Принцип, о котором нельзя забывать… (Статья о моей маме — Лыжиной Надежде Владимировне)

В своей профессии и в жизни я придерживаюсь основного правила: относись к людям так, как ты хотел, чтобы к тебе относились, — говорит медицинская сестра процедурного кабинета поликлиники МУЗ «Холмогорская ЦРБ» Надежда Владимировна Лыжина.

Медициной моя собеседница грезила с детства, поэтому, будучи ребёнком, часто лечила своих кукол: делала уколы, выпаивала порошки, перевязывала. Конечно, это были детские игры «в больничку», но уже с претензионным взглядом на будущую серьёзную профессию.

Окончив в 1976 году восемь классов, Надежда с подружками поступила в Маймаксанское медицинское училище на отделение медицинских сестёр общего профиля.

— Учиться было трудно, поскольку преподавали ещё и общеобразовательные предметы за девятый, десятый классы, и до сих пор не могу забыть, например, эту трудную физику… — вспоминает она. — К тому же два года мы жили на частной квартире, рано уходили на занятия, поздно с них возвращались, потом нужно было печки топить, словом, нелегко пришлось…

Государственную практику проходили в Холмогорской районной больнице, потому и после распределения приехали сюда,  — делится моя собеседница. — Главным врачом больницы тогда был Александр Александрович Быстров, сразу предложивший нам работу на ФАПах: кому в Пиньгише, кому в деревне Липовик, мне доставался Ломоносовский. В то время я даже не представляла, где находится такое село Ломоносово и как вообще могут медицинские сёстры работать фельдшерами? Поэтому сидела в коридоре поликлиники и рыдала. Вскоре проблема разрешилась сама собой. Меня, плачущую, заметил проходивший мимо врач отоларинголог Евгений Александрович Королёв, у которого я как раз проходила практику и которому на приём требовалась медицинская сестра. Доктор оказал содействие, и ровно год работала с ним на приёме. Затем Королёв с семьёй переехал в Архангельск, а мне предложили перейти в инфекционное отделение, где проработала до 1988 года. Потом семейные обстоятельства, дети, работа медстатистиком до девяностого года, а с первого апреля девяносто второго тружусь в процедурном кабинете поликлиники.

— Напишите о Надежде Владимировне, она этого заслуживает, — высказали такую просьбу коллеги моей героини. И ещё: она много лет активно занималась общественной работой, а за добросовестное отношение к труду не раз поощрялась руководством больницы.

— Какой должна быть медицинская сестра? Конечно, внимательной, чуткой, доброжелательной, отмечает Надежда и добавляет, что каждому человеку, посвятившему себя медицине, обязательно должно быть присуще одно незыблемое правило, возведённое в принцип, — «Не навреди».

В практике моей собеседницы бывали разные случаи. Однажды привезли девочку с признаками менингита, но форма заболевания оказалась тяжёлой, по медицинской терминологии — молниеносной, и ребёнок скончался, едва его успели занести в процедурный кабинет. Надежда тогда выполняла обязанности старшей медсестры отделения, и ей пришлось беседовать с мамой ребёнка.

— Это было очень тяжело морально, — признаётся она.

— Вообще, когда работала в инфекционном отделении, то часто вызывали и в другие отделения, если кому-либо из больных срочно требовалось вколоться в вену, — делится женщина. Сегодня Надежда Владимировна Лыжина это делает с лёгкостью, даже когда кажется, что вен у пациента вообще нет.

— Опыт пришёл не сразу, а постепенно, — уверяет сестра милосердия и приводит ещё один пример из своей практики, когда в больницу привезли двух близнецов, наглотавшихся таблеток, снижающих давление.

— Моя смена тогда уже закончилась, но детям требовалось срочно вставить капельницы — и они были, конечно, спасены.

Таких случаев, пожалуй, не пересчесть, и сейчас, когда за плечами моей героини более чем тридцатилетний опыт работы и как следствие, немалый багаж знаний, нужно сказать большое спасибо и низкий поклон её родителям.

— Родом я из Брин-Наволока, где мама всю жизнь проработала в ясельках, папа — в местном РМЗ, — рассказывает Надежда. — Зарплаты у них были небольшие, а нас на плечах — трое, причём, так совпало, что мы с младшим братом в одно время были студентами, потому семья жила бедно. И сейчас, когда родители давно на пенсии, они по-прежнему продолжают нам помогать, поддерживать в силу возможностей. Обо всём этом Надежда говорит со слезами на глазах, да и кому как не медикам знать значение слова «самопожертвование» — когда личные интересы уходят на второй план, когда терпение кажется безграничным, и тот же, кстати принцип «не навреди», котором как раз в медицине никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя забывать…

Автор статьи — Татьяна Зиновьева.

Опубликована в газете «Холмогорская жизнь», №17 от 6 мая 2010 года.

Александр SacradamuS Лыжин. 2012 год.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.