Фронт во льдах. Эхо борьбы с гитлеровцами на Северном морском пути звучит до сих пор.

О Великой Отечественной войне в советском Заполярье писали и пишут нечасто. А ведь там тоже шли ожесточенные бои, умирали герои. И следы этой войны многократно обнаруживались через много лет после Великой победы. Только 24 сентября 2012 г. командир отряда разминирования Олег Голубев отрапортовал: «Мин в фарватере нет. Обская губа безопасна для судоходства». Казалось, можно бы и поставить точку, но в 2018 г. война напомнила о себе: на мысе Пинегина архипелага Новая Земля гидрографическим судном «Горизонт» обнаружена брошенная метеостанция производства нацистской Германии.

М. Успенский. Последний бой ледокольного парохода «Александр Сибиряков».

Вражеские метеостанции

Союзники преуспели в создании автоматических метеостанций. Немецкая компания «Siemens» изготовила 26 станций «Wetter-Funkgerät Land» (кодовое название «Kurt»)», способных аккумулировать и отправлять в эфир на частоте 3940 кГц через каждые три часа информацию. Известно, что 14 из них были размещены в арктических и субарктических регионах, включая даже оккупированную союзниками Гренландию. А вот пять действовали вблизи трасс Северного морского пути (СМП), в том числе на мысе Пинегина и мысе Медвежий, острове Междушарский. Они были обнаружены, демонтированы или просто физически разрушены в послевоенное время. Одной из последних, очевидно, стала «пинегинская», найденная в 2018 году. По некоторым данным, станция была оборудована в августе 1943 г. группой, доставленной на подводной лодке U-703. Сводки с таких станций собирались в военных целях.

Немецкая метеостанция «Kurt».

Война началась до войны

Признаки войны в советской Арктике проявились еще до июня 1941 г. Десятью годами ранее над Ледовитым океаном пролетел дирижабль LZ-127 «Граф Цеппелин», на котором радистом был советский немец Э.Т. Кренкель. Совместная с Германией экспедиция официально имела научные цели: собиралась информация о подвижке льдов, фотографировалась трасса СМП. Преимущества этого пути очевидны — магистраль (14 тыс. км от Архангельска до Владивостока) на 10 тыс. км короче аналогичного морского пути через южные моря. Но собранные данные можно было использовать и в военных целях.

Руководителем созданного 17 сентября 1932 г. управления СМП являлся академик О.Ю. Шмидт. Под его руководством шло сквозное — за одну навигацию — движение судов от Архангельска до Берингова пролива. Он же руководил в 1936 г. проводкой от Ленинграда до Владивостока каравана эскадренных миноносцев. Летом 1940 г. (получив согласие СССР) по трассе прошел вспомогательный крейсер «Komet» («Ems-45»)2, поскольку после пакта Молотова-Риббентропа было достигнуто соглашение о проводке с запада на восток двух немецких сухогрузов, а с востока на запад — 26 вымпелов со свастикой.

«Komet», замаскированный под торговое судно «Donau», шел в сопровождении ледоколов «Иосиф Сталин», «Ленин», «Лазарь Каганович» и подводной лодки Щ-423. Разведав обстановку и покинув советское сопровождение, 10 сентября 1940 г. крейсер сбросил «овечью шкуру», потопив в Тихом океане пять английских судов. Однако главным приобретением стала информация о СМП. В сентябре 1941 г. нацисты запланировали операцию по блокировке трассы.

Схема маршрутов советского конвоя и немецкого тяжелого крейсера «Адмирал Шеер».

Беды от «Адмирала Шеера»

В начале войны в Мурманск переехал штаб уполномоченного Государственного Комитета Обороны. В эту должность вступил дважды Герой Советского Союза И.Д. Папанин. Обладая сведениями советской разведки, он понимал, что трасса СМП (по которому уже шли караваны) не застрахована от нападений. Созданная в августе Беломорская военная флотилия (в ее составе Новоземельская и Карская военно-морские базы) Северного флота имела огромную зону ответственности, куда прорывались гитлеровские субмарины.

Наша полярная авиация была слабой — самолеты имели изношенные моторы и были плохо вооружены. Наскоро переоборудованные гражданские суда, как и устаревшие тральщики, не могли обеспечить проводку караванов.

С лета 1942 г. акватория Карского моря стала операционной зоной германского флота: там присутствовало два крейсера и до 30 субмарин. Они потопили лесовоз «Куйбышев», пароход «А. Сибиряков»3 25 августа принял вызов рейдера «Адмирал Шеер», отправив радиограмму: «Продолжаем бой, судно…» «Сибиряков» также был потоплен.

Гитлеровцы узнали, что с востока должна пройти ЭОН-18 (экспедиция особого назначения) — так была зашифрована проводка кораблей из Тихоокеанского флота на Северный. На траверзе Новосибирских островов советскими моряками была получена радиограмма, что караван ищут крейсеры «Адмирал Шеер» и «Лютцов». В сопровождении «волчьей стаи» субмарин U-209, U-251, U-255, U-456, U-601 и летающих лодок BV-138 они рыскали по морю. Корректировали движение автоматические станции (типа «Крот»), устроенные на безлюдных островах и малопосещаемом берегу Новой Земли.

Бывший адмирал Ф. Руге в книге «Война на море. 1939-1945» пояснил: сводки погоды востребованы в операциях в Заполярье. С этой целью высаживались метеорологические отряды. Руководствуясь их данными, «Адмирал Шеер» (в его трюме содержались пленные с «А. Сибирякова») 27 августа 1942 г. совершил нападение на порт Диксон.

Гарнизон и экипажи наших кораблей заблокировали высадку десанта, и тогда крейсер ушел на поиски ЭОН-18. Ее корабли, между тем, в конце сентября прибыли в Диксон. Увидев разрушения и могилы павших, советские моряки жаждали боя с «Адмиралом Шеером», но военные дороги разошлись. В проливе Югорский Шар ЭОН-18 встретили корабли Северного флота, которые заранее протралили фарватер. 14 октября 1942 г., преодолев 7360 миль, караван вошел в Кольский залив.

Северный флот. Советские корабли, сопровождающие транспорты союзников в Баренцевом море, отражают авианалет противника. 1942 г.

Немецкие субмарины в Карском море

В августе 1943 г. субмарина U-639 установила 16 мин в Печорском море и 24 — в Обской губе. Севернее мыса Желания в Карском море советская С-101 настигла ее, а торпедный выстрел погрузил ее на дно. Всплыло только тело командира Вальтера Вихмана и бортовой журнал…

Ветеран Владимир Андреев рассказал, что в 1961 г. студентом он проходил практику на теплоходе «Анастас Микоян». Его ветераны поведали об одном дне войны: «Теплоход был… грузопассажирским, обслуживал… фактории, научные и метеорологические станции… судно встретилось с немецкой подводной лодкой, которую сразу не заметили… С субмарины поступил приказ — замедлить ход и остановиться для досмотра… теплоход продолжал движение… Немцы повторили свое требование… Капитан проявил выдержку и смекалку… На субмарине… готовили оружие. С мостика дали… очередь из пулемета. Но время было упущено, опустился густой туман, который укрыл теплоход и субмарину. «Анастас Микоян» бесшумно, под мерный звук работающих двигателей, растворился в тумане. Пулеметные очереди, сделанные наугад, прозвучали где-то за кормой».

В августе 1944 г. в Карское море было направлено 11 субмарин ХII флотилии Kriegsmarine, переговоры которых запеленговали на острове Белый. 12 августа 1944 г. подлодка U-365 (под командованием Х. Ведемейера) атаковала пароход «Марина Раскова» (бывший американский5) и сопровождающие тральщики Т-114, Т-116, Т-118.

U-365 применила бесшумные электроторпеды. Лишь 259 человек из 636, находившихся на погибших кораблях конвоя БД-5 («Белое море — Диксон») спаслись на перегруженном Т-116, нескольких вельботах, катере и шлюпках. Кунгас с замерзшими (это конец августа и штормящее море) прибило к острову Белому. Ныне на острове есть памятный знак, а ямальские казаки соорудили часовню. В Салехарде установлена мемориальная доска с надписью: «Памяти полярников, членов их семей и моряков, погибших в акватории северного побережья Ямала с пароходом «Марина Раскова» и минными тральщиками 12 августа 1944 года».

С 2008 г. идет международная поисковая экспедиция «Конвой БД-5». Ее члены отыскали живых, уточнили списки погибших и установили связь с их родственниками. Действует и проект «Карские экспедиции» по поиску на земле и под водой следов катастрофы.

Радист В.В. Белоусов.

Немцы и ненцы

Радист с фактории «Дровяная» Василий Белоусов, 97-летний ветеран СМП, ныне единственный свидетель гибели «Марины Расковой» и высадки гитлеровцев на ямальский берег.

Сохранилась запись воспоминаний ненца Я. Вэсоко, сделанная почетным гражданином Ямало-Ненецкого автономного округа В.А. Вахниной: «Как-то осенью увидели, что из воды появляется чудовище вроде большого корабля. Потом лодка. В нее сели три человека и направились к берегу. Мы все перепугались, побежали из чумов прятаться по оврагам. Убежали все, кроме ребенка шести лет. Тот хромой был, бегать быстро не мог, залез в бочку, на дне которой лежала соленая рыба. Из оврага ненцы наблюдали за пришельцами. Видят, те вышли из лодки, аккуратно все осмотрели, заглянули в чумы, бочки, обнаружили спрятавшегося мальчика, вытащили его оттуда, стали угощать конфетами».

Гитлеровцы жестами объяснили, что нужны рыба и мясо. Ненцы были «малооленные»: лишнего мяса не имели, но рыбой поделились. Взамен немцы выдали сахар, чай, и, по словам аборигенов, «пахучий табак и твердое печенье» (сигары и галеты).

Возможно, были и другие высадки. Это объясняет находку в тундре патронного ящика с маркировкой на немецком языке и пуговиц с мундиров кригсмарине, а в прибрежной зоне — донных мин. В протоке Дровяная, рассказал В.А. Раков, «обнаружены остатки разрушенного причала, где нашли металлическую тумбу с немецкими опознавательными знаками, а спустя некоторое время… найдено несколько ржавых бочек, на которых просматривались остатки свастики».

Ненцы сообщили о высадках гитлеровцев. Радист В.В. Белоусов вспоминал: «Радиограмму с сообщением, что подлодка заходила в речку Дровяная, приносил секретарь райкома партии Сидоров Георгий. Адресовалась она в Салехард окружкому партии». Произошло это в те дни августа 1944 г., когда создавалась Тюменская область, таким образом «успевшая повоевать».

Немецкий тяжелый крейсер «Адмирал Шеер», потопленный британскими бомбардировщиками на верфи в Киле 9 апреля 1945 г.

Неотвратимое возмездие

Жаждой мести за гибель парохода «Марина Раскова» жил экипаж тральщика Т-116. Ему и выпал шанс: выйдя из порта Диксон 5 октября 1944 г., он обнаружил вражескую подлодку и успешно атаковал ее. Оказалось, что это была «не менее хищная» U-362. Расплата настигла и U-365, которую потопили в Норвежском море 13 декабря 1944 г. глубинными бомбами самолеты с британского авианосца «Campania»10. Вверх килем в порту Киля закончил походы «Адмирал Шеер».

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

три + двенадцать =