Фабрика Лыжина в Ивантеевке.

 

Под руководством Федора Федоровича Эрисмана (1842 – 1915) в октябре 1880 года с целью санитарного исследования проведен осмотр суконной фабрики Лыжина при с. Вантееве.

В результате осмотра было подробно описано состояние фабрики, фабричных корпусов; сведения о работниках и их быт.

«Фабрика занимается суконным производством во всем объеме, т.е. прядением шерсти, ткачеством и отделкой сукон (приблизительно 5000-6000 кусков в год). Перерабатывается так называемая «испанская» шерсть русского происхождения.

Фабрикой заведует управляющий из крестьян, практически знакомый с суконным производством уже дет 20. В красильне имеется особый мастер. За паровой машиной смотрит слесарь-самоучка в машинном деле.

Земли под фабрикой около 6-ти десятин. Фабрика лежит на реке Уче, правый берег которой представляет здесь плоскогорье, с весьма крутым склоном к реке, тогда как левый берег низменный, совершенно плоский.

Левый берег реки Уча

Фабричные строения расположены на правом берегу, большей частью у самой реки, в низине, на таком месте, где речное русло несколько отступает от береговой возвышенности; часть же строений находится на плоскогорье, на усадебной земле бывшего поместья.

Правый берег реки Уча

Мимо заведения пролегает искусственно устроенный канал (бывшее когда-то русло реки); сама же река отведена несколько дальше; канал питается водой из реки и немного ниже фабрики снова впадает в реку.

Речушка, которая имеет начало в районе улицы Задорожной-Советского проспекта

На склоне берегового бугра имеется родник.

На плоскогорье, рядом с фабричными строениями, распложены обывательские дома с. Вантеева, выстроенные большею частью на помещичьей земле, отчасти же и на земле, принадлежащей владельцу фабрики.

улица Садовая

Вообще крестьяне с. Вантеева остались без земли и просто приписаны к фабрике. Они платят по 6 руб. с души государственного налога и 3 руб. за усадьбу владельцу земли, купцу Щекину. На востоке и юго-востоке фабрика граничит с красильным заведением Ватремэ (Ватреме); к северу находятся луга, болота, кустарник.»

Особенно интересна схема строений, составленная Эрисманом по результатам осмотра.

Главный фабричный корпус пока состоит только из двух этажей (нет еще 5-ти этажного главного фабричного корпуса). Уже есть «глаголь», по соседству строится квартиры служащих (XXI); спальня рабочих (XIX), которая теперь располагается между «красной» и «белой» спальней.

План суконной и суконоотделочной фабрики Лыжина:

«Взаимное положение фабричных строений видно на прилагаемом плане. Свойствами самой территории они разделяются на две главные группы, из которых одна, обнимающая главным образом фабричных корпус и другие, служащие производству здания, расположена в низменности, а другая, состоящая преимущественно из жилых строений, находится на горе.

Ядро фабрики представляет главный фабричный корпус (I), двухэтажное, каменное здание, имеющее в себе приготовительное, прядильное, ткацкое и стригательное отделения. На обращенной к канаве стороне его находятся различные небольшие пристройки, как-то: кожух для водяного колеса и отравочная (II-a и b), затем сушильня (V), идущая почти вдоль всего здания, и, наконец, сукновальня и промывная (III и IV), выстроенные непосредственно над водой. На западной стороне фабричного корпуса к нему пристроены: паровая и котельная (VI) и запарная (VII); в досчатом приделке к котельной находится клеильная. С противоположной стороны, на расстоянии прибл. 12 саж. от главного корпуса, расположено двухэтажное здание (X), в котором помещаются пресс, сушильня для суровья и ручная ткацкая, а между ним и фабрикой, во время осмотра, строилось новое, небольшое здание (IX), назначенное под контору. К северу от фабричного корпуса, через дорогу, находится красильня (XII) с прилегающей к не лабораторией (XIII), и рядом с нею – материальный сарай (XI). У самого моста, ведущего через ручеек, выстроена баня (XV) и примыкающая к ней кузница (XIV).

На плоскогорье, куда от моста ведет значительное количество ступенек, расположены под ряд и примыкая друг к другу: 1) двухэтажное здание, в котором помещается кладовая и квартиры служащих (XX); 2) такое же здание, в то время не достроенное, назначенное под квартиры служащих и под ткацкую мастерскую (XVI); 3) также двухэтажное здание, первый этаж которого занят спальнями рабочих, тогда как во 2 этаже, в то время порожнем, имелось в виду поставить ткацкие станки (XVII); наконец, 4) двухэтажная же спальня рабочих (XVIII). На значительном расстоянии от этой группы построек находится еще небольшое, одноэтажное здание, занятое спальнями рабочих (XIX).»

«Сведения о рабочих. Наличное число все рабочих на фабрике во время осмотра, было около 360; больше этого не бывает никогда, в летнее же время количество рабочих, частью в зависимости от полевых работ, частью вследствие уменьшенных требований производства, сокращается до 200 человек.»

Рабочих из Московского уезда – 144 (44,3%), других уездов Московской губернии – 73 (22,5%), других губерний – 108 (33,2%). «Но так как весьма многие из рабочих других уездов Московской губернии принадлежат к жителям Богородского уезда, на границе которого расположена данная фабрика, то можно сказать, что, по крайней мере, половина рабочих относится к местному населению. Они же могут быть названы постоянными рабочими, тогда как остальные, пришлые рабочие часто переходят с одной суконной фабрики на другу и «идут туда, где получают, хотя бы временно, лишнюю копейку».

Между пришлыми рабочими малолетних весьма немного; последние, как и подростки, рекрутируются почти исключительно из местного населения.

Рабочий день. Фабрика работает день и ночь; даже ручные ткачи работают большей частью целые сутки, с подручным (обычно с бабой), причем один из двух работает днем, другой ночью; еженедельно они обмениваются часами работы, так что каждому приходится сидеть за станом ночью через неделю; но так как подручный вырабатывает меньше самого ткача, то последний берет себе 1/3 заработка, а помощнику отдает 1/3 (третью копейку). – Смены рабочих устроены также, как и на других шерстопрядильных и суконных фабриках: денная смена работает 13 часов, а ночная лишь 11 часов; последняя заступает первую во время завтрака (8-9 утра) и во время обеда (12-2 полудни). – Красильщики, развещики, отравщики и суконщицы работают только днем; они выходят на работу в 4 часа утра, завтракают от 8-9 ч., обедают от 12-2 ч. и кончают в 8 ч. вечера.
По праздникам работа бывает лишь в исключительных случая, за особую плату.

За порчу товара вычитается по 15 коп. с рубля. Подобными штрафами более всего подвергаются ткачи, но вообще, по словам управляющего, денежных взысканий немного, так как «не с чего вычитывать».

В расчетных книжках напечатаны особые условия найма, которые я приведу здесь целиком, так как они могут более или менее служить образчиком подобных условий.

  1. Нанявшись по… в месяц, сроком до св. Пасхи 18… года, если потребует расчет прежде 1-го сентября, то расчет полуценой.
  2. Если не пожелает работать после 1-го сентября, то обязан о том заявить конторе за 2 недели и в течение этих 2-х недель не оставляет работы; в противном случае лишается месячного жалованья. О дне заявления им контора делает о том отметку в сей тетради.
  3. За несоблюдение фабричных правил контора имеет право во всякое время рабочему отказать в работе и расчесть по день отказа.
  4. При уменьшении работы на фабрике, контора имеет право и прежде срока расчесть, объявляя о расчете за две недели.
  5. В случае от непредвиденных причин, поломки машин или отчего бы ни было, может вся или часть фабрики остановиться, то за прогульные дни рабочим жалованья не полагать.
  6. Выдача денег один раз в месяц, по прошествии месяца после 15-го числа, в 1-ю субботу.
  7. С машинами рабочий должен обращаться строго, согласно правил, вывешенным в корпусе и объявленным каждому.

Такие условия найма, весьма неводные и стеснительные для рабочих, не требуют никаких комментариев; понятно, что только человек, находящийся в крайней нужде, может им подчиняться.

Кроме этих условий найма, в расчетных книжках напечатаны еще упомянутые нами правила, утвержденные бывшим московским обер-полицмейстером Араповым; но редакция последнего пункта этих правил подверглась в фабричной конторе Лыжина небезынтересному изменению. Пункт этот в правилах Арапова гласит:

«Жалобы со стороны фабричных, получающих плату сдельно, на неудовлетворение их за прогул, происшедший по вине хозяина, могут быть подаваемы судебной власти«…

А в расчетных книгах сказано:

«… могут быть подаваемы местной полиции в течение двух недель, считая первого прогульного дня, дабы разбиратели могли поверить их основательность; по миновании же двух недель, никакие сего рода жалобы в уважение не принимаются».

Смысл этого своеобразного толкования гражданских отношений между рабочими и конторой не трудно понять, в особенности при существующих отношениях между местной полицией и владельцами фабрик и заводов: ясно, что даваемое здесь рабочему право предъявление иска на контору совершенно фиктивное.»

Эрисман также подмечает объявление по технике безопасности, вывешенное в фабричном корпусе.

Объявление.

На фабричных заведениях, действующих посредством машин, бывают нередко от неосторожного обращения с машинами рабочих, а также от небрежности и недостатка надзора со стороны хозяев, несчастные случаи, оканчивающиеся обыкновенно повреждением или лишение какого-либо члена, а иногда даже смертию. Для отвращения сего на будущее время, комитет Высочайше утвержденных, для надзора за фабриками и заводами, по приказанию г. Московского Военного Генерал-Губернатора, объявляет содержателем фабрик и заводов непременному исполнению следующее:

  1. Установить и располагать на заведениях, вообще, машины одна от другой на расстоянии не менее ¾ аршина.
  2. Все машины, имеющие зубчатые колеса, прикрывать, если не постоянно, то непременно во время действия, нарочно устроенными деревянными или металлическими колпаками или футлярами, в особенности там, где предвидится явная опасность для рабочих; в случае же невозможности устроить означенные колпаки или футляры, приставлять, для надзора за действием машин и для наблюдения за рабочими, людей опытных, трезвого поведения и хорошей нравственности.

Дозволено цензурою.
Москва 2 Апреля 1875 г.

Мы неоднократно имели случаи указывать на то, что на практике фабрикантами и заводчиками разумные, в общем, требования этих правил часто игнорируются и что выраженным в них угрозам особенного значения не придается. Другими словами, правила эти постигла печальная судьба всех бумажных распоряжений, за действительным исполнением которых не существует надлежащего контроля. Издав их, комитет для надзора за фабриками и заводчиками очистил свою совесть; фабрикант сделал тоже самое, вывесив на основании их особые правила для рабочих, — а затем осталось все по старому; «неослабное» же наблюдение комитета и «поступление с виновными по законам» остались в области благих желаний и фантазий, так как к подобным угрозам и те, которые их пишут, те к которым они обращены, относятся весьма благодушно.»

Инфо: https://ru-ivanteevka.livejournal.com

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

семь − 4 =