Каролинеры: золотой век шведской армии.

На рубеже XVII и XVIII веков в военном деле реформы проходили с частотой, недостижимой прежним эпохам. Именно в том временном отрезке были заложены основополагающие принципы организации и управления армий, сражавшихся даже на полях последних мировых войн. Основа оказалась крепкой и востребованной.

Процесс эволюции военной мысли не отличался равномерностью и монолитностью. Так что некоторые решения, выходившие волею судеб на вершину топа, мягко говоря, не всегда отличались передовой окраской. Часто в ход шли довольно архаичные и спорные схемы, которые оправдывало только то, что они оказывались частью крепко продуманного комплекса и прочно сидели в принятых рамках.

Шведы в битве при Нарве, 1700 год

В 1679 году Карл XI Шведский затеял масштабные реформы в своем государстве, позволившие ему занять передовые позиции в мировом рейтинге. Новшества касались всех сфер: от торговли до организации университетской жизни. Понятно, что армия в стороне оставаться никак не могла. И ей, помимо прочего, в 1680 году достался особый экспедиционный корпус, ориентированный на активный способ ведения боевых действий. И во многом это был передовой опыт.

Прежде всего это была полностью профессиональная боевая единица, в организации которой явно чувствовалось влияние Древнего Рима – по окончанию службы каждому уцелевшему ветерану полагался дом с садовым участком. А основным поставщиком рекрутов выступили фермерские хозяйства. Таким образом в армии оказались (с учетом подконтрольной тогда Финляндии) 25 тысяч пехоты и 11 тысяч всадников – весьма прилично по тем временам. А учитывая уровень подготовки и новизны уставов, то такая армия вообще не имела себе равных. По крайней мере, до тех пор, пока сын реформатора не столкнулся в полях под Полтавой с новой полководческой звездой – Петром I.

Атака каролинеров

Особенностью армии шведов была ее острая ориентированность на наступление и полное неумение проводить отступление. Такой своеобразный прообраз блицкрига будущего. В крайнем случае, уставами разрешалось играть от обороны, чтобы потом перейти снова в наступление. Иного шаблона просто не предусматривалось – армия, согласно наставлениям античных теоретиков, должна была выиграть, еще не вступив в бой – своей решимостью и настроенностью на победу.

При всем внимании Карлов (сын и отец были Карлами и отличались в титулах только числительными – XI и XII) к артиллерийскому делу насыщение полевой армии огнестрельным оружием было минимальным. Что диктовалось разработанной тактикой, имевшей точные теоретические обоснования.

В то время войска в генеральные сражения вводились побатальонно. Также предписывалось и маневрировать. Однако в этом крылась уязвимость схемы, ее неповоротливость – причина в несовершенстве тогдашних мушкетов – малая эффективная дальность и медленная перезарядка. Стрелять приходилось поочередно. Одна шеренга стреляет, вторая готовится, третья заряжает и так далее. Как только приходилось открывать пальбу, вся эта наступающая масса замирала на месте. Соответственно, войска в этот момент оказывались уязвимыми для артиллерийского огня, да и время придумать контрмеру против наступления тоже оставалось.

Шведская пехота в Северной войне

Более-менее эффективно стрелять получалось шагов на 100 – 70. На больших дистанциях выходило совсем бесполезно – даже учитывая концентрацию огня. Поэтому многое в исходе сражения зависело именно от этих шагов, предваряющих рукопашную схватку.

Карл поступил просто. Раз ружья такие медлительные и неточные, ставку на них делать не стоит. Это, скорее, элемент обороны. А для наступления пехотной колонны вполне хватит пары залпов. Зато причины останавливаться у солдат не будет. Следовательно, драка начнется быстрее, что-то предпринять у противника просто не останется времени.

Марш смерти.

В результате треть батальона вообще лишалась огнестрельного оружия и вооружалась пиками, как в эпоху испанских терций. Остальной личный состав больше тренировали в штыковом ударе и приемах фехтования шпагой. И натаскивали в скорости построения – маневр и натиск решали все, стрелять предписывалось только наверняка, в упор.

При соответствующей выучке и высоком боевом духе (вместо победных маршей в атаке часто распевались религиозные гимны) такая тактика творила чудеса – армия шведского короля считалась лучшей в мире. Многочисленные победы то подтверждают. Но именно такая односторонняя ориентированность и оказалась причиной падения каролинеров. И последний норвежский поход Карла XII в 1718 году (известный как «марш смерти») привел не только к его нелепой гибели от пуговицы, заряженной вместо пули, но и закату каролинской пехоты.

Вам может также понравиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь + 1 =