Северная Двина (из книги Северо-Двинская флотилия 1918–1919 гг.)

Река Северная Двина образуется у Шабуранского острова из слияния при городе Великом Устюге рек Сухоны и Юга и, протекши по Вологодской и Архангельской губерниям 872 версты, впадает в Двинскую губу Белого моря в 40 верстах ниже г. Архангельска. Речная область Северной Двины простирается до 330 000 тыс. кв. верст и представляет собой большею частью равнину, покрытую лесом и болотами и пересеченную большим числом рек системы Северной Двины. Падение Северной Двины: для всего ее течения составляет всего 0,47 сажени на 1 версту.

Берега. На своем протяжении Северная Двина имеет довольно высокие берега, частью покрытые сосновым и еловым лесом. Местами берега обрывисты, и высота их иногда доходит до 5–6 саженей. Вдоль всей реки расположены деревни на сравнительно близком расстоянии друг от друга (иногда 2–3 версты). Берега местами приглубые, дающие возможность приставать пароходам. Масса ручьев и речек впадает с обеих сторон в Северную Двину, образуя глубокие овраги. Вдоль берегов тянутся и открытые возделанные поля, группируясь вокруг деревень и образуя узкие полосы, разделенные площадями лесов. Вдоль левого берега Северной Двины проходит большой тракт с телеграфной линией (в районе от устья Ваги до Красноборска), на правом же в этом районе (бывшем ареной военных операций как в 1918, так и в 1919 гг.) имеются лишь проселочные дороги. В глубь лесных пространств от этих дорог отходит лишь незначительное число лесных просек и троп, к тому же часто пересекаемых болотами. Все это делает береговой район труднопроходимым.

Река. Обыкновенная высота воды на перекатах — 6 четвертей. Весенние воды достигают высоты в 17–18 четвертей; осенние — от 10 до 15. Ширина реки на плесах до 400 саженей; в узкостях — 20–30 саженей. Фарватер реки идет попеременно то вдоль одного, то вдоль другого берега и иногда имеет крутые повороты. Скорость течения — 5 верст в час, во время половодья в узкостях повышающаяся до 7–8 верст.

Как видно из доклада по штабу Военного Совета Северного фронта, к октябрю 1918 года фарватер был еще очень хорошо обставлен баканами, зажигавшимися в темное время суток. Во всяком случае в этот период (т.е. через 2–3 месяца после начала военных действий на реке) еще было возможно безопасное речное плавание и ночью.

В широких местах река изобилует островами с целой сетью протоков — «полоев», очень мелководных и недоступных для паровых судов.

Замерзание. Замерзание реки происходит нормально между 15 октября и 5 ноября. Бывают случаи, когда река, уже ставшая, вновь вскрывается и навигация восстанавливается на некоторое время. В 1918 году как раз имел место подобный случай. Уже 23 октября наступившие сильные морозы и появившийся на реке мелкий лед («шуга») заставили флотилию идти на зимовку. 28 октября река встала, но уже через 2 дня погода стала теплее, пошел дождь, а 2 ноября лед тронулся. В результате 4 ноября флотилия вновь смогла выйти на фронт, где и провела целую неделю. Окончательно река встала уже к 14–15 ноября.

Весеннее вскрытие реки происходит в последних числах апреля, и ледоход продолжается целых две недели. Весьма важно отметить, что северодвинский лед проходит иногда раньше вычегодского, что дает на средней части реки как бы два ледохода, разделенные некоторым промежутком времени. Для 1919 года, в частности, ледоход в В.Устюге продолжался с 20 по 23 апреля. Котлас был закрыт заторами до 24 апреля, хотя в это время верховья Северной Двины были уже чисты ото льда. С 25 по 28 апреля шел вычегодский лед и проход судов по Северной Двине вниз мимо Котласа был невозможен. Характерно, что в это время много ниже последнего Северная Двина была совершенно чиста ото льда, так как свой лед уже прошел, а вычегодский еще не дошел.

Вполне естественно, что подобный характер вскрытия и замерзания реки в сильнейшей степени отразился и на ходе боевых операций на Северной Двине.

Притоки. Крупнейшими притоками Северной Двины являются реки Пинега, Вага и Вычегда. Из них первая представляет собою весьма крупную водную артерию театра и так же, как и Северная Двина, служит главным путем края. Однако ее расположение в значительной степени лишило ее военного значения, и фактически боевые операции развернулись исключительно на Северной Двине.

Двинский речной флот. Тип судов, плававших по реке — небольшие буксирные колесные пароходы, длиною в 120–190 фут и шириною 20–25 фут, при осадке около 5–8 четвертей; машины силой от 160 до 350 сил (у наибольших и до 540), скорость хода 14–15 верст в час.

Корпуса пароходов низкобортные, с весьма слабым набором, причем лишь более новые были снабжены железными палубами. Топливо — дрова, расход коих при полном ходе (еловые или сосновые дрова) от 1 до 1 1/2 саженей в час.

Имелись и пассажирские пароходы американского типа, до 250 футов длины, с двухъярусными надстройками, подобные таковым же Волжского речного бассейна.

Личный состав пароходов большею частью состоял из жителей деревень, за исключением командного состава, т.е. командира, его помощника и механика. Число команды на пароходах было довольно значительно и на небольших буксирах доходило до 22 человек.

С началом вооружения флотилии речники были использованы в самой широкой степени (почти целиком использован личный состав речного флота, привлеченный по мобилизации). На боевые суда были назначены коменданты из военных моряков. Последние являлись военными начальниками, вели управление артиллерийским огнем и т.п.

Кроме них из военморов состояла лишь прислуга орудий; все же остальные были речники.

Такого рода решение вопроса комплектования личным составом судов не может считаться удовлетворительным в боевом отношении, и в будущем команды боевых судов должны состоять только из военных моряков, т.е. лиц с некоторой боевой подготовкой. (Мнение комиссии и инспекторов частей флотилии в октябре 1918 г.)

Следует отметить, что речники наравне с военморами выносили тяжесть боевых операций и понесли в своем составе значительные потери.

Стратегическое значение Северной Двины. Весь Северный театр включает в себя равнину системы рек Северной Двины и ее притока Пинеги. Путями сообщения район исключительно беден. В сущности говоря, что мы отмечали и ранее, главными артериями края являются реки Северная Двина и Пинега, открытые для навигации в течение в среднем 5 месяцев; зимой они служат трактами гужевого сообщения.

Железных дорог две: Архангельск — Вологда (в 25–2 7 верстах к западу от Северной Двины) и ветка, идущая к Котласу. Если учесть, что Котлас расположен почти в 300 верстах к юго-востоку от места боевых операций, станет ясно, что железнодорожные пути имели крайне ничтожное значение. Мало и грунтовых дорог; из последних наибольшее значение имеет тракт, идущий вдоль левого берега Северной Двины, и другой от Верхней Тоймы к р. Пинеге и далее вдоль последней. Остальные дороги Двинского района в большинстве случаев проходимы лишь для всадников и пешеходов.

Население группируется также лишь вдоль рек. Громадный район, особенно между Пинегой и Северной Двиной, совершенно не населен.

Таким образом, для противника могло быть, в сущности говоря, всего лишь два операционных направления: Архангельск — Вологда, по железной дороге, и Архангельск — Котлас, по течению реки Северная Двина. Весьма важно отметить, что эти направления расходящиеся: соприкасаясь в Архангельске своими началами, они, вследствие того что железная дорога идет в южном направлении, а движение по реке ведет сначала на S, а затем на Ost, все более и более удаляются друг от друга, заставляя направленные по ним группы действовать обособленно и полагаться лишь на свои силы. Переброска войск с одного направления на другое возможна, из-за бездорожности театра лишь на северном участке, где к тому же оба направления еще не слишком удалены. Далее это представляется совершенно невозможным. Следует отметить, что расстояние между обоими направлениями между Архангельском и устьем Ваги колеблется (постепенно увеличиваясь) от 50 до 70 верст; у Тулгаса (место наиболее интенсивных операций) оно уже 90., а у Котласа более 300 верст.

С другой стороны, противник имел возможность на Севере-Двинском направлении использовать свои боевые суда, что в значительной мере обеспечивало его наступление, в то время как на железнодорожном участке это было невозможно.

Наконец, поставленные цели влекли его к использованию обоих путей. Первоначально, когда доминировала идея занятия Верхней Волги (план Лаверн — Савинкова), главные усилия должны были быть и, по-видимому, и были обращены на железнодорожное направление. В дальнейшем (вероятно к поздней осени 1918 г. и весне 1919 г.), когда Савинков явно потерпел неудачу, а в районах Перми и Казани были чехи, естественно первенствующее значение перешло к Северной Двине. Наступление Северной армии Колчака под командой ген. Гайды от Перми через Глазов на Вятку в марте и апреле 1919 года окончательно закрепило это решение. Наконец, разгром Колчака заставил на обоих направлениях перейти к обороне. В общем — слабость сил обеих сторон, малая доступность местности, наличие тяжелых пушек на судах, требовавших укрытия войск от их огня, имели следствием то, что военные операции на Северной Двине по типу более приближались (во всяком случае в последние периоды) к позиционной войне.

Тактические возможности. Комфлот Северо-Двинской флотилии т. Варваци (вступивший в командование летом 1919 г.) так определяет возможности флотилии: «…топографические условия Севере-Двинского направления (и железнодорожного добавим мы) неблагоприятны для действия войска в широком масштабе. Узкая прибрежная полоса не дает возможности развертывания крупных сил. Небольшие открытые пространства вдоль берегов являются наиболее благоприятными для действия войск. Но сообщение между ними сильно затруднено разделяющими их лесными площадями. Планомерное наступление вдоль берегов в силу этого затруднительно… и мы и противник принуждены иметь на Двине флотилию, служащую не только транспортными средствами, но и боевой силой, а пехотные позиции являются речными заставами, прикрывающими наиболее удобные позиции флота. Боевые действия на берегу и на воде тесно связаны между собою и должны проходить по одному общему плану…».

Боевые операции армий. Все сказанное в сильнейшей степени отразилось и на характере боевых действий на Северной Двине. Ни мы (IV армия), ни противник не имели здесь никогда крупных сил. К началу 1920 года на фронте в 750 верстах от Петрозаводска до Яренска мы имели всего 19 000 штыков и 400 сабель, а противник 15000 штыков. Даже если взять наиболее плотный участок (от железной дорога Архангельск — Вологда до Северной Двины), то на нем имелось лишь 14 900 бойцов на протяжении 250 верст, т.е. всего около 60 человек на версту фронта. Неудивительно, что при таких условиях войска группировались лишь около главнейших путей.

Река и армии. Северная Двина служила и главным путем снабжения войск. В одном из дел мы находим интереснейшие указания о наличии вспомогательных судов на фронте. Сведения эти относятся к концу октября 1918 года. В этот момент в распоряжении штабов района и бригады находилось около 80 пароходов [453] и 40–50 барж. Перечень включает: штаб бригады — 11 пароходов; инженерная часть — 18 пароходов; пехотные части — 6; артиллерийские часта — 15; авиация — 5 пароходов; снабжение — 7 пароходов, чрезвычайная комиссия — 3, госпитали — 2 и т.д. Все это в сумме составляет около 1/2 всего числа судов Северо-Двинского бассейна. Указанная справка, более чем что-либо, позволяет судить, насколько широко (по крайней мере в 1918 году) пользовалась водным транспортом армия. Конечно, не может быть и речи о том, что все эти суда были использованы продуктивно, тем более что они не имели даже общего начальника флотилии.

Характерно, что в это время боевая флотилия состояла из 5 вооруженных пароходов, 2 плавучих батарей и 2 барж с установлеными орудиями.

Оперативные планы противника. Судя по опубликованному довольно скудному материалу, планы наступления союзников на Советскую Россию предусматривали продвижение сухопутных сил в глубь страны по двум наличным путям: 1) по железнодорожному пути, с назначением достичь Вологды и 2) по речным путям, в направлении Котласа. Далее планы становились несколько менее определенными, но в общем предполагалось достичь соприкосновения с сибирским фронтом чехословаков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

шестнадцать − 10 =