Мик Мосс: «Предательство – это то, что может произойти с любым человеком, независимо от пола»

Магистры меланхолического прог-рока, британцы Antimatter в марте впервые посетили Санкт-Петербург и Москву в полном составе. До этого они выступили со специальным акустическим сетом в Сибири. Rockcult не смог упустить таких редких гостей и перед выступлением в Петербурге расспросил фронтмена Antimatter Мика Мосса о новом альбоме The Judas Table, сложных взаимоотношениях, творческом процессе и российском туре.

Rockcult: Добро пожаловать в Санкт-Петербург! Мы очень рады видеть тебя в нашем городе, в нашей стране. В первую очередь расскажи о своем новом альбоме – о процессе, о музыке, о песнях?

Мик: Идея этого альбома пришла ко мне еще 10 лет назад. Тогда я осознал, что причиной большинства моих депрессий было отношение людей, а не мой образ мышления, мой внутренний дисбаланс. Для меня само по себе это не характерно. Просто меня окружали черствые, бездушные люди. У меня была эта идея еще много лет назад. Я пишу песни о том, что меня волнует, у меня их набралось достаточное количество, поэтому я собрал их вместе в The Judas Table.

Rockcult: Многие твои песни очень личные. Каждая песня о каком-то одном конкретном человеке?

Мик: В некотором роде да. В случае с Black Eyed Man, например. Иногда это сочетание 2-3 разных личностей. Это подлинный психологический собственный анализ, что-то я почерпнул из личного опыта, что-то я потом проанализировал через книги. Stillborn Empires– о двух людях, Hole, Can of Worms – об одном человеке… Не то чтобы одна песня – один человек, это, скорее, о группах людей. Это сочетание черт характера, которые являются универсальными. Я знаю, что такие люди встречаются в обществе повсюду, где бы ты ни был. Мне интересно, узнают ли такие личности в этих песнях себя. Не просто чувствуют что-то родственное в конкретной песне, а осознают, что происходит в их жизни.

Rockcult: Расскажи об обложке альбома, она очень интересная…

Мик: Да, она вызвала много споров. Внешне похоже на людей одного пола в объятиях, что вызвало нервную реакцию у гомофобов. Но это не совсем так. Я не хотел изображать стол на обложке, не хотел изображать людей за трапезой (хотя концепт альбома – ужин за одним столом с врагами и эта неловкая ситуация), это выглядело бы дешевкой, я хотел показать более глубокую идею. Хотел отразить то, что люди заставляли меня чувствовать. Если говорить об опыте общения с людьми, которым я верил, они имели типичные ментальные проблемы, такие как нарциссизм, социопатия, постоянное вранье. Я, например, хотел показать перенос черт с самовлюбленного человека – на того, кто всегда сопереживает ближнему. И так далее. У меня занял какое-то время поиск художника для обложки, потому что многие пытались представить мужчину и женщину. Я каждый раз отвергал эту идею, потому что я говорю о предательстве: между мужчиной и мужчиной, между мужчиной и женщиной, женщиной и женщиной. Любой человек может предать кого угодно, это не зависит от пола. Поэтому я хотел, чтобы модели были андрогинными – потому что мы говорим о предательстве между двумя людьми. Я не хотел смущать аудиторию и позволить неверно трактовать идею. Но, конечно, андрогинные модели вызвали гомофобную реакцию.

Rockcult: Этот альбом сильно отличается от предыдущих. Это потому, что ты хочешь что-то менять?

Мик: Я всегда обновляюсь. С каждым альбом. Я ищу: а) что сделать это по-другому; б) что оставить прежним, как в прошлых альбомах. Даже когда я использую старый материал для нового альбома, я непременно вношу в него что-то новое. Но всегда будет кое-что и от предыдущих альбомов. Наблюдается большое изменение в звучании. Например, в Fear of Unique Identity было больше синтезаторных элементов, дарк-вейва, на этот альбом оказали влияние музыканты, которых я слушал в начале 80-х в Великобритании, такие как Ultravox, Гэри Ньюман, Depeche Mode, я экспериментировал со звучанием и в The Last Laugh, и в In Stone (с ранних альбомов Antimatter), но я никогда не пытался их сделать в более быстром темпе. А в Fear of Unique Identity я взял дарк-вейв, смешал его с гранжем 90-х и создал что-то новое, чем лично я был очень доволен – особенно в Uniformed & Black, Monochrome,Paranova. Мне очень понравилось это удачное смешение стилей, так что я решил продолжить этот опыт и в The Judas Table в песнях Killer, Can of Worms, Stillborn Empires, хотя эти песни не слишком быстрые. Таким образом, я взял кое-что из предыдущего альбома, этот опыт смешения стилей, и привнес что-то новое.

Rockcult: Важно ли для тебя, что говорят критики? Или ты достаточно равнодушен к этому?

Мик: Конечно, это важно. Сейчас, в эпоху интернета, то, что написано в сети, становится истиной для миллионов людей. И я думаю, что если бы критики начали словесную атаку на мой альбом, конечно, я бы переживал. Потому что, я думаю, люди бы судили об альбоме заранее, основываясь на плохих отзывах, так что я не понимаю, как бы я мог оставаться к этому равнодушным. Но я не приспосабливаюсь: я не думаю о том, чтобы понравиться критикам, когда пишу альбом. Я просто стараюсь сделать наилучший звук для того особенного набора песен в этот определенный момент. И потом я, конечно же, волнуюсь, какие отзывы получит релиз. Любой бы волновался. Да, я чувствителен к отзывам, это естественно.

Rockcult: Расскажи о своем новом проекте Sleeping Pulse с португальским музыкантом Луисом Фазендейро и релизе дебютного альбома в 2014 году. Есть ли какие-нибудь планы относительно развития проекта?

Мик: Я бы хотел, конечно, но я жду Луиса – пишет музыку он, но он сейчас занят со своим основным проектом Painted Black, готовит новый альбом. Иногда я спрашиваю его: «Луис, будет ли что-нибудь дальше?». Но он отвечает, что сейчас очень устает. Так что я просто жду. Но мы определенно будем писать второй альбом.

Rockcult: Правда ли, что ваш первый релиз вы писали через интернет, пересылая наработки друг другу?

Мик: Да, верно, мы никогда не встречались в студии. В то время, как я на 100% занят со своим основным проектом Antimatter, а он – с Painted Black, у нас мог бы возникнуть конфликт. Поэтому мы разделили: Луис полностью отвечает за музыку, а я – за тексты и вокал. И дальше мы уже обсуждаем песню. У нас есть правило – если кому-то из нас что-то не нравится, это не попадает в альбом. Это лучший способ дать 100% контроля над проектом обоим.

Rockcult: Тебе нравится тот факт, что технологии развиваются так быстро? Например, в прошлом веке вам определенно пришлось бы идти в студию, а сейчас можно запросто работать из дома.

Мик: Честно говоря, большая часть альбома The Judas Table была записана дома (кроме ударных). Мне определенно нравится развитие технологий.

Rockcult: Как тебе твой визит в Россию? Хотя это уже второй твой приезд, ты впервые побывал в Сибири

Мик: Ну, когда мы только сошли с поезда в Красноярске, было просто охренительно холодно, примерно -5, на улице стоял сибирский парень в шортах. Эти люди определенно другие. Я оглянулся вокруг, и это определенно был совсем иной пейзаж. И в плане экономики, и относительно климата – все было иначе, чем я привык. Когда приезжаешь куда-то совсем в другое место, интересно, насколько иными будут здесь люди. Но когда ко мне подходили после выступления, прием был таким теплым.

Rockcult: Тебе нравится общаться с фанатами?

Мик: Да, мне пишут в интернете, я всегда отвечаю. Я не вижу причин, по которым я не должен отвечать, я же не могу быть конченым уродом и отстраняться от всех. Я сам фанат музыки, так же, как и многие другие, так что я понимаю, что если ты получаешь удовольствие от чьего-то творчества, то возникает сильное желание рассказать об этом. Когда мне кто-нибудь пишет, я всегда рад ответить, я не смущаюсь, когда мне говорят, что кому-то нравится моя музыка, то, что я делаю. Значит, я все делаю правильно. Мне кажется, что некоторые музыканты просто смущаются похвале.

Rockcult: Какую музыку ты сам слушаешь?

Мик: Проще сказать, что из 60-х я слушаю фолк- и психоделик-рок; из 70-х – классический рок, прогрессив-рок; также синт-поп, дарк-вейв, олдскул-метал из 80-х; гранж из 90-х. Современную музыку я скорее не слушаю.

Rockcult: Что тебя вдохновляет?

Мик: Ну… Все, что я сегодня упоминал. Музыка, которую я перечислил. Все, что было значимой вехой в моей жизни в разные времена, все, что оказало на меня влияние и осталось внутри меня, оставило свой опечаток.

Информация с сайта http://rockcult.ru/

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

четырнадцать − четырнадцать =