О восстановлении захоронений Куликовых в Анашкино-Погост Холмогорского района (автор: Павел Вялых).

Многие из нас утратили, и по надуманным причинам не хотят восстанавливать свою семейную историю. Кому-то мешает нехватка времени, кому-то лень, а кто-то просто не видит смысла копаться в прошлом, где нет ничего интересного: «Да разве это история — были обычными неграмотными крестьянами, жили в деревне».

Но каждому уважающему себя человеку полезно знать и понимать историю своих предков. Правы были Михаил Ломоносов и Лев Толстой, когда говорили: «Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего», а «Страна, забывшая свою культуру, историю, традиции и национальных героев, обречена на вымирание».

Сейчас активно восстанавливается память героев Великой Отечественной войны, создан большой объем электронных и печатных источников по истории героев Первой Мировой войны, но российская история — это не только войны, но и столетия добросовестного кропотливого труда тысяч наших земляков на благо Отечества.

К примеру, многие ли туристы из Архангельска, прогуливаясь по улицам Петербурга, знают, что к значительной части его прекрасных архитектурных строений была приложена намозоленная рука их дальних предков, а некоторые доходные дома, расположенные в самом центре Петербурга, и вовсе были построены на средства холмогорских крестьян, и принадлежали им.

Сегодня хочу поблагодарить жителей села Анашкино-Погост, которым не наплевать на историю своей малой родины, и которые стараются по крупицам собрать и сохранить ее для потомков.

Несколько лет назад я задался целью отыскать место захоронения своего прапрадеда Семена Ивановича Куликова, о котором на тот момент не знал ровным счетом ничего.

В беседах с дальними родственниками, с профессиональным генеалогом по Архангельской области Павлом Лобановым и с помощью соцсетей удалось выяснить, что прапрадед был похоронен в церковной ограде Курейско-Сретенского храма, находящегося по сей день в деревне Погост, ранее входившей в состав села Курья Холмогорского района Архангельской области.

Я поделился с жительницами этого села Татьяной Яковлевной Алешиной и Татьяной Геннадьевной Корельской мыслью о восстановлении могилы на основании имеющейся копии метрической записи о месте захоронения. И они помогли мне связаться со священником Александром Аншуковым.

С горечью раз за разом я прокручивал в памяти слова местных жителей о разорении небольшого кладбища при церкви. В советское время храм был клубом, рядом лежали надгробия, но никто не обращал на них внимания. И если прежде захоронение в церковной ограде считалось честью и признанием заслуг усопшего перед обществом и церковью (в случае захоронения мирян, так как по общему правилу при церкви дозволялось хоронить только духовенство), то в советский период былые заслуги были помножены на ноль, а память о людях, вкладывавших душу и силы в развитие своей малой родины оказалась попросту поругана невежеством и незнанием истории.

Дошло до того, что особо предприимчивые жители по принципу чего добру пропадать и вовсе растащили надгробия для фундаментов бань и полов в погребах. Ну, Бог им судья.

Раз за разом я пытался представить, как могли бы выглядеть эти надгробия, что именно могло быть на них написано, но картинка восстановленной могилы предка никак не складывалась в голове.

Но произошло маленькое чудо — написала Татьяна Алешина и сообщила о разговоре с одним из сельчан Игорем Михайловичем Потошиным, который знает, где находится одна плита, вероятнее всего принадлежавшая Куликову.

Говорить, что я обрадовался – это ничего не сказать, эмоции зашкаливали, но надо было ждать результатов поисковой экспедиции Т. Алешиной и Т. Корельской.

Пока искали первую плиту, Андрей Павлович Кузнецов нашел и вторую. Ощущение было такое, будто помогли сами предки. В итоге обнаружились надгробия отца моего прапрадеда Ивана Васильевича Куликова и его старшего сына, брата прапрадеда, Осипа Куликова.

Обе плиты были отмыты и перевезены к алтарной части церкви, где на тот момент уже стояли два креста.

Первый был установлен священником А. Аншуковым в память обо всех захороненных у Курейского храма, и по сути это общий памятник всем жителям Курьи, чьи захоронения оказались утраченными.

Второй крест установлен в память о дьяконе Курейско-Сретенского храма Николае Федоровиче Носове, 1830 г. р., происходившего из семьи потомственных священников Архангельской губернии. Его дед Константин Кузьмич Носов* был благочинным города Архангельска. Кроме основного служения Николай Федорович по совместительству безвозмездно трудился учителем пения в Курейской школе. Жил семьей на первом этаже в двухэтажном здании училища. Умер в 1892 году, был похоронен при церкви.

Мы посоветовались со священником, и вместе решили поставить третий крест, чтобы они образовывали треугольник на месте стертого кладбища, а по бокам нового креста положить на постамент обе найденные плиты.

Вытаскивали, отмывали и грузили их Андрей Павлович Кузнецов и Виктор Самодов, перевозил Алексей Егорович Самодов, подвозил камень Виктор Анатольевич Целиков, устанавливали крест и надгробия Антон и Алексей Алешины с Михаилом Темкиным.

К сожалению, Александр Аншуков не справился с болезнью и ушел от нас, но я очень рад знакомству с ним. Он с радостью откликнулся на мои попытки восстановить память предков, с удовольствием провел экскурсию по Курейскому храму и подарил ценные копии описи церковного имущества при передаче его советской власти, со списком жителей прихода, не отказавшихся от православной веры.

Отец Александр с любовью говорил о сосенках, высаженных рядом с храмом, о сложностях с проведением ремонтных работ, хотя церковь признана памятником культуры, о разрушившейся церковной ограде… Светлая ему память!

Хочу обратиться к жителям села Курья, а также к приезжающим туда на летний отдых дачникам, имевшим в Курье родственников. Сегодня храм Космы и Дамиана является единственным в селе историческим сооружением. Можно по-разному относиться к церкви, быть верующим или атеистом, но мы же знаем, что раньше церкви строили всем миром на средства приходов и руками местных умельцев мужиков. А значит и уцелевший старый храм – не просто памятник религиозной культуры, но в первую очередь памятник нашим прадедам и прабабушкам – всем, кто там жил и построил его.

Это место, где проходили сельские сборы, обсуждались важные вопросы, крестились, венчались и отпевались буквально все наши предки. И очень бы хотелось, чтобы память о них жила в поколениях, а место памяти было благоустроено.

По мере сбора информации появляются все новые и новые сведения, фотографии, статьи и очерки, связанные с дореволюционной историей Русского Севера, а также о Курье и курейцах. Я живу в Петербурге, много путешествую по России, и вижу, как при многих храмах РПЦ сейчас создаются маленькие краеведческие музеи и выставки. Например, недавно видел такой в Сийском монастыре, и на Соловках.

В бывших помещениях сторожки и библиотеки Курейской церкви тоже можно было бы организовать небольшую постоянную выставку силами местных жителей в рамках развития музея дореволюционной истории Холмогорского уезда.

Это дало бы возможность приходу участвовать в конкурсах и грантах, восстановить церковную ограду и близкий к первоначальному облик храма, оборудовать в нем отопление, которого сейчас нет. Возможно, в итоге бы вырос интерес местного населения к истории предков, а заодно и к туристической привлекательности района.

Еще раз огромная благодарность Татьяне Алешиной, Татьяне Корельской, Андрею Кузнецову, Алексею и Виктору Самодовым, Антону и Алексею Алешиным, Михаилу Темкину, Игорю Потошину, Виктору Целикову. С помощью этих замечательных людей я смог реализовать задуманное и восстановить место захоронения своего прапрадеда.

* Носов Константин Кузьмич (+1848, Архангельск, город. кладбище. – Опис. Церквей Арханг. Епархии, И., 96), — священник, служивший с 1783.10.14 [Шереметевский В. Русск. Провинц. Некрополь. Т. 1. М., 1914 ], был благочинным города Архангельска.

Связаться с автором: Павел Вялых

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

9 − 8 =