Северный Иван Сусанин: историки до сих пор спорят о подвиге Ивана Рябова

В 1701-м от причала Николо-Корельского монастыря на побережье Белого моря (ныне Северодвинск, Архангельская область) отошла рыбацкая лодья. Возглавлял артель в количестве 27 покручеников (наемных рыбаков) будущий национальный герой России Иван Ермолаев по прозванию Ряб. Под этим именем-прозвищем он вошел в историю России и стал известным, благодаря роману Юрия Германа «Россия молодая» и одноименному телевизионному фильму. Мало кто знает, что настоящая фамилия героя не Рябов, а Седунов, а родом он был из древнего поморского села Мудьюга, что стояло на Зимнем берегу Белого моря.

Сегодня мы публикуем документальный очерк журналиста и краеведа Альберта Семьина, посвященный подвигу и судьбе Ивана Седунова (Рябова). Этот очерк в числе других предполагается включить в книгу «Мореходы Зимнего берега», которую подготовили к печати Г.Н. Бурков, Г.П. Попов и А.А. Семьин.

Беспахотный бобылёк

Более трехсот лет прошло со дня первого в истории России победоносного морского сражения со шведскими интервентами в июне 1701 года под Архангельском, а историки и краеведы до сих пор спорят о том, был ли вообще такой герой Иван Рябов. А если и был, то кто он: герой или предатель?

Архангельский историк Николай Коньков обнаружил в Центральном государственном архиве древних актов и опубликовал в сборнике «Летопись Севера» уникальный документ: «Расспросная двинского бобылька Ивана Ермолина сына Седунова». Этот документ вместе с сопроводительной запиской архангельского воеводы князя А.П. Прозоровского в июне 1701 года был направлен лично императору Петру I. Из документа следует, что подлинная фамилия национального героя России — Седунов, по отчеству Ермолаевич, и что родом он Двинского уезда, Низовского стану, волости Мудьюжской.

Указано и социальное положение героя: «беспахотный бобылек», то есть холостяк, не имеющий своей земли. «А живучи-де он, Ивашко, в тое Мудьюжской волости, кормился всякими морскими отъезжими промыслами». Вероятно, был он и промысловым охотником, весьма удачливым при добыче рябчиков, или «рябов», как говорили поморы (их во множестве ловили и в замороженном виде возами переправляли в Москву и Петербург). Отсюда и деревенское прозвище — Иван Ряб (Рябов).

Резкий поворот

Резкий поворот в судьбе Ивана Седунова произошел летом 1701 года. Из сохранившихся архивных документов установлено, что, не имея собственных орудий лова рыбы в море, нанимался покручеником в рыболовецкую артель Николо-Корельского монастыря, который и ныне стоит под городом Северодвинском. В упомянутой «расспросной» Седунов утверждал, что «в нынешнем-де 1701 году в мае месяце, покрутясь он, Ивашко, Никольского Корельского монастыря у игумена з братиею на промышленную их мурманскую лодью идти с работными людьми с покрученика кормщиком на мурманской рыбей палтусий и тресковый промыслы».

Трудно представить, что в канун войны со шведами целая артель смогла свободно, невзирая на запрет царского указа, выйти в море мимо таможни и сторожевых постов незамеченной. Можно предположить, что выход в море был санкционирован архиепископом Холмогорским и Важским Афанасием, который по личному поручению царя занимался строительством Новодвинской цитадели и других оборонительных сооружений.

Идучи морем…

Некоторые источники утверждают, что Петр I узнал о намерениях шведского короля Карла XII идти войной на Россию от голландских купцов, ходивших с товарами в Архангельск. Именно Ивану Ермолаевичу Седунову как опытному мореходу доверили идти в разведку в море для встречи неприятеля, назначив его кормщиком, то есть старшим. Иван Ермолаевич к выходу в море всегда готовился загодя и основательно. В приходо-расходной книге Николо-Корельского монастыря сохранилась запись о том, что в октябре 1700 года «дано на дорогу кормщику Ивану Рябу 8 денег».

События июня 1701 года описаны со слов Ивана Седунова в «расспросной» от 26 июня 1701 года: «И, идучи морем, до острова Сосковца дошел. И у того острова за противными (неблагоприятными — авт.) морскими погодами в становищи он, Ивашко, с работными людьми на той лодье стоял трое суток. И в третьи еде сутки июня в 15 день в середи дня увидели он, Ивашко, с товаращи-покрученики: далече в море корованом идут семь кораблей больших и малых. И нашед на них, Ивашка с покрученики на лодью их с моря с коровану небольшой корабль с шнякою к лодьи их пришел. И вышед с корабля, в двух шняках на лодьи к ним приехади с ружьем, и, взяв палки, учали их бить и говорили, чтоб они на лодьи здняв парус и шли с кораблем их, в котором к ним пришли вместе в корован».

Уничтожить торговлю

0 том, что было дальше, широко известно из книг Евгения Богданова «Лодейный кормщик», Юрия Германа «Россия молодая» и телевизионного фильма «Россия молодая», в котором роль Ивана Рябова (Седунова) сыграл известный народный артист России — Борис Невзоров.

Высокую оценку жизни и подвигу Ивана Ермолаевича Седунова дал доктор исторических наук, ведущий сотрудник Санкт-Петербургского филиала Института российской истории РАН Юрий Беспятых: незначительный по своим масштабам бой, состоявшийся в самом начале Северной войны, во многом определил её ход и победный для России исход. Поскольку военные действия практически парализовали сухопутную международную торговлю, Архангельск был единственным портом страны, через который шел интенсивный товарообмен с купцами многих стран, то лишь через него Россия могла получать для ведения войны товары, прежде всего боеприпасы, военное снаряжение, ткани для пошива обмундирования и другое… Шведская эскадра имела целью уничтожить архангельскую торговлю, засорив судоходное Березовское устье Северной Двины, и разорить город и порт.

Следовательно, победное сражение при Новодвинской крепости фактически стало судьбоносным для всей России, оно спасло страну… Успех защитников города обеспечил Иван Рябов (Седунов), посадивший на мель два шведских корабля и совершивший тем самым выдающийся подвиг… Ивана Рябова иногда называют северным Сусаниным. Однако в моих глазах заслуга перед Отечеством лодейного кормщика исторически важнее.

Инфо http://nworker.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.