«Служитель к общественному благу». Степан Матвеевич Негодяев-Кочнев.

«Я весьма доволен своей работой, за большим доходом не гонюсь, мастерство свое ни за какие деньги не продам. Я русский человек и работаю не только для себя, а и для Отчизны своей»

С. М. Негодяев-Кочнев

«Должно отдать справедливость искусству мастера мореходных судов… Степана Кочнева, строившего сии суда, который… прочною с особливым искусством постройкой многих наших судов… снискал в чужих краях ласкательное доверие»

«Московские ведомости» 1783 год № 54

Остров, где родился М. В. Ломоносов, назывался в старинных грамотах Великим. На нѐм разместились две волости –  Куростровская и Ровдогорская. Позже он стал называться Куростров.

На противоположной стороне Курострова (западный берег небольшого озера Колье у деревни Даниловской) находится Кочневский борок около 250 саженей в окружности, 45 саженей в поперечнике и 2,5 сажени высотою. Он был назван так в честь известного корабельного мастера Беломорского Севера С. М. Негодяева-Кочнева, имевшего здесь в последней четверти XVIII– начале XIX века верфь. Здесь, по словам современников, «Кочнев до глубокой старости деятельно занимался судостроением». Он был известен Ломоносову и пользовался расположением своего знаменитого земляка, который любил его за сметливость и понятливость.

Известный корабельный мастер Беломорского Севера Степан Матвеевич (Тимофеевич) Негодяев (вторую часть фамилии Кочнев получил позднее и называл ее «приватной») родился в деревне Даниловской Ровдогорской волости Двинского уезда (с 1780 года эта территория вошла в состав Холмогорского уезда). Работоспособный, одаренный от природы, наделенный смекалкой, Степан Матвеевич учился корабельному делу у отца. Отец Матвей Гаврилович был черносошным крестьянином, но считался довольно образованным человеком, говорил по-английски и занимался судостроением.

Степан Матвеевич начинал работать на верфи Бажениных плотником. Потом, благодаря природному таланту и огромной старательности, стал корабельным мастером. На Вавчугской верфи у купцов Бажениных корабельным мастером он работает с 1770 по 1790 гг. За 1781–1784 гг. Степан Матвеевич построил для английских купцов 12 торговых кораблей. Созданные по чертежам С. М. Кочнева суда были исключительно прочны и легки, имели красивую форму и удобную внутреннюю отделку, отличались дешевизной, прочностью, чистотой форм и плавучестью. Вот что писали об этом в 1787 году «Московские ведомости»: «В находящейся верфи мастер мореходных ластовых судов Кочнев, которые в последние между морских держав войной, прошли с особым искусством, постройкой многих судов на счет иностранных, снискав в чужих краях ласкательное весьма Доверие. Так что иностранные купцы всегда заключают по судостроительному предмету предписания, чтобы корабль был строен Кочневым, как равномерно и за построенные Кочневым за вольную на продажу охотно дают лишнюю плату».

Слава о С. М. Кочневе дошла и до столицы. Председатель Адмиралтейств-коллегии граф Чернышев даже сделал запрос в Архангельск в отношении этого мастера и получил весьма любопытный ответ: «Помянутый Кочнев почитается здесь в знании 60 строения купеческих судов исправным мастером… все те суда, кои в бытность мою здесь им построены, видел, и осматривал, которые сделаны были хорошим и прочным мастерством. Строитель же оных Кочнев, сколько мне известно, поведения хорошего, да и прежде показанного времени он в разных местах не малое число страивал же, токмо под смотрением присылаемых тиммерманов, а другие по чертежам присылаемым же. А напоследок 12-ти судам по большей части чертежи сделал сам…». Мусин-Пушкин признал Степана Матвеевича «честным и искусным корабельным мастером». Получив столь лестную характеристику на Степана Кочнева, председатель Адмиралтейств-коллегии дал указание пригласить архангельского мастера работать на петербургских верфях. Но Кочнев от этой «чести» отказался. Он понимал, что, получив звание столичного мастера, потеряет главное – самостоятельность.

В архивных источниках сохранились документы о спуске со стапелей кочневской верфи четырех судов, в том числе галиота «Иоганес Кристемус», позднее переименованного в «Александр Первый».

Слава о С. М. Кочневе перешагнула пределы России. О нем знали морские державы, фирмы которых заказывали на Вавчугской верфи суда с непременным условием, чтобы их строил С. М. Кочнев. За кочневские суда и платили дороже. За свое мастерство Кочнев получал с каждого построенного им судна по 400 рублей. За постройку многих торговых судов Степан Кочнев получал денежные премии и похвальные аттестаты. Английские фирмы пытались переманить к себе русского умельца, сулили ему почет и материальное благополучие, но Степан Матвеевич с гордостью отвечал: «Я русский человек и работаю не только для себя, а и для Отчизны своей».

Степан Кочнев мечтал создать корабельную верфь типа купеческой и строить более крупные суда, мечтал построить артельную верфь, которая снабжала бы поморов судами доступной стоимости. Но в высоких инстанциях корабельному мастеру ответили отказом.

До глубокой старости занимался Степан Матвеевич кораблестроением. Признанием его заслуг было награждение золотой медалью Вольного экономического общества, членом которого он являлся с 1804 года. В 1805 году С. М. Негодяев стал инициатором открытия у себя на родине первой сельской школы и содержал еѐ за свой счѐт. Будучи человеком образованным, знающим иностранный язык, большой любитель книг и почитатель великого земляка М. В. Ломоносова, он всѐ делал, чтобы его сельчане были грамотными людьми. Его интересовала жизнь и деятельность Михаила Васильевича Ломоносова. Он собирал документы, связанные с его биографией и на основе их создал одну из первых биографий 61 учѐного, его жизни на родине. Им была составлена карта «Примерного плана города Холмогоры и ближайших волостей островов с расчленением реки Двины».

Степан Матвеевич оказывал помощь в научной работе историку В. В. Крестинину, географам И. И. Лепехину, И. Я Озерецковскому и, конечно, М. В. Ломоносову. Он вспоминал, что «посылал неоднократно Ломоносову камни и пески с родных рек и гор». В 1828 году Ровдогорскую волость посетил известный писатель П. П. Свиньин. Он записал рассказы Кочнева о молодом Ломоносове, Федоте Шубине и Дудиных. В своих записках П. П. Свиньин «холмогорской округи поселянина, партикулярных судов корабельного строителя или корабельного мастера Степана Негодяева-Кочнева», почитателя великого Ломоносова, любителя книг и поборника просвещения называл «новым Кулибиным».

«Кочнев, – отметил современник, – до глубокой старости деятельно занимался кораблестроением». Он умер 17 декабря 1828 года. Погребен при церкви. С его смертью верфь у деревни Даниловской на Кочневском борке прекратила свое существование.

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

16 − пятнадцать =