Боевые дельфины на страже СССР. 168-й научно-исследовательский центр ТОФ.

Боевые морские животные — морские животные, обученные в военных целях.

Военные структуры Соединенных Штатов и СССР обучали океанических дельфинов и морских животных для нескольких задач, например: для обнаружения подводных мин, защиты гаваней, нахождения боевых пловцов противника, поиск и уничтожение подводных лодок, несения специальной аппаратуры и оборудования и т.д. В общем, различные операции защитной, диверсионной, противодиверсионной и морской разведывательной деятельностей.

Использовать умных морских млекопитающих в военных целях предлагал ещё в середине XIX века гениальный шведский изобретатель — самоучка Эммануил Нобель, отец знаменитого учредителя Нобелевской премии Альфреда Нобеля. Весной 1915 года известный цирковой дрессировщик Владимир Дуров предложил командованию Российского императорского флота свои услуги по обучению дельфинов и сивучей для борьбы с немецкими подводными лодками на театре боевых действия Первой Мировой войны. Был даже организован специальный секретный морской полигон в Балаклавской бухте, где было 20 дельфинов и сивучей. Но в результате диверсии они были отравлены, новых денег на новый состав и обучение животных не нашлось, а затем последовал 1917 год. На десятилетия об идее было забыто. Интенсивное изучение морских млекопитающих началось во второй половине 1950-ых годов. 

В качестве боевых морских животных использовали, как правило, различные виды зубатых китов (бутылконосые дельфины, афалины, белухи, касатки, гринды) и некоторые другие животные — морские львы, тюлени, сивучи, моржи… 

В 1965 году ВМФ СССР создал научно-исследовательский центр на побережье Чёрного моря, который изучал военное использование морских млекопитающих. Центр работал в Казачьей бухте, в районе Севастополя — военный дельфинарий ВМФ СССР, также 184 НИЭБ ВМФ (в/ч 13132, включая Океанариум) — работа с морскими животными, эксплуатация биотехнических систем.Подчинялся этот центр научно-исследовательскому центру МО СССР, находившемуся в Ленинграде/Санкт-Петербурге, имея филиалы в Севастополе и на ТОФе. Хотели создать подобный центр и на Северном флоте (в Мурманске).

После успешного начала работы севастопольского учебно-тренировочного комплекса такой же появился и на Тихоокеанском флоте — 168 НИЦ ТОФ (168-й научно-исследовательский центр ТОФ), основанный в 1980 году на берегу бухты Витязь. 

Старые фотографии ещё действующего 168-го НИЦ ТОФ, найденные в интернете в статье радиофизика-водолаза А. С. Третьякова.

В советское время активно развивались различные виды морского вооружения, строились корабли и подводные лодки, береговые морские базы, создавались подразделения боевых пловцов, проводилось множество исследований, в том числе и способностей морских млекопитающих, которых можно было бы применять для защиты Родины.

Так после успешного создания первого учебно-тренировочного комплекса подготовки боевых морских млекопитающих на Черноморском флоте в Севастополе, в конце 1970-х гг. было принято решение и о создании такого же исследовательского центра на Тихом океане, местом дислокации океанариума которого выбрали бухту Витязь в Хасанском районе Приморского края.

И уже в 1980 г. под руководством доктора наук капитана первого ранга Б. А. Журида был создан 168-й Научно-Исследовательский Центр базы Тихоокеанского флота.

Тогда при поддержке учёных ТИНРО на западном берегу бухты Витязь была организована первая площадка 168-го НИЦ ТОФ, представлявшая собой отгороженный сетями участок бухты, которые протянули от берега к стоявшей в воде полузатонувшей зверобойной шхуне «Ларга», где содержались проходившие акклиматизацию после перемещения в низкие широты подопытные зубатые киты-белухи из семейства нарваловых.

Вообще в бухте стояло пять старых деревянных зверобойных шхун с названиями «Белёк», «Ларга», «Воямполка», «Лахтак» и «Крылатка». Все они были построены в Финляндии и использовались на Сахалине для охоты на морских животных, а отслужив свой срок доставлены в бухту Витязь и достались 168-му НИЦ ТОФ.

На протяжении последующих семи лет с белухами проводились различные тренировки и изучения их способностей для использования в военных целях, но этот вид китов оказался малопригодным для этого.

Старые фотографии ещё действующего 168-го НИЦ ТОФ, найденные в интернете в статье радиофизика-водолаза А. С. Третьякова.

И в 1987 г. 168-й НИЦ ТОФ был передан чисто в ведение военных, став именоваться 53-м Специальным Центром Военно-Морского Флота в.ч. 62727, после чего было принято решение переместить исследовательскую площадку на противоположный восточный берег бухты, а содержащихся на первой площадке белух передать Владивостокскому дельфинарию.

Тогда на новом месте организовали отгороженный сетями участок у стоявшей на берегу другой зверобойной шхуны «Белек», где зимовали белухи в так называемых «клетях», а для содержания более теплолюбивых морских млекопитающих в зимнее время типа дельфинов-афалин, на берегу был организован более капитальный объект в виде радиопрозрачного укрытия от локатора, в котором построили зимние бассейны со смотровыми окнами для наблюдения и вышкой дрессировщика.

Но афалины плохого приживались в местном климате и тогда 53-й спеццентр ВМФ начал изучать способности ещё и местных Дальневосточных морских млекопитающих, таких как ларги, тюлени, морские котики, сивучи и каланы.

Программа тренировок морских млекопитающих включала в себя обнаружение различных подводных целей от диверсантов до подводных лодок, обследование глубоководных трубопроводов и кабелей на наличие посторонних предметов и мониторинга экологически опасных объектов.

Старые фотографии ещё действующего 168-го НИЦ ТОФ, найденные в интернете в статье радиофизика-водолаза А. С. Третьякова.

К слову 168-й НИЦ ТОФ занимался и научными исследованиями в областях геологии, биологии и океанографии, для которых у института был собственный двухместный глубоководный аппарат «Шельф», построенный в Дальневосточном университете и способный погружаться на глубины до 300 метров.

Ну а после распада Советского Союза на содержание военного дельфинария стало выделяться всё меньше средств и программу исследований начали сворачивать.

В то время 53-й спеццентр было решено преобразовать в Биологическую Станцию Тихоокеанского флота, которая продолжила работу, но уже совместно с институтом экологии и эволюции им. Северцева. С тех пор животных здесь стали готовить для более мирных целей, необходимых для решения экологических проблем по очистке моря и других чрезвычайных ситуаций в море.

Так помимо обследования глубоководных коммуникаций и мониторинга экологически опасных объектов, животных стали готовить к выявлению радиационных загрязнений морского дна с подводной съёмкой, а также поиску затонувших подводных лодок и глубоководному сбору проб грунта.

К слову 168-й НИЦ ТОФ занимался и научными исследованиями в областях геологии, биологии и океанографии, для которых у института был собственный двухместный глубоководный аппарат «Шельф», построенный в Дальневосточном университете и способный погружаться на глубины до 300 метров.

Ну а после распада Советского Союза на содержание военного дельфинария стало выделяться всё меньше средств и программу исследований начали сворачивать.

В то время 53-й спеццентр было решено преобразовать в Биологическую Станцию Тихоокеанского флота, которая продолжила работу, но уже совместно с институтом экологии и эволюции им. Северцева. С тех пор животных здесь стали готовить для более мирных целей, необходимых для решения экологических проблем по очистке моря и других чрезвычайных ситуаций в море.

Так помимо обследования глубоководных коммуникаций и мониторинга экологически опасных объектов, животных стали готовить к выявлению радиационных загрязнений морского дна с подводной съёмкой, а также поиску затонувших подводных лодок и глубоководному сбору проб грунта.

Источник: https://dzen.ru/dv_destroy

Вам может также понравиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × два =