Доброе утро, Анна Шиллинг (рассказ)

В решётчатые окна Фромборского собора пробились первые солнечные лучи и звёзды, совсем недавно облюбованные местным астрономом, уже поблекли на тающем ночном небосводе. Так повторялось каждый день, и каждым Божьим утром вставала к плите молодая девушка Анна Шиллинг, чтобы приготовить завтрак своему пану, экономкой которого она была.

«Ещё одна бессонная ночь позади» — подумала про себя Анна, подойдя к окну. Её уставшие руки поглаживали ухоженный новенький фартучек – последнюю одежду, что она купила себе на местном рынке. Она успела сходить в лес за ландышами и поспешила поставить их в вазу к приходу своего пана. А он обычно долго не спит.

Анна старалась всегда держать только свежие цветы, чтобы постоянно в помещении стоял приятный запах, который так нравился Николаю Копернику – пану Анны.

— Скажите мне, цветики, отчего я так несчастлива? Как бы я хотела быть всегда молода и свежа душой, как вы сейчас. – Прошептала Аннушка, будто ждала какого-то ответа.

Птицы на дубовых ветках воспевали трели майскому солнцу, могучему светилу, приближающемуся к своему зениту. Туман уже рассеялся, отчего Вислинский залив предстал в полной красе. Анна любила его, как любила первое время гулять по, казалось бы, бескрайним побережьям. Но с однообразным течением дней всё стало меняться, опустела душа молодой девушки, исчезла детская улыбка, лишь домашняя суета и работа свалились на хрупкие плечи Анны.

— Нет, надо верить в лучшее. Когда-нибудь Он допишет свою книгу и всё будет хорошо. Он, наконец, увидит перед собой совсем другой мир, нежели его холодные звёзды и бессмысленная, как мне кажется, чернильная писанина. Он каждый день что-то пишет, что-то чертит, не замечает моего внимания.

Анна, казалось бы, ещё больше приуныла, дотрагиваясь осторожно до лепестков ландышей. Замечал ли пан что в вазе всегда стоят свежие цветы?

Николай был таким худобой. Анне это не нравилось, всего себя он отдавал изучению небесных тел, лунным фазам, движению солнца и прочего сложного. Девушка боялась, что он никогда не поймёт простых вещей, простых чувств экономки, бросившейся однажды вслед за Николаем в этот Фромборк – глухой городок на самом севере Польского королевства.

Анна подошла к распятию, висевшему на стене, молча перекрестилась и занялась приготовлением яств. Рацион весьма прост, несмотря на то, что Николаю никогда не приходилось голодать. Ну, ещё бы – отец его был торговцем, а после его смерти воспитанием Николая и его брата с сёстрами занялся далеко не бедный дядя, ставший вскоре епископом Вармийским. Учился Николай в лучших университетах, катался как сыр в масле, а простого счастья так и не сыскал, может не прочувствовал, а может быть просто не хотел об этом говорить ни себе, ни Анне. Будучи каноником, он не имел право жениться и придаваться плотским утехам. Местный собор был ему и домом и местом службы.

Маленькая птичка села на подоконник, видимо учуяв вкусный запах. Анна улыбнулась и разложила перед ней хлебные крошки.

— Кушай, небесная птица, хоть ты то со мной можешь поговорить, хоть ты иногда садишься на землю. А мой Николай так и зависает на своих звёздочках, налюбоваться бедный не может. Эх…

Постепенно кухня окутывалась в солнечное одеяло, а трава вокруг собора серебрила утренними слезами росы. Фромборк оживал. Все жители спешили кто куда, женщины поласкать бельё, пекарь радовать тёплым хлебом, плотники отправлялись в лес за сосновыми стволами под строительство рыбацких кораблей, пан Николай закопошился на втором этаже своей башенки.

Анна за долгое время научилась слышать как просыпается её пан. Это сигнал к тому, что пора накрывать на стол, у пана много дел, у пана нет лишнего времени на посторонние вещи. Он каноник Фромборского собора, единственный врач в городе и самое почитаемое лицо в округе. Девушка волновалась как всегда, раздумывая про себя о том, как он появится, что возможно скажет, какое у него будет настроение на лице, даже о том, во что оденется пан Николай.

И вот он появился. Как всегда задумчивый взгляд, голова полна мыслей. Николай не надевал до завтрака свою мантию, и Анне это особенно нравилось, так как видеть пана в однотипной одежде она уже устала. Он надел синюю рубашку, которую экономка раньше не замечала. Николай сел за стол, и оба они молчали.

— Какое прекрасное утро, панна Анна. – Спокойным голосом произнёс Николай, оборачиваясь к вазе с ландышами, стоявшей на подоконнике. Эти цветы ему всегда нравились и видимо особенно радовали глаз.

— Да, пан Николай. – Опустив лицо, произнесла Аннушка.

Он не посмотрел на неё, увидел только цветы.

«Неужели они прекрасней меня?» — подумала Анна.

— Как спалось пану сегодня? – скромно спросила девушка, делая знак заботы.

— Опять снились цифры. – Сухо ответил пан, всё так же уставившись на вазу.

— А мне снились вы, пан Николай.

— Правда? – резко развернулся к Анне собеседник, вопрос показался Анне каким-то странным.

— Да, пан Николай. Но это же просто сон… — Анна боялась заплакать в этом момент, поэтому поспешила отвернуться к стене, смотря на распятие Иисуса. Тонкая струйка прокатилась по раскрасневшейся щеке.

— Анна…

Он позвал её без каких-либо вежливых дополнений, будто обращался к своей возлюбленной. Голос Николая изменился. Каноник встал из-за стола и подошёл к девушке, которая была намного ниже его ростом. Он положил свои большие ладони ей на плечи, какие же они были тёплые и мягкие. Руки не рабочего, но учённого, привыкшие держать лишь астрономические приборы, да перо.

— Анна. – Ещё тише произнёс он у её уха, пытаясь развернуть её к себе лицом.

— Да, пан Николай. Вам пора завтракать… — боясь показаться на глаза, уходила от разговора Анна.

Вдруг в дом забежали две женщины, одна старше другой, возможно мать и дочь.

— Добрый пан, помогите нам. Моего сына хотят казнить сегодня утром, заступитесь на казни за него. – Упиваясь слезами, умоляла женщина постарше.

— Просим вас, пан Николай. Мой муж не совершал кражи. – Молодая девушка также взывала к Николаю, так как его слово много значило для суда, ибо он здесь – слово Божье.

— Ничем не могу помочь, пани. Всё будет так, как решит суд. – Вновь уходя в себя, смотря куда-то в сторону, сказал пан.

Мать, не выдержав, разрыдалась, бранно ругая Николая. Он был её последней надеждой. Анна боковым зрением поглядывала на своего пана и думала, почему он не захотел заступиться? Порой она не понимала его поступков.

Женщины ушли, слёзы на лице Анны уже высохли, а Николай сел обратно за стол, погружаясь в свои мысли. Анна наладила ему завтрак, который пан медленно скушал, а после пошёл к себе наверх.

— Он снова ушёл, а я так ничего и не поняла, что произошло, Господи, дай мне сил выдержать это испытание. Господи, помоги ему скорее дописать эту книгу. Поскорей бы… — Сказала Анна, присаживаясь к окну с вазой ландышей.

Александр Лыжин. 2012 год.

5 thoughts on “Доброе утро, Анна Шиллинг (рассказ)

  1. Что ж так фактам то не соответствует? Реальная Анна, судя по ее же биографии, была впоне себе оторва.
    И как можно полоскать белье — в колодце? С диверсионными целями?

  2. В первую очередь спасибо за отзыв, Зарда. Я не пытался быть исторически точным. На счёт колодца — а почему бы нет?))) Но за замечание — двойное спасибо, попраим). На самом деле хотелось представить обычное утро из их жизни, вот и всё.

    Ваше письмо я получил, спасибо. Отвечу.

  3. Опытным путем знали, что так нельзя делать — вода портится. То есть может начаться эпидемия. За такие вещии вообще и поколотить сильно могли. Но можно стирать рядом с колодцем. За стирку, за то чтобы прямо в нем мыться и пр. Например, стирали всегда ниже по течению реки или ручья от того места, где брали воду для питья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.