Орлецкий Кремль (Статья О. Овсянникова)

Северная Русь издавна представляла со­бой хорошо укрепленный крепостями и острогами регион. Выдаюшимся памят­ником древнерусского каменного оборон­ного зодчества является Орлецкий кремль.

В 1342 г. «Лука Варфоломеев, не по­слушав Новгорода и митрополича благо­ словения и владычия, скопив с собою холопов и помде за Волок на Двину и постави городок Орлец…»(не осуждайте, это древний стиль). Это летописное известие дает точную дату основания Орлецкого городка и начинает рассказ о драматиче­ских событиях на Двине, продолжавшихся более пятидесяти лет. Двин­ские события того времени имели большой общерусский политический резонанс — впервые была предпринята попытка отторгнуть от Новго­рода одну из богатейших его провинций. В том же 1342 г. Лука во главе отряда в двести человек бился с заволочанами и в схватке был убит. В далеком Новгороде это известие вызвало восстание «черных людей».

Новгородский посадник бежал в каменную крепость Копорье, где отсиживался всю зиму, его дом и поместье были разграблены. Сын Луки Варфоломеева — Онцифор, вернувшись В Новгород, подтвердил версию о пособничестве новгородских верхов в намеренном убийстве отца. Произошли события, характерные для новгородской жизни того времени, — собрались два веча. Между сторонниками Онцифора и его противниками произошли столь бурные столкновения, что потребовалось вмешательство владыки. Онцифор «со своими пособниками» бежал из Новгорода. Разногласия в новгородских верхах (Лука Варфоломеев происходил из богатой семьи новгородских посадников, его предок ­новгородец Миша — герой Невской битвы) иллюстрируют один из эпи­зодов борьбы за власть в Великом Новгороде. Можно предполагать, что вплоть до 1397 г. Орлецкий городок, являясь укрепленной бояр­ской усадьбой, был военным и административным центром Подвинья.

В 1397 г. московский великий князь посылает в 3аволочье бояр с предложением «ко всей Двинской слободе» порвать с зависимостью от Новгорода и перейти под покровительство Москвы. Посланцы успешно справились со своей миссией. В том же году Орлец-городок упомина­ется в Уставной грамоте великого князя Двинской земли Василия Дмитриевича. На короткий промежуток времени она переходит под власть московского князя. Была сделана попытка решить конфликт мирным путем: «Новгородцы же послаша к нему (князю Василию) владыку Ивана и посадника Богдана и Кирюлу Дмитриевича, и князь не прииял владычня благословения ни Новгородского челобитья». По­сле этого в Новгороде недвусмысленно отозвались на событие на Двине: «Не можем, господина, отче святый, сего терпеть от великого князя Василия Дмитриевича: отнял… у Великого Новгорода пригороды, во­лости, наши вотчины, хотим поискать своих вотчин». Летопись рисует новый поход новгородцев как довольно значительный: в поход за Волок собралась рать числом восемь тысяч человек. По пути новгородцы ра­зорили белозерские и кубенские волости, взяли Устюг и сожгли его. После этого «поидоша вниз по Двине, воюючи к Орлецу, городку двин­скому».

Что представлял собой Орлецкий городок, так часто упоминаемый на страницах русских летописей? В свое время некоторые ученые считали, что Орлецкий городок располагался в Вологодской области, в 40 км от Устюга, на берегу ре­ки Сухоны. Однако анализ летописных данных, особенно детали похода новгородцев, шедших «вниз по Двине», позволяет считать эту точку зрения несостоятельной. Орлецкую крепость следовало искать в Нижнем Подвинье, в самом сердце Двинской земли. В 33 км к югу от села Холмогоры есть деревня Орлецы. В XVII в. здесь вел разработки строительного камня Соловецкий монастырь, получивший право «на Двине нa Орлеце камень белый ломать и дрова сечь и известь жечь». Орлецкий камень применяли при строительстве архангельских гостиных дво­ров, здесь же жгли известь. Орлецкие карьеры на противоположном бepery реки используются и в настоящее время.

Впервые осмотрел Орлецкое городище не историк и не археолог, а любитель старины служащий Архангельского губернского статистического комитета А. Г. Тышинский. В 1959 г. памятник был осмотрен археологической экспедицией Архангельского областного краеведческого музея, а в 1970-1971 гг. на нем были проведены археологические рас­копки Ленинградским отделением Института археологии АН СССР.

Да, именно здесь, на высоком скалистом берегу могучей северной реки, находятся руины летописного Орлеца. Проведенные работы пока­зали, что это единственное на территории архангельского Севера древ­ерусское городище, имевшее сложную планировочную структуру: дети­нец (кремль) и посад, опоясанный дополнительными оборонительными линиями. Городище в плане напоминает трапецию (южная сторона немного больше северной, а западная скошена) со слегка закругленными углами. Орлецкий детинец занимает юго-восточную часть городища — са­мую оконечность мыса, образованного крутым изгибом Северной Двины. С напольных сторон детинец защищен валом и рвом. За детинцем начинался окольный город, как бы прикрывающий кремль с севера и запада полосой шириной в среднем около 100 м.

С напольных сторон окольный город имел оборонительные линии в виде рва и вала. С северной стороны — ров, начинающийся от самой реки. В большую воду значительная часть рва заполнялась водой. Кроме рва, окольный город опоясан валом, который начинается от бер­ега, идет от северо-западного угла городища, поворачивает и продол­жается до юго-западного угла крепости. С юго-западной стороны городище прикрыто целой системой оборонительных сооружений,  состоящих из трех отрезков валов и рвов. Усиление обороны этого участка кре­пости можно объяснить отсутствием здесь естественных препятствий, и следовательно, большей уязвимостью при наиболее вероятном для штурма направлении..

В конструкции оборонительных сооружений Орлецкого кремля ис­пользован местный камень-известняк. В результате археологических работ выяснилось, что внутри вала детинца сохранилась в довольно хорошем состоянии каменная стена. Это был не аморфный «каменный вал», как полагал А. Г. Тышинский, а регулярная каменная кладка, сохранившаяся на протяжении почти 300 м. Конструкция каменных стен Орлецкого кремля оказалась на всех исследованных участках единообразной — лицевые кладки стен сложены из разновеликих, но мощных известковых блоков. Внутренняя часть стен забутована более мягким плитняком. Ширина стен на всех участках практически одинакова — 2,8 м. На стыке западного и север­ного прясел кремля была отрыта воротная башня. Она состояла из двух мощных пилонов (башня сохранилась на высоту почти 2 м, ее внешние размеры 5 Х 8,5 м). в проезжей части четырехугольной башни сохранилась вымостка из плит, уложенных насухо.

Таким образом, археологические исследования показали, что кремль города, заложенного в 1342 г. Лукой Варфоломеевым, имел ка­менные стены и башню, техника сооружения которых позволяет отнести Орлецкую крепость к кругу памятников новгородского каменного оборонного зодчества XIV в. Орлецкий кремль, воздвигнутый новго­родцами в далеком Подвинье, представляет значительный интерес для изучения каменного оборонного зодчества Северной Руси.

Орлецкое городище интересно тем, что в этом памятнике, наряду с архаичными чертами -максимальное использование естественных преград, «утопленность» башни в толще стен (то есть воротная башня не выступает за линию крепостной стены, что значительно снижало ее роль при ведении фланкирующего огня), — отчетливо проявляются и прогрессивные тенденции в русском каменном оборонном зодчестве. Прежде всего эти прогрессивные тенденции сказались в прямолиней­ности каменных стен Орлецкого кремля, в несомненной тенденции к ре­гулярности общей планировки. В настоящее время сохранилась лишь северо-западная часть кремля, однако план, снятый А. Г. Тышинским В1869 г., дает основание полагать, что и несохранившиеся прясла были также прямолинейными. Не вызывает сомнения, что Орлецкую камен­ную крепость в далеком Заволочье воздвигли новгородские мастера, хорошо знавшие фортификационное искусство своего времени.

Теперь снова обратимся к летописи. Летописцы по-разному описы­вают события под Орлецом. Новгородская летопись субъективна в их оценке: «…а под Орлецом стояше месяц, бьюще порокы. Заволочане же с города убище Левока Скоудичкого, наши же взяша Орлец и разгребоша…» Устюжский летописец иначе рассказывает о финале осадыновгородцами двинской твердыни: «И стаяша под Орлецом 4 недели и поставиша порокы. И вышед двиняне из городка Орлеца и добиша челом воеводам», то есть одна летопись свидетельствует о падении Орле­ца во время удачного штурма его, другая — о сдаче крепости. Однако оба летописных известия указывают на длительную осаду города. Не имея возможности взять Орлец с ходу, «изгоном», новгородцы примени­ли широко распространенный в то время способ длительной осады — ­«облежание». Любопытен и тот факт, что осаждающие были вынужде­ны применить камнеметные орудия — «порокы». Среди миниатюр II (Остермановского) тома Никоновской летописи имеется одна, связан­ная с событием под Орлецом, — «Осада Орлеца новгородцами».

После падения Орлец, как свидетельствует летопись, был разру­шен — «городок скопаша и разгребоша». Двинские «смутьяны» были сурово наказаны: «воеводу двиньского Ивана Микитина, приведя в Новгород скинуша с моста» в бурный Волхов, Герасим и Родион «по­стригошася в чернецы», а Анфалу удалось бежать.

В последующее время название Орлец (Орлецы) упоминается лишь в качестве географического пункта. В XVII в. на Орлецком мы­се — «носу» находились деревянные церкви — Николы Чудотворца (1600) и Ильинская (1695). Позднее церкви были перенесены в дерев­ни Паниловскую и Ступинскую. В июле 1693 г. двинской воевода и окольничий Андрей Матвеев выехал из Холмогор «на встретенье» Пет­ра I и встретил его около Орлеца. В начале XVIII в. здесь стояла Ор­лецкая деревня, насчитывавшая около двух десятков крестьянских дво­ров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.