«Мастер деревни Ломоносовской». Василий Петрович Гурьев.

«Я всегда хотел, чтобы наши холмогорские изделия
звучали, как звучит музыка. Всю жизнь я отдал любимому
делу – искусству резьбы и не напрасно прожил жизнь…»
В. П. Гурьев
«Гурьев всех нас сильнее в изобретательстве»
М. И. Перепелкин

Костерезы Русского Севера на протяжении многих веков известны, как мастера тонкой, изящной резьбы. Изысканный орнамент, выполненный в технике ажурной резьбы, рельефные миниатюры, цветная гравировка – все эти традиционные художественные приемы лежат в основе Холмогорского промысла. Мастерству этого искусства обучают в костерезной художественной школе (село Ломоносово) и, благодаря этому, нет той вещи из старинного ассортимента, какую не могли бы выполнить холмогорцы. Ларцы и шкатулки, кубки и вазы, комодики, поставцы – все это мастера исполняют с высоким мастерством, являясь достойными продолжателями этого искусства.

При словах «холмогорская резьба по кости» встают перед глазами овеянные былинной поэзией изделия холмогорских резчиков – «дорог рыбий зуб, мудрено вырезы повырезано». Более 400 лет живет это искусство. Мастеров было много. Они жили и творили в разное время, в разные эпохи, как во времена первых московских князей, так и в наши дни.

История возникновения художественной резьбы в Холмогорах очень интересна. Промыслом занимались целые семьи и из поколения в поколение передавали свое мастерство. Из среды ремесленников от времени до времени выделялись подлинные художники, создававшие настоящие произведения искусств.

Царь Иоанн Грозный любил играть в шахматы, сделанные из кости. В ХVII веке, в особенности при царе Алексее Михайловиче, возросла мода на резные костяные изделия. Тогда для придворных дам они были предметами роскоши. ХVII век в истории холмогорского костерезного искусства был веком расцвета не только технического, но и художественного мастерства. Однако наибольшего расцвета холмогорская резьба по кости достигла в эпоху царствования Петра I.

Но самой высшей точкой в развитии холмогорской резьбы по кости надо считать период царствования Екатерины II (1762–1796 гг.). Это в равной степени относится как к росту количества мастеров, так и к повышению художественной ценности костерезных изделий.

Но к началу ХIХ века резьба в Холмогорах начинает приходить в упадок. Причины надо искать в экономических условиях того времени. Остро стал ощущаться и недостаток кости. Костерезы поняли, что резьбой не проживешь. И если в 1860–1870-х годах в районе Курострова насчитывалось около сорока домов, где люди между делом занимались костяным ремеслом, то уже в 1880 году было лишь два старых мастера – Максимов и М. М. Бобрецов да ученик последнего – молодой М. И. Перепелкин. Казалось, что ценнейшее народное искусство окончательно пришло в упадок. К счастью этого не случилось. В 1885 году при Ломоносовской школе был открыт ремесленный класс резьбы по кости. Руководить этим классом поручили молодому мастеру Максиму Ивановичу Перепелкину.

Через пятнадцать лет (1900 г.) класс был закрыт: не оказалось желающих учиться. И все-таки этот класс сыграл положительную роль. Из него вышло несколько замечательных мастеров, и в том числе В. П. Гурьев.

Холмогорская резьба по кости принесла известность многим северным мастерам, и среди них достойное место занимает род Гурьевых. Особенно известен Василий Петрович Гурьев. Родился он 25 февраля (9 марта) 1871 года в семье холмогорского резчика Петра Александровича и Ольги Иосифовны Гурьевых.

В восемь лет родители отправили сына в Ломоносовскую приходскую школу, где он учился три года. Потом отец отдал его в обучение к сапожнику. «Не стоящее это дело – костерезное ремесло, прибытку мало от него. Жди, когда кто-то и что-то закажет и купит. Костяшки-то не всем нужны, а только любителям, а вот сапоги совсем другое дело, сапоги всем нужны. У сапожника заработок обеспечен», – так часто говорил отец своему сыну.

Но молодому Гурьеву с раннего детства нравилась тонкая работа по кости. Промучившись зиму, он в 1884 году сбежал от сапожника и стал заниматься резьбой по кости вместе с отцом.

В 1885 году Василий Гурьев поступил в класс резьбы по кости, организованной при Ломоносовском училище. Учился он у талантливого резчика, отличного мастера Максима Ивановича Перепелкина.

Получив диплом мастера, В. П. Гурьев посвятил свою жизнь любимому делу. В 1895 году Гурьев уехал в Санкт-Петербург. Василий Петрович работал в мастерской резчика Аникеева. Мастер пробыл в Петербурге пять лет. Работая в мастерских, он тяжело подорвал свое здоровье и в 1900 году был вынужден возвратиться на родину.

Жизнь и работа в деревне была самой тяжелой для молодого мастера. Спрос на костерезные изделия упал и не приносил доход. Гурьев должен был заниматься ни сколько своим любимым делом, сколько сельским хозяйством. В 1930 году его хозяйство было раскулачено Ломоносовским сельским советом на том основании, что Гурьев пятнадцать лет назад занимался торговлей, позднее решение сельсовета было отменено.

С 1930 г. художник снова занимался только костерезным промыслом. Он участвовал во Всероссийской и международной выставках, куда представил прекрасные экспонаты.

Василий Петрович принимает самое живое и деятельное участие во всех начинаниях, которые способствуют возрождению холмогорской резьбы. Но больше всего Гурьев проявил себя как замечательный мастер-художник и педагог в Ломоносовском учебном пункте резьбы по кости, впоследствии реорганизованном в Холмогорскую школу художественной резьбы по кости. С первых дней организации школы и до последних дней своей жизни он работал инструктором производственного обучения. Он был мастером, в совершенстве владеющим костерезным мастерством во всем его
разнообразии.

В. П. Гурьев был неутомимым работником. За 52 года работы он создал очень много замечательных произведений из кости. К сожалению, Василий Петрович не вел списка своих изделий. Для всего творчества Гурьева характерен своеобразный северный колорит. С каким вкусом, с какой правдивостью выполнял тончайшую работу даже примитивными инструментами, превращая болванки мамонтовой или моржовой кости в оленьи упряжки, ненецкие стойбища. Из-под его резца выходили замечательные фигуры лосей, медведей, лисиц.

Василий Петрович был страстным новатором. Он первый наладил производство изумительных по тонкости работы ножей, составных браслетов, брошей.

До самых последних дней своей жизни Василий Петрович продолжал напряженно работать, создавал новые произведения искусства и учил молодежь, готовя себе достойную смену.

Даже тяжело больным В. П. Гурьев не забывал школы, просил своих учеников приходить к нему, а прощаясь с ними, завещал любить и беречь холмогорское искусство.

11 апреля 1937 года Василий Петрович умер в Архангельске и похоронен на Кузнечевском кладбище. Архангельским облисполкомом жене Василия Петровича была назначена пожизненная персональная пенсия.

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

13 − 9 =