классу Табели о рангах) Павел Иванович Кусонский и Надежда Александровна Поплавская, жена капитана Холмогорской команды, а крестными Марии были холмогорский уездный исправник надворный советник Константин Христианович Ринек и жена уездного врача Зинаида Александровна Боброва. Круг общения Кутеповых – это: статский советник (чин соответствовал генеральскому), надворный советник (подполковнику), семейство врача. Как видно, Павел Александрович был человеком известным и уважаемым в холмогорском обществе.

В начале 1899 года Ольга Андреевна простудилась и тяжело заболела. Она была «в положении», состояние ее здоровья неуклонно ухудшалось. Вскоре простуда переросла в воспаление легких.

9 (21) апреля 1899 года у Кутеповых родилась девочка. В тот же день состоялось крещение, так как ребенок был слаб, опасались его смерти. Возможно, в память об умершей дочери родители (Кутеповы) назвали ее Марией. Восприемниками у новорожденной были старший врач по Архангельской губернии статский советник Иван Иванович Бобров и священническая вдова Таисия Александровна Попова. Девочка умерла 10 (22) апреля, прожив всего один день. Похоронили Марию 12 (24) апреля рядом с умершими ранее братом и сестрой.

На этом несчастья семьи Кутеповых не закончились. Состояние здоровья Ольги Андреевны с каждым днем становилось все хуже и хуже. Чувствуя недоброе, Павел Александрович сообщил о тяжелой болезни матери в Архангельск Александру, учившемуся тогда в пятом классе гимназии, и вызвал его в Холмогоры. Вот что пишет об этом поручик Критский: «14-ти лет Кутепова постигло тяжелое горе. Заболела его мать. Отец вызвал сына телеграммой, но своей матери бедный мальчик в живых не застал, она скончалась за несколько минут до его приезда. Умирала в полном сознании и, чувствуя конец, благословила вместо своего дорогого первенца – Сани – его портрет. Этот портрет всю жизнь был святыней Александра Павловича…»

Запись в метрической книге церкви Спасо-Преображенского холмогорского собора за 1899 год свидетельствует, что Ольга Андреевна Кутепова в возрасте 37 лет умерла 15 (27) апреля 1899 года «от воспаления легких». Исповедовал ее протоиерей Александр Иванович Васильев. Погребена Ольга Андреевна на приходском соборном кладбище, рядом с сыном и двумя дочерьми.

Вероятно, переезд в Холмогоры сказался на ее здоровье. Природа здешних мест значительно суровее, чем в Старой Руссе, на родине Ольги Андреевны, и чем в Слутке и Череповце, где она жила после окончания новгородской гимназии. Автору этой книги, родившемуся в Череповце, довелось служить «срочную» в Советской армии под Архангельском. Он хорошо помнит существенную разницу в климате. Короткое дождливое лето, долгая холодная зима, пронизывающие северные ветры.

Частые роды истощали силы Ольги Андреевны. Поэтому дети рождались слабыми, болезненными. Череда смертей младенцев подрывала здоровье матери, убивала горем. Эти страдания отнимали у Ольги Андреевны последние силы…

Александр приехал на похороны. Какие тяжкие мысли одолевали его, когда он стоял над могилой матери? В раннем детстве он потерял родного отца, теперь похоронил мать. Единственным советчиком, старшим другом стал для него отчим.

За год до смерти жены Павел Александрович Кутепов получил новое назначение. 4 (26) марта 1898 года приказом по корпусу лесничих за № 9 он должен был быть перемещен в Кулойское лесничество Архангельской губернии. Если взглянуть на карту, то маленький Кулой находится в окружении обширных болот, неподалеку от Вельска, в 350 километров по прямой от Холмогор. Из документов явствует, что Павел Александрович не был расположен к переезду на новое место службы в архангельскую глубинку. Конечно, основной причиной к тому послужили дела семейные. Припомним, что Кутеповы ждали очередного ребенка, Мария родилась 20 марта (1 апреля) 1898 года и умерла 12 (24) июля того же года «от родимца».

Ольга Андреевна была слаба, она едва оправилась от родов – и вдруг потеря ребенка. О каком переезде семьи могла идти речь? Ольга Андреевна его бы не перенесла. Вспомним, что у Кутеповых ко времени назначения Павла Александровича в Кулойское лесничество были две малолетние дочери: четырехлетняя Раиса и Александра – ей исполнилось всего полтора года. Кроме того, летом 1898 года предстояло определять в гимназию одиннадцатилетнего Бориса, приходилось заботиться и о девятилетнем Сергее. Четвертому пасынку П. А. Кутепова Андрею должно было быть тогда семь лет, однако после данных переписи населения в январе 1897 года дальнейших упоминаний о нем в архиве нами не обнаружено. Его смерть стала не последним скорбным событием в череде несчастий Кутеповых.

Павел Александрович уступил обстоятельствам и предпочел остаться в Холмогорах, так как в августе 1898 года стало ясно, что опять надо ждать прибавления в семье. В результате его хлопот назначение удалось отклонить. Но за этим 8 (21) ноября 1898 года последовало определение начальства: «причислен к Лесному Департаменту без содержания». Создалось катастрофическое материальное положение семьи. Именно с момента его отказа от назначения и пошли в дальнейшем неудачи по службе.

Летом 1898 года, вслед Александру, поехал учиться в Архангельскую губернскую гимназию Борис, а через два года в 1900 году и Сергей. Учебу детей надо было оплачивать. Попечение о них в Архангельске перекладывалось на плечи старшего сына Александра.

Постараемся представить себе сложившуюся ситуацию на момент поисков Павлом Александровичем нового места службы. Итак, 10 (22) апреля 1899 года, прожив всего один день, умерла дочь Мария, а 15 (27) апреля от воспаления легких скончалась Ольга Андреевна. Со смертью жены у Павла Александровича прибавились еще и бытовые заботы о семье. Двое пасынков, шестнадцатилетний Александр и одиннадцатилетний Борис, учились в Архангельске в отрыве от семьи. В Холмогорах при Павле Александровиче оставались девятилетний Сергей, пятилетняя Раиса и двухлетняя Александра. Еще один пасынок, Андрей, умер в период с января 1897 года, когда он значился в ведомости по переписи населения, до 8 (20) апреля 1899 года – даты выявленного нами послужного списка Павла Александровича, в котором Андрей уже не значился. Точную дату смерти Андрея нам установить не удалось.

Стремясь перебраться в Архангельск для объединения семьи, Павел Александрович должен был хлопотать о получении нового назначения уже не по корпусу лесничих, а в каком-нибудь другом ведомстве. Ведь после его отказа поехать в Кулойское лесничество ему не приходилось надеяться на получение нового хорошего назначения в лесном ведомстве – отказников не жаловали. Докладная записка Павла Александровича Кутепова, адресованная управляющему Архангельской казенной палатой, красноречиво говорит о сложном положении просителя: «Вследствие служебных и семейных обстоятельств, осмелюсь утруждать Ваше Превосходительство усерднейшей и почтительнейшей просьбой о назначении меня сверхштатным чиновником особых поручений при Казенной Палате, впредь до определения, по благоусмотрению Вашего Превосходительства, на одну из первых имеющих открыться вакансий».

Ясно, что без предварительных переговоров с кем-то из вышестоящих чиновников дело не обошлось. Хлопоты далеко не сразу увенчались успехом. Новому назначению предшествовала чиновничья переписка, вероятно, обычная для перевода в другое ведомство. Вот одно из таких писем, отправленное из канцелярии управляющего Архангельской казенной палатой: «Господину управляющему государственными имуществами Архангельской губернии. Бывший Холмогорский Лесничий, Титулярный Советник Павел Кутепов обратился ко мне с просьбою о назначении его сверхштатным чиновником особых поручений вверенной мне Казенной Палаты. Сообщая об этом, имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство уведомить меня, не встречается ли препятствий к определению вышеупомянутого Кутепова сверхштатным чиновником особых поручений вверенной мне Казенной Палаты и в утвердительном случае не отказать в присылке мне копии с формулярного о службе Кутепова списка». Наконец, более чем полугодовое пребывание «без содержания» завершилось для Павла Александровича назначением сначала 14 (26) апреля 1899 года сверхштатным чиновником особых поручений казенной палаты, а затем, с 1 (13) мая того же года, делопроизводителем Архангельского окружного акцизного управления.

Далее значилось, забежим вперед событий, – с 1 (13) сентября по 1 (13) ноября исправлял вакантную должность помощника окружного надзирателя 3-го участка. 13 (25) декабря 1899 года за выслугу лет произведен в коллежские асессоры (8-й класс). За упразднением Архангельского окружного акцизного управления 5(18) июля 1903 года назначен исполняющим должность старшего штатного контролера Архангельского акцизного управления с местожительством в Шенкурске. 29 сентября (12 октября) 1903 года уволен согласно прошению. Согласно прошению, приказом управляющего Архангельской казенной палатой от 14 (27) октября 1903 года определен помощником столоначальника казенной палаты с 1 (14) октября 1903 года, а с 19 декабря 1904 года (1 января 1905 года) поручено исправление должности столоначальника Казенной палаты.

Приказом архангельского губернатора переведен 1 (14) июля 1905 года на службу по ведомству Министерства внутренних дел с назначением младшим чиновником особых поручений при архангельском губернаторе.

С 2 (15) сентября 1905 года по 28 января (10 февраля) 1906 года по распоряжению губернатора был в командировке для исправления обязанностей чиновника по крестьянским делам 2-го участка Шенкурского уезда. Назначен чиновником на эту должность 28 января (10 февраля) 1906 года. 17 (30) марта 1907 года произведен за выслугу лет в надворные советники, стал чиновником VII класса.

В 1 (14) день января 1908 года «всемилостивейше пожалован орденом Станислава 3 степени».

Высочайшим приказом по гражданскому ведомству за № 75 назначен почетным мировым судьей Архангельской губернии на трехлетие с 1 (14) июля 1908 года. Это было самое большее, чего смог добиться на чиновничьей лестнице отчим Кутепова, хотя на государственную службу он поступил довольно рано – в 22 года. Как видно из послужного списка, путь его был не прост: перемещения, переезды. За этим просматривается и судьба семьи. А жениться смог он себе позволить только в 35 лет.

В сведениях об отпусках значится: с 15 (28) июня 1886 года на 27 дней и с 1 (14) августа по 1 (14) октября 1903 года – 88 дней за все 29 лет службы. Правда, это было нормой тогда в России…

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

4 × 4 =