Вавчуга, как часть Единого Туристического маршрута. Характеристика и анализ.

План 

  1. Из истории (По Чернышёву Валериану. 1844год).
  2. Из очерков С.В. Максимова «Год на Севере» 1890 год.
  3. SWOT-анализ деревни Вавчуги с выводом.
  4. Современное представление деревни.
  5. Дополнительная информация.

Из истории (по Чернышёву Валериану. 1844 год)

Селение Вавчуга Холмогорского уезда замечательно в истории преобразования России Петром Великим как первая коммерческая корабельная верфь в государстве. Расположенное по правому гористому берегу реки Северной Двины.

В этом местечке ещё прежде исторической известности его, по удобству местоположения, на вытекающей из озёр речке Вавчуге, впадающей в Северную Двину, на урочище, называвшемся исстари Осиповым городищем, была устроена водяная лесопильная мельница, состоявшая в частном владении, с 1553 года, как видно из писцовых книг 1622 по 1624 год, где она показана принадлежащей Ивану Фёдорову Попову. Последний из рода Поповых, именем Григорий, будучи тестем холмогорца, посадского человека Андрея Баженина, 23 марта 1671 года продал Баженину родовое своё имение в безвозвратное и потомственное владение, за 300 руб. со всеми землями тяглыми и оброчными, сенными покосами, рыбными ловлями и мельничными прудами. По сохранившимся современным сведениям, это владение заключало в себе 4 сохи земли, речку Вавчугу и озёра с находящимися на них островками, где заключалось земли, удобной для хлебопашества, 2 четверти без трешника и неудобной без трешника две чети, с мукомольной водяной мельницей о трёх жерновах на старинном пруде.

Когда Вавчуга перешла чрез покупку во владение рода Бажениных, сын Андрея Осип Баженин, впоследствии основатель кораблестроения на берегах Двины, в 1680 году из прежде существовавшей мельницы решился устроить новую лесопильную на том самом месте, собственного изобретения, на иностранный образец, без всякой помощи мастеров иноземных. Мельница эта действовала водой.

Удобство местоположения и самые существенные выгоды, которые доставлялись владельцу от распиловки лесов, обратили внимание тогдашнего архиепископа Холмогорского и Важеского Афанасия. Преосвященный в 1689 году испрашивал как Вавчугу, так и пильную на ней мельницу в своё владение, но просьбы эти остались без уважения. Другого соперника встретил Баженин в переводчике Посольского приказа, иностранце Андрее Крафте, получившем царскую привилегию на устройство в России водяных и ветряных мельниц. Он имел намерение присвоить владение Баженина, как согласовавшееся с его выгодами. Обстоятельство это побудило владельца Вавчуги прибегнуть с просьбой к царям Иоанну и Петру Алексеевичам, с изъяснением прав своих на владение этим местечком. Грамотой царской от 10 февраля 1693 г. Баженину даровано право производить на принадлежащей ему мельнице распиловку леса и размол муки, с платежом пошлин за вырубленный лес и выпиленные из него доски в Архангельске и Холмогорах, согласно торговому уставу, а о Крафте сказано, что выданная ему привилегия на повсеместное устройство в России водяных пильных мельниц не может распространяться на мельницы Баженина, так как Крафту не было предоставлено права на устройство подобных заведений там, где они уже устроены, тем более, что Баженин построил свою мельницу гораздо ранее, нежели Крафт получил привилегию и ещё ранее эта мельница значилась за тестем Баженина.

Обеспеченный царской грамотой в бесспорном владении, Баженин развил круг своих действий. Великий Преобразователь России во время первого пребывания своего в Архангельской губернии, 1693 года, посетил Вавчугу. Удобство местоположения её подало ему мысль основать здесь корабельную верфь. Предприимчивый Баженин избран был исполнителем предначертаний юного монарха, и в том же году началось здесь кораблестроение. Первый корабль заложен здесь по царскому указу стольником и двинским воеводой Фёдором Матвеевичем Апраксиным. Изъявив желание приехать в Архангельск весной 1694 года, царь предписывал воеводе озаботиться заготовлением леса и железа. Работавшие корабль были русские и иностранцы, а мастера Никлас и Ян, вероятно, выписанные из Голландии сандамские уроженцы. По спуске на воду судно это было нагружено российскими казёнными товарами и отправлено в Голландию. Пётр Великий, будучи тогда в Архангельске, дал этому судну первый русский торговый флаг, составленный из трёх нидерландских цветов: красного, белого и синего, перемешанных в противном голландскому флагу порядке.

В последствии времени на Вавчугской верфи Осип и Фёдор Баженины строили, не только по заказам купцов трёхмачтовые купеческие суда, но даже по подрядам военные корабли, фрегаты, пинки, гулкоры и галиоты, кроме судов им собственно принадлежащих. Строившимися же на заводе их коммерческими судами они производили значительную торговлю с Данией и Голландией.

За заслуги, оказанные царю и отечеству, Осип и Фёдор Баженины получили звание именитых людей гостиной сотни; царь Пётр Великий грамотой, данной 2-го февраля 1702 года, предоставил им право строить корабли и яхты у пильной их мельницы, русскими и иностранными мастерами, для отпуска из Архангельска русских товаров, беспрепятственно нанимать для составления экипажа на эти суда штурманов, шкиперов и матросов, даже и из русских, которые бы вознамерились посвятить себя мореплаванию. Воспрещалось избирать Бажениных в общественные службы, чтобы не отвлечь их чрез то от занятий кораблестроением. Предоставлялось право на коммерческих судах их, для обороны от неприятелей, иметь пушки и порох. Дозволялся беспошлинный привоз из-за границы корабельных припасов, и, наконец, за усердие к царю Баженины на кораблях своих могли держать свободно людей всякого звания без малейшего препятствия в том со стороны воевод и бургомистров.

Царские привилегии, данные Бажениным, впоследствии подтверждены были, в различных царствованиях, потомству их указами Правительствующего Сената.

Местечко Вавчуга ознаменовано двукратными посещениями мудрого Преобразователя России Петра Великого: сей знаменитый монарх, возвращаясь из Архангельска, прибыл сюда из Холмогор 21 сентября 1693 г. в четверток, на небольшом карбасе, сопровождаемый несколькими особами из свиты своей, и, по обозрении пильной мельницы, продолжал обратный путь в Москву до Копытова водой. Второе посещение последовало в июне 1702 года. Могучий создатель российского флота, сопровождаемый царевичем Алексеем Петровичем и многочисленной свитой, прибыл сюда из Архангельска на фрегате, взятом от шведов во время сделанного ими нападения на Новодвинскую крепость, и присутствовал при спуске двух фрегатов: Курьера и Святого Духа, построенных английскими мастерами, которыми командовали иностранцы Памбург и Варлант. Осип Баженин получил от монарха лестную награду, был наименован корабельным мастером.

В 1707 году иждивением Осипа Баженина, на лежащей неподалёку от лесопиленного и мукомольного заводов горе, построена каменная церковь, с такой же колокольней, во имя св. Иоанна Крестителя с приделом Иоанна Златоустого. В течение 97 лет храм этот числился домовым, а с 1804 года приписан к Ильинскому приходу Холмогорского уезда, в настоящее же время содержится потомком Бажениных архангельским купцом Никифором Степановичем Бажениным, из доходов, приносимых заведениями. Богослужение отправляется здесь причтом Ильинского же прихода, в храмовые праздники и когда заблагорассудится содержателю. По возвышенности местоположения храм этот виден издалека, а с колокольни его представляется очаровательный вид окрестностей: несколько десятков селений лежат пред вами и между ними разливается обширная Двина, которой величественные воды покрываются весной множеством барок и других речных судов, на которых производится сплав к Архангельскому порту произведений собственных губерний. Сохранилось предание, будто бы мудрый Просветитель России, в бытность свою здесь в 1702 году, взойдя с Осипом Бажениным на эту гору и увидев окрестные селения, хотел наградить ими своего любимца, укрепив их за ним потомственно. Скромный Баженин уклонился от монаршего предложения, оставаясь довольным тем, что уже имел. Здесь, близ церкви, находится фамильное кладбище Бажениных.

Знаменитость этой фамилии доказывается существующей доныне в Холмогорах пословицей: «у тебя так светло, как будто бы Баженин в гостях!». Подобная пословица произошла от обыкновения зажигать большое число свеч, когда Беженины посещали кого-либо из своих сограждан — холмогорцев.

Баженины увековечили свою память не только как первые кораблестроители коммерческого флота в России, но и как благотворители. Ими принесены в дар Холмогорской Троицкой церкви искусные по тогдашнему времени колоколенные боевые часы.

Брат Осипа Фёдор Баженин, по личному избранию Петра Великого, был экипажмейстером в Архангельском адмиралтействе, по смерти комисариуса Избранта, с 1702 по 1720 год, а потом занимал должность президента вновь открытого Городового магистрата, оставя по себе память гражданина достойного. Самые потомки Бажениных ознаменовали себя неоднократными отличиями, на поприще служения по выборам общественным.

Вавчуга есть слово корельское, означающее: «брюховатое озеро». Самое название местечка, вероятно, происходит от озера Вавчуги, соединяющегося с речкой того же имени, водами которых, при посредстве устроенной плотины, приводятся в действие лесопиленная и мукомольная мельницы, существующие на месте построенного в древности завода. Механизм машины равняется силе 30 лошадей. Завод этот составляет в настоящее время наследственную собственность архангельского купца Никифора Баженина.

На возвышенном берегу реки Двины, не в большом, но уютном домике, построенном на городской образец, жительствует нынешний владелец Вавчуги Никифор Степанович Баженин. В этом скромном домике обращают особенное внимание каждого патриота медальон, вырезанный на кизиле, собственными руками Державного Петра, с изображением портрета царя, в лавровом венке, подаренный в знак памяти монархом любимцу его Осипу Баженину, и грамоты, данные предкам Баженина, от царей Иоанна и Петра Алексеевичей, 10-го февраля 1693 и 2-го того ж месяца 1702 годов, как равно и фамильные портреты, замечательные правильностью живописи и свежестью колорита, сохранившейся по настоящее время, писанные современными художниками в Голландии.

 

Из очерков С.В. Максимова «Год на Севере» 1890 год.

 

Вот и сама Вавчуга на крутой горе, по трем уступам или террасам которой Баженин выстроил свои владения. На нижней террасе, ближней к реке, существовали его корабельные доки, теперь лесопильный завод. Далее, на середней террасе выстроен его двухэтажный дом, шитый тесом, большой и по образцу всех архангельских изб, но только заметно в больших размерах и большей чистоте. На самой верхней террасе, на вершине Вавчужской горы, красуется сельская церковь старинной постройки, с колокольни которой открываются чудные и разнообразные виды, как говорят, больше чем на семьдесят верст. На эту колокольню входил с Бажениным Петр Великий, три раза навещавший Вавчугу. На этой колокольне, по народному преданию, великий монарх звонил в колокола, тешил свою государеву милость. И с этой-то колокольни раз, указывая Баженину на дальние виды, на все огромное пространство, расстилающееся по соседству и теряющееся в бесконечной дали, Великий Петр говорил:
— Вот все, что, Осип Баженин, видишь ты (а глаз досягал чуть не до самого Архангельска) здесь: все эти деревни, все эти села, все земли и воды — все это твое. Все это я жалую тебе моей царскою милостью!
— Много мне этого, — отвечал старик Баженин. — Много мне твоего, государь, подарку. Я этого не стою. Я уж и тем всем, что ты жаловал мне — много доволен.
И поклонился царю в ноги.
— Немного, — отвечал ему Петр: — немного за твою верную службу, за великий твой ум, за твою честную душу.
Опять поклонился Баженин царю в ноги и опять благодарил его за милость, примолвив:
— Подаришь мне все это — всех соседних мужичков обидишь. Я сам мужик и не след мне быть господином себе подобных, таких же, как и я, мужичков. А я твоими щедрыми милостями, великий государь, и так до скончания века много взыскан и доволен.
Милости государя состояли в том, что Баженин получил сначала звание корабельного мастера, а потом вместе с братом (Федором) назван именитым человеком гостиной сотни, мог отправлять свои корабли за море с разными товарами, имел право держать пушки и порох, мог, без всякой пошлины, вывозить из-за моря все материалы, нужные для кораблестроения, нанимать шкиперов и рабочих всякого звания, не спрашивая согласия местных властей. Все это Баженин получил за то, что был одним из первых и лучших ценителей начинаний Петра I и был первым основателем и строителем первого русского коммерческого флота. Все это совершилось таким образом.
Давно когда-то, еще в XVI столетии, в селении Вавчуге построена была лесопильная мельница, принадлежавшая некоему Ивану Попову. Один из наследников этого Попова в 1671 году передал мельницу и всю землю подле (занимавшую пространство в 5 сох) холмогорскому посадскому человеку Баженину. Баженин завод перестроил «без заморских мастеров по немецкому образцу», успел выиграть дело, заведенное с ним каким-то иноземцем Андреем Крафтом. Грамотою царей Иоанна и Петра Алексеевичей Вавчуга [*] [В двух верстах от Вавчуги лежит село Чухченема, Никольская церковь которого была некогда монастырем. Монастырь этот приписан был к Троицко-Сергиевской лавре (как видно из грамоты Ионы, митрополита сарского и подонского, 1619 г.). То же должно сказать о Кривецком погосте (на левом берегу Двины, при впадении реки Обокши) и о Моржегорском селе, стоящем при впадении в Двину реки Моржовки. В последнем из них находилась пустынь Николая Великорецкого, основанная царем Федором Алексеевичем; а в Кривецком погосте существовал при Михаиле Федоровиче, около 1619 года, монастырь Успенский.] передана братьям Бажениным в их полное и потомственное владение. В первое посещение свое Архангельска (1693 года 21 сентября) Петр I с Холмогор «изволил,- по словам продолжателя двинского летописца (Иова, холмогорского протопопа), — с немногими шествовать в малом корабле в Вавчугу для осмотрения пильныя мельницы, и оттуда выехать на Крылово, а оттоле шествовать сухим путем». Место Вавчуги полюбилось царю, и он внушил Бажениным мысль основать здесь корабельную верфь. В том же году Баженин начал строить корабль, за изготовлением которого со сосредоточенным вниманием следил Петр все время, пока жил в Москве. Весною следующего года (1694) готов был и спущен с вавчужской верфи русский первый корабль с первым русским коммерческим флагом — «Св. Петр», отправленный в Голландию с грузом русского железа. Баженин между тем деятельно продолжал постройку военных и коммерческих кораблей, гукоров и гальотов, так что в 1702 году Петр, в третий и последний раз посетивший Двину, сам спустил в Вавчуге два новых фрегата.
Народное предание рассказывает при этом следующее:
Баженин ждал царя с великим нетерпением, которое в конце возросло до такой степени, что старик перестал ждать в Вавчуте, — выехал к царю навстречу. Ехал скоро, — насколько сильно было в нем желание поскорее лицезреть Петра и насколько быстро могли везти ямщики, хорошо знавшие, что Баженин — друг царя.
На одной из станций — именно в Ваймуге — Баженину показалось, что ямщик не скоро впрягает лошадей и таким образом как бы намеренно задерживает момент свидания его с Петром. Баженин вспылил и ударил ямщика в ухо, но так неловко, что попал в висок, и так сильно, что ямщик тут же на месте упал и умер.
Между тем приехал Петр. С Бажениным отправился он в Холмогоры и в Вавчугу. В Вавчуге пировал. Съездил в Архангельск и поехал назад в Петербург; Баженин его провожает. В той же Ваймуге, где Баженин убил ямщика, собрались мужики царю пожаловаться, что зазнался-де Осип Баженин и никакого суда на него не найдешь. Прямо сказать мужички не смели, а придумали сделать это дело так, что когда вышел царь из избы к повозке — мужики стали перешептываться промеж себя, потом громче и громче переговариваться:
— Баженин мужика убил. Мужика убил Баженин! Услыхал Петр — улыбнулся. Остановился на одном
месте, да и опросил весь народ громким голосом:
— Ну так что ж из того, что Баженин мужика убил?
У мужиков и ноги к земле и язык к гортани прилипли, стоят и слушают:
— Это ничего, что Баженин мужика убил. Больно бы худо было, кабы мужик убил Баженина.
У мужиков и ушки на макушке. Царь продолжал:
— Вас, мужиков, у меня много. Вот там под Москвой; за Москвой еще больше; да на Казань народ потянулся, к Петербургу подошел: много у меня мужиков. Вот вас одних сколько, собралось из одной деревни. Много у меня вас, мужиков, а Баженин — один.
С тем царь и уехал.
В это же посещение Вавчуги, как говорят, царь подарил Баженину медальон из кизила со своим портретом, вырезанным собственными руками. Медальон этот с двумя царскими грамотами хранился у покойного владетеля Вавчуги, гостеприимство и любезность которого делали их доступными вниманию всякого проезжего. По третьей грамоте Петра Алексеевича разрешалось Бажениным строение кораблей и беспошлинная вырубка 4000 дерев (2000 в Архангельске и 2000 в Каргополе).
Впоследствии, когда беломорская торговля упала, и уничтожены были все привилегии, какими пользовался Баженин, дела их пришли в упадок. Предание указывает на какого-то Кочнева, бывшего у Баженина приказчиком. Этот Кочнев будто бы злонамеренно вел дела своих доверителей, обворовывал их и впоследствии сам строил корабли и крупные суда на собственные, наворованные деньги. Вавчужская верфь потеряла свою нравственную силу и значение. Но старший Баженин до конца своей жизни не переставал пользоваться в окольности всеобщим почетом и уважением. И до сих еще пор живет в Холмогорах присловье: «словно у тебя Баженин в гостях!» — когда замечено будет, что в комнате собралось много свечей, хотя бы то произошло и случайно.
Впрочем, следует дополнить, что наружное почтение, оказывавшееся братьям Бажениным, было скорее вынужденным и лицемерным, чем заслуженным. Так, по крайней мере, следует думать о том самом Осипе Андреевиче, о тяжелом и забалованном нраве которого сохранилось рассказанное выше народное предание. Замечательно, что оно подкрепляется и документальными данными, недавно отысканными в подвалах Преображенского собора. В одном из этих актов именно этот самый Осип Баженин, владевший Вавчугою вместе с родным братом Федором, назван был «самосильным, самовольным и самосудным». Судя по судебному делу, начатому тогдашним холмогорским архиереем Варнавою, Осип Баженин являл в себе ту двойственность характера русского человека, которая особенно свойственна была этому переходному времени борьбы старых народных порядков с новыми петровскими. Будучи передовым человеком в делах, вызвавших одобрение великого преобразователя России, Баженин оставался человеком старых привычек, и в семейной жизни показавшим грубое самоуправство и безграничные насилия. Избалованный удачами в общественной деятельности, он был прихотлив в семейной жизни и не терпел никаких препятствий своему нраву. Будучи женат два раза, он уже в преклонных летах домогался развода, чтобы вступить в третий брак, и, не получив архиерейского разрешения, повенчался со своею работницею. Жена законная вступилась за свои права, и началось любопытное дело, которое тянулось целых десять лет (с 1713 по 1723 год). Архиерей Варнава, приняв сторону несправедливо обиженной, осторожными и настойчивыми действиями сумел осветить отношения супругов и разъяснить характер самого Баженина, оказавшегося виновным перед церковным и общественным судом.
Осип Баженин обвинял жену, Прасковью, между прочим, в волшебстве, имевшем будто бы вредные последствия для его здоровья, называя ее волшебницей и чародейкой: призывала знахарей, лила в умывальник и в питье наговорную воду, сыпала какое-то неведомое зелье, посещала какие-то подозрительные дома. По допросам и следствии оказалось лишь то, что, заметив охлаждение мужа, старинная русская женщина оказалась верною завещанным от предков преданиям, в советах со знахарями и в невинных чарах искала возможности возвратить любовь мужа. При этом и самые чары были невинны и забавны. Главная состояла в том, что чародей велел отыскать «первородного» человека, сходить ему к ручью, который течет в Двину повыше часовни Архангельского монастыря и зимою не мерзнет, и взять из него воды. Над нею чародей говорил, наклонясь, слова между прочим такие: «и спущаются со Христом с небес тридесять ангелов золотоперых и золотокрылых и с собой спущают тридевять луков и тридевять стрел, и стреляли они сквозь семеры облака, и отстреливали они рабы Божией и уроки, и призоры. Как с гоголя вода катится, так бы катилась с тоя рабы, с ясных очей, с бела тела и с ретива серца, и век по веку и отныне и довеку». И по той воде ножом чертил. Ту воду гонимая жена пила, и ею умывалась. Подозрение архиерея, выраженное вопросом: «не через образ ли перепускал, яко в сказках иных?» — также не оправдалось допросами, а обиженная простодушно созналась, что «пользы от воды никакой не было». Муж в то же время прибегает к побоям; которые она терпеливо и молчаливо переносит, заставляет прислугу не почитать и бранить ее, а в одной телогрейке в трескучий мороз выгоняет из дому и отнимает все ее приданое; она начинает жаловаться и предъявляет иск. Опираясь на благоприятелей в губернской канцелярии, Баженин, при их помощи, знает о ходе розысков, а надеясь на покровителей в столице — вступает в решительную и открытую борьбу с епископскою властью, вынужденною вмешаться в семейные дела супругов. На разводе и запнулась своеобычная воля Баженина.
Варнава указом вызвал мужа к очной ставке с женой и потребовал работниц его — женку и девок — к допросу. Осип ответил, что в духовный приказ он не будет, а для допросу работниц его пусть приедет к нему в дом судья, а преосвященному архиепископу велено дела вершить, а не разыскивать. Чтобы положить конец розыску, он уехал в Каргопольский уезд Новгородской губернии. Здесь позвали священника в церковь под видом молебна, а на самом деле — силою принудили его венчать. «А после венчания (показывает священник) я почал вечерню петь, а они все разъехались». Баженин прибыл с новою женою в свою Вавчугу. Варнава же, узнав, что «он брачился с рабынею своею в неуказные святые дни после праздника Рождества Христова до праздника святых Богоявлений», предписал священнику Вавчужской церкви в дом к Осипу и «соплетенной с ним жене» не ходить, мира и благословения не давать, молитв церковных с верными их не сподоблять и с ними не молиться, пока не придут в покаяние. Кроме того объявлено было всем окрестным сельским пастырям и всем христианам об отлучении от церкви. По всем церквам прибиты были листы с прописанием беззаконий Баженина во всенародное известие. Таким образом дело о разводе обратилось в розыск о двоеженстве. Архиерей в своем решении опирался на то, что «многим явился в народе соблазн и претыкание и образ начатка злаго дела», а потому требовал устранения незаконной жены и выдачи приданого законной.
Осип Баженин послал к архиепископу письмо, вовсе не имевшее характера челобитной, а напротив — полемическое сочинение, в котором лесопромышленник и кораблестроитель вступает в пререкания и ученый спор по церковно-судебным вопросам с архиереем, принадлежавшим к не последним проповедникам того времени и, во всяком случае, получившим образование в Киевской академии. Торговец гостиной сотни обратился к представителю церковной власти даже с укоризнами и называл его то превосходительством, то высочеством, а в конце сказал: «не имей, мой государь, опасения, а я истинно не опасен вашего гнева. Мы и много знаем, да молчим до времени». Это полемическое произведение паче же пашквиль, по определению Варнавы, занимает вместе с возражениями архиерея не последнее место в письменности петровских времен, но дела исправления Баженина оно не произвело и раскаяния не вызвало. Он по-прежнему жил в Вавчуге и не ехал в город Холмогоры к покаянию, и не подчинился церковному запрещению. В день Пасхи он ходил в церковь и угощал священников не только своего, но и соседнего и, сказав последнему: «ты, батько, в гости ко мне на гору», угощал обоих обедом. В то же время Баженин успел съездить два раза в Петербург для подачи жалоб сенату и для испрошения отсюда того, что не благословлял местный владыка, а вернувшись — старался воспользоваться каждым удобным случаем, чтобы, не подчиняясь Варнаве, войти в общение с церковью. Этого ему не удавалось, а между тем ни из сената не присылалось никакого указа, ни из патриаршего приказа ответов на донесения архиепископа, благодаря предстательству приближенных царя. Предлагалось лишь склонять Баженина к добровольному покаянию, что и старался всемерно достигать Варнава, командируя протопопа Архангельского собора (Баженин имел особый дом в Архангельске, где обычна и проживал подолгу). Строптивый и обнадеженный сильными властями с подкреплением раболепством местных чинов не покорялся: он довел себя даже до такого своевольства, что во время самого архиерейского служения вошел в собор, «кричал нелепо, и от народного возмущения и пребывания грешника в церкви Божией мятеж и едва не остановление службы Божией». Владыка велел ему «выступить в преддверье», т. е. указал ему место оглашенных. Это происходило в 1718 г. и только в 1723 г. тяжкая предсмертная болезнь вынудила Баженина обратиться к архиерею с прошением о помиловании и милостивом благословении. Последний распорядился удостовериться архангельским священникам в нелицемерном и бесподложном покаянии и допустить «яко немощна суща и при смерти» к исповеди и приобщению святых Тайн. Мирволившее ему архангельское духовенство, знавшее и общественное его положение, дало самое благоприятное свидетельство; конечно, между ними и во главе стояло и то лицо, которое за спиною Осипа полемизировало со своим епархом. Баженин не только сподобился примирения с церковью, но и удостоился, при многочисленных свидетелях, слышавших раскаяние, соборования маслом, так как приближался смертный час. 18 августа 1723 года он скончался. Варнава разрешил архангельскому протопопу проводить тело до Вавчуги и совершить погребение подле гробов родителей.
Род Бажениных, как и всех архангельских, происходил из Великого Новгорода. Первым прибыл в Холмогоры еще в XVI-м веке прадед Осипова отца Андрея — Симеон. Сын его Федор был игуменом Архангельского монастыря и послан в Сибирь для обращения инородцев. Сын Федора, Кирилл, был дьяконом в Холмогорском Преображенском монастыре, обращенном в 1639 г. в собор, и «за изрядство голоса» был взят в Москву в дом царского величества. Сын его Андрей был сначала холмогорским, а потом архангельским купцом. Женившись, он получил в приданое Вавчугу с лесопильной мельницей, которая и досталась сыновьям его, Осипу и Федору. Осип умер бездетным, но от Федора пошло потомство, из которого последним в роде Бажениных был Никифор Степанович, скончавшийся в 1862 году, гостеприимством которого и воспользовался пишущий эти строки. Впрочем, как уже сказано, лесной и корабельный промысел Бажениных прекратился еще до смерти этого последнего в почтенном и столь знаменитом роде.

SWOT-анализ по Вавчуге

 

Сильные стороны

  1. Сохранившийся в неплохом состоянии памятник истории – Дом Бажениных.
  2. Богатый природный потенциал
  3. Заинтересованность местного населения в реконструкции производства в Вавчуге и создания музея.
  4. Близость к районному центру.

Слабые стороны

  1. Отсутствие продовольственных магазинов и ФАПа в Вавчуге.
  2. Отсутствие постоянной дороги, а также плохая связь по реке. Отсутствие паромной переправы до Вавчуги.

Возможности

  1. Создание гостевого дома
  2. Реконструкция Дома Бажениных с созданием музея, посвящённому частному Российскому кораблестроению и биографии Бажениных.
  3. Создание лесопильни.
  4. Постройка часовни на месте бывшей Вавчугской церкви.
  5. Организация летнего детского лагеря с лодочной станцией на озере Вавчугском.
  6. Строительство речной пристани для приёма туристов и детей.
  7. Прокладка лесной дороги до Усть-Пинеги.
  8. Строительство магазина и фельдшерского пункта.

Угрозы

  1. Отсутствие инвестиций
  2. Слабая разрекламированность проекта
  3. Поиск подготовленных кадров (владельцы лодок, сторожа, экскурсоводы и тд)

 

Вывод: Деревня Вавчуга является одним из ключевых пунктов Единого туристического маршрута на территории Холмогорского района. Этот настоящее культурно-историческое достояние, оставившее нам в почти неизменном виде уникальный памятник деревянного зодчества, а также сердце первого частного центра кораблестроения в России – Дома братьев Бажениных. Состояние памятника находится в достойном состоянии, если опираться на дату его постройки, а значит готов к реконструкции. Естественно потребуется анализ специалистов перед реставрационными работами, возможно в этом помогут иностранные коллеги.

На первый план выносится создание музея, который бы был посвящён истории частного кораблестроения в России, а также биографии непосредственно самих Бажениных, так как информации по данным личностям довольно много. Следующим этапом станет возрождения исторического производства в Вавчуге – лесопиления, которое также может стать частью музейной панорамы с подробными рассказами по историческим источникам.

Вслед с данными объектами следует организовать гостевой дом для приёма туристов, так как удобно добраться до Вавчуги будет возможным только, перебравшись  через реку, что также затруднит возможность на обратный путь, учитывая различного рода технические неполадки с лодками и тд. В последствии гостевой дом можно достроить до туристического дома с предлагаемыми услугами в виде маршрутов экотуризма и активного отдыха.

Для комфорта туристам и местному населению будут необходимы хотя бы небольшой магазин и фельдшерско-акушерский пункт, так как местным приходится добираться за данными услугами в Усть-Пинегу, до которого около 10 км, учитывая отсутствие нормальной дороги. Это может очень сильно оттолкнуть неподготовленного туриста, особенного городского типа. Считаю, что на это нужно оказать внимание в первую очередь.

Опираясь на историчность событий, следует построить небольшую деревянную часовенку на месте бывшей каменной церкви, которая также была связана с Бажениными и Петром I. Для местного православного населения это будет большим плюсом, и в то же время украсит панораму Вавчуги.

Так как окрестности деревни Вавчуга и посёлка Усть-Пинега обладают богатым природным потенциалом, то стоит здесь организовывать маршруты экологических троп местного характера, например «Вавчуга-Усть-Пинега» или водная прогулка вокруг острова Кекур на Вавчугском озере, и тд. Данная местность благоприятна для создания летнего детского лагеря, в виду её экологичности, природного богатства, а также исторической составляющей в лице Дома Бажениных. Считаю правильным – воплотить в реальность создание лодочной станции для водных прогулок по озеру Вавчугское.

Делая итог, можно сказать, что Вавчуга обладает всеми достоинствами, способными создать на данной территории мощный туристический и рекреационный центр. На сегодняшнем этапе идёт поиск заинтересованных лиц. Считаю, что будет лучше, если созданием музея, гостевого дома и детского лагеря займутся разные люди, но объединенные общей целью. Главное, чтобы эти лица были не только с инвестициями, но и с желанием сделать благое дело для Холмогорского района.

Современное представление деревни Вавчуга

Дом Бажениных – учитывая огромный возраст здания, он находится в надлежащем состоянии для его дальнейшего использования.

Огромное количество ландшафтов для создания экологических троп.

Озеро Вавчугское – прекрасное место для создания летнего детского лагеря и прогулок на лодках. Наличие нескольких островов внутри озера.

Природное богатство, наследие истории – вот он настоящий культурный ландшафт, залог грамотного туристического продукта.


Дополнительная информация

***

Так родилось это частное судостроительное предприятие, действовавшее до 1783 года, на котором было построено сто двадцать судов. Поблизости раньше находились дочерние предприятия вавчужской верфи – канатный и парусный завод. Рядом гремели молоты нескольких кузниц. Сама же верфь располагалась дальше за плотиной, у просторных песчаных отмелей, где каким то чудом сохранились остатки могучих лиственичных свай. Возле дома Бажениных стоит наковальня, на которой по одной из версий ковал сам Петр I . А в расположенном поблизости Вавчугском озеро есть искуственный остров – Сахарная головка, якобы насыпанный по указу Петра, для того чтобы государь мог спокойно пить чай под открытым небом, а назойливых комаров сдувал бы разгулявшийся над озером ветерок.
Очень красивые места. Если удастся договориться с местными «лодковладельцами» и поплавать по Вавчужскому озеру, обязательно побывайте на Сахарной головке, правда посаженных Петром кедров уже не осталось, но тем не менее красиво очень !!! Любители off road-а получат немало удовльствия при попытке добраться к этой деревне на машине. Есть несколько разных маршрутов, каждый из них хорош по своему. Рыбаки тоже останутся довольны, рыба буквально всюду и в протекающей поблизости Двине (если иметь соответствующие навыки и немного везения то это может быть стерлядь с семгой ) и в многочисленных озерах расположенных поблизости.

***

Информация о приписной Вавчугской Церкви.

В деревне Вавчуга, отстоящей от приходских храмов в 7 верстах, в которой по воле Императора Петра Великого, посетившего её в 1693 году, была постороена первая в России коммерческая верфь, находится приписная к Чухчеремско-Николаевскому приходу каменная церковь, построенная в 1708-1710 годах владельцем первой корабельной верфи в Вавчуге купцом Никифором Бажениным. В ней два престола: главный в холодном храме во имя святого Иоанна Предтечи и предельный – в тёплой трапезе – в честь Иоанна Златоуста. Первоначально эта церквоь считалась домовою для её строителей, а впоследствии со всем имуществом перешла в епархиальное ведение. Утварью, ризницею и богослужебными книгами не скудна. Главным источником её  содержания служат 60 рублей процентов с капитала в 1500 рублей, пожертвованного бывшим владельцем церкви.

Александр Лыжин. 2011 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

7 − 5 =