Брестские паровозы — живая легенда железных дорог (Статья Юрия Барковского)

Через Брест проходит множество туристических маршрутов. Каждый день сюда приезжают туристы, чтобы посетить легендарную Брестскую крепость, погулять по старинным улочкам города, побывать в знаменитой Беловежской пуще, подняться на древнюю Каменецкую вежу. Но мало кто знает, что в городе есть еще один объект, который вполне мог бы стать интереснейшим туристическим пунктом. Среди железнодорожников город знаменит прежде всего паровозами! Эти необычные локомотивы более ста пятидесяти лет были хозяевами железных дорог всего мира, водили трансконтинентальные экспрессы и грузовые поезда, везли на войну войска и оружие, были символом технического прогресса. В наши дни паровозы заняли заслуженные места в музеях.

Несколько лет назад в Беларуси были созданы и успешно работают железнодорожные музеи в Бресте и Барановичах. Там собраны паровозы, старинные вагоны, множество железнодорожных устройств и инструментов различного назначения — то, что давным-давно исчезло с железных дорог. Все это аккуратно отреставрировано. Как и любой другой музей, железнодорожные музеи имеют свои фонды. В фондах Брестского музея хранится около десятка паровозов — в ожидании ремонта и на реставрации, и несколько «живых» паровозов. А базируются фонды музея в локомотивном депо Брест-Восточный.

Это депо само по себе необычно. Старинное веерное здание, построенное еще в царские времена, красивая водонапорная башня, тепловозы М62 и ЧМЭ3 на европейской колее с буферами и винтовой сцепкой. Но главная его особенность — единственный в Беларуси участок по реставрации паровозов. Там работает небольшой коллектив специалистов разного возраста — от пожилых локомотивщиков, которые начинали свою трудовую деятельность, работая на паровозах, до молодых специалистов, которые неравнодушны к историческим локомотивам. Трудно переоценить значение работы, которую проводят эти люди. Ведь они сохраняют историю железной дороги в том виде, в каком ее принято сохранять в европейских странах, — каждый экспонат должен быть рабочим и периодически обкатываться. Кстати, по меркам стран Евросоюза, количество рабочих паровозов на железной дороге — прямой показатель ее престижа и благополучия.

Эти паровозы приносят депо и доход — иногда их предоставляют для ретропоездок по Беларуси и за ее пределами, а также кинематографистам. Например, осенью прошлого года брестский паровоз участвовал в съемках фильма «Последний бронепоезд», премьера которого состоялась недавно. Ну, а кроме прибыли, паровозы приносят огромное удовольствие тем, кто приходит на них полюбоваться, и в первую очередь самим работникам депо.

Побывать в брестском депо мне удалось 1 июля, когда из его ворот после многолетней реставрации вышел паровоз СУ 250-30. Этот локомотив был построен в 1948 году и прошел долгий путь: сначала он работал в Беларуси, потом попал в Тюмень. Вернулся он к нам уже из Ростовского музея, его обменяли на трофейный немецкий паровоз ТЭ-322. Деповчане с болью в сердце говорят о том, в каком он был ужасающем состоянии: весь ржавый, с разбитыми стеклами, не хватало множества узлов и агрегатов. Но маленький коллектив реставрационного цеха знает свое дело. Здесь полностью заменили обшивку котла, с нуля восстановили его арматуру, провели полную ревизию паровой машины и проделали много другой работы. К сожалению, полную реставрацию провести не удалось из-за того, что руководство музея торопило реставраторов с окончанием ремонта. После долгих лет кропотливой работы возрожденный паровоз предстал перед нами во всем своем довоенном великолепии, сверкая свежей зеленой краской, ярко-желтыми поручнями, золотой звездой на дымовой коробке и, конечно же, тем, чем всегда были знамениты пассажирские паровозы, — огромными красными колесами!

Паровоз притаился в одном из тупиков, где его разогревали с раннего утра. А когда он издал пронзительный гудок и, попыхивая цилиндрами, неспешно двинулся на поворотный круг, возле локомотива стали собираться любопытные: среди тепловозов и электровозов паровоз казался удивительным созданием, пришедшим к нам из далекой довоенной эпохи. Дети вертелись вокруг паровоза, просили бригаду погудеть, железнодорожники увлеченно обсуждали старинную машину, а пожилые локомотивщики глядели на нее так, словно вглядывались в свои молодые годы. Железнодорожники рассказали мне, как однажды на звуки гудков к паровозу приковылял дедушка и, прижавшись к старому металлу, запричитал: «Родненькие мои, я ж ваши голоса и через сто лет помнить буду!»

Но вот машинист продувает цилиндры, и все мы утопаем в клубах белого пара, жадно вдыхаем сладковатый запах угольного дыма и машинного масла — запах, который, по словам старых железнодорожников, невозможно забыть. Вот паровоз разворачивается и, словно тяжело дыша, съезжает с круга. Как не прокатиться на этом железном чуде!

По крутым ступенькам я поднялся в закопченную кабину, и паровоз под шипение пара в цилиндрах двинулся тендером вперед. Мне самому довелось покидать в топку уголь лопатой, и я сам ощутил, как непросто было работать на такой машине кочегаром. А пожилой машинист умело управлялся с реверсом и регулятором, попутно перебрасываясь с нами шутками и объясняя, как работает эта диковинная машина. А когда паровоз выехал с территории депо к конечной остановке автобуса, то сразу же стал объектом внимания пассажиров и всех, кто проходил по улице и по пешеходному мосту! Одни сразу схватились за фотоаппараты и мобильные телефоны, другие просто не могли оторвать взгляд от паровоза — чудесной машины, которую так редко увидишь в наши дни. Вскоре грузовой паровоз подъехал к сверкающему пассажирскому красавцу, сцепился с ним и под восхищенными взглядами любопытных выкатил его за пределы территории депо. А через несколько часов паровоз СУ 250-30 уже занял свое заслуженное место в музее.

В Беларуси растопка паровоза — редкое событие. А в европейских странах, особенно в Германии и Англии, паровозы — это предмет увлечения сотен и тысяч людей. В этих странах существуют железнодорожные музеи и заповедные железные дороги, кое-где паровозы работают даже постоянно. На выходные дни туда приезжает много людей, неравнодушных к старинным локомотивам, чтобы окунуться в историю, увидеть паровозы в работе, послушать тяжелое дыхание паровой машины, а если получится — покидать лопатой в топку уголек и вволю погудеть паровозным свистком. Ну, а фестивали паровозов, которые несколько раз в год проводятся в разных городах Германии, собирают до тридцати тысяч туристов из разных стран мира. Подобные музейные железные дороги есть и в странах-соседях — России и Польше. В Сохачеве, неподалеку от Варшавы, каждую субботу совершает рейс старинный поезд с паровозом, и в вагонах редко бывают свободные места. А около Познани есть целое паровозное депо, в котором старинные локомотивы работают и водят поезда каждый день. В России заповедная железная дорога под Переславлем-Залесским уже давно вошла в список достопримечательностей «Золотого кольца».

Почему бы и у нас, в Беларуси, не устроить демонстрацию красоты паровых локомотивов для всех желающих? Наши железнодорожники уже имеют опыт проведения ретропоездок. А начать можно с малого — устраивать для туристов путешествия на исторических локомотивах по железнодорожным веткам в пределах Бреста с посещением железнодорожного музея. Организовать это можно таким образом, чтобы любой желающий мог прокатиться в будке машиниста, поработать в качестве кочегара. Можно даже организовать обучение желающих вождению паровоза с выдачей символических «прав машиниста». На мой взгляд, лучшим вариантом было бы включить такие поездки в программу для туристов, приезжающих в Брест, наряду с другими достопримечательностями этого города. Все условия для этого в Брест-Восточном есть — паровозы, удобные подъезды к депо, автостоянка, столовая, а главное — люди, которые готовы знакомить всех желающих с живой историей железной дороги.

Но есть одна серьезная проблема. В последнее время наметилась очень опасная тенденция, связанная со сбором металлолома. В результате на гвозди идут даже паровозы в рабочем состоянии. Был случай, когда разрезали на лом «живой» паровоз практически сразу после того, как он вернулся с киносъемок. Пропадает труд работников железной дороги, которые тратят так много сил на отбор паровозов для музея, их реставрацию, хранение, техническое обслуживание. В создавшейся ситуации спасти паровозы от уничтожения может только создание специальной туристической программы, в ходе которой они станут хотя бы частично оправдывать свое содержание…

Мне удалось побывать и в железнодорожном музее. Надо отдать должное тому, как бережно отреставрированы экспонаты, аккуратно уложены дорожки, красиво посажены цветы. Но после посещения депо я понял, что неподвижно стоящие экспонаты не идут ни в какое сравнение с горячим паровозом — живой машиной, которая так притягивает взгляды даже самых равнодушных людей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

пять × два =