На земле Холмогорской (Из книги Страхова В.Е. «Двинские Дали» 1972 г.)

ВБЛИЗИ ПРИСТАНЕЙ

Несет свои воды Большая Северная Двина по территории шести районов Архангельской области. Из всех тридцати трех пристаней почти третья часть их расположена в Холмогорском районе. Вблизи каждой есть что-либо примечательное.

В семи километрах от пристани Звоз вниз по Двине находится карьер, где добывают до ста тысяч тонн гипсового камня в год. Он идет в Архангельск, Мурманск, Воркуту, Савинское для производства строительного гипса («алебастра») и цемента. Запасы гипса огромны. В зоне действующего карьера в недрах — около двенадцати миллионов тонн. Кроме того, по прогнозам геологов, в районе двинских деревень Звоз, Ныкола, Калья залежи гипса исчисляются миллионами тонн.

На базе этих месторождений возможна организация крупного горнодобывающего предприятия, способного полностью удовлетворять растущие потребности в гипсовом сырье всех предприятий Северо-Запада. Пока же добычу камня ведет маломощное предприятие, оснащенное изношенной техникой и примитивными приспособлениями. Звозский гипсовый камень обладает и хорошими декоративными свойствами. По заключению специалистов, его можно применять в виде плиток для отделки внутренних стен общественных зданий. Пока камень используется только Архангельским заводом камнерезных изделий для производства сувениров и подставок для письменных приборов.

Теплоход подходит к пристани Емецк-Луг. Километрах в трех за лугом видно большое село Емецк.

Познакомимся с лугом не с прописной буквы и не в порядке прогулки. Полвека тому назад площадь Емецкого луга в 2620 десятин (2862 гектара) делилась на 576 чресполосных участков, принадлежащих 33 земельным общинам. Сенокосы каждой из них были раскиданы по всему лугу, протянувшемуся на двадцать километров. Общинный участок делился между крестьянскими хозяйствами на пожни. Весь луг был отмечен тысячами колышков, обозначающих границы землепользования. О какой тут механизации сеноуборки могла идти речь! Не то что ножи одноконной сенокосилки, но и ручная коса-горбуша того и гляди залезет на пожню соседа и вызовет серьезный пограничный конфликт…

Земля между крестьянскими дворами периодически переделялась, что сопровождалось спорами, нередко драками. Спаивание крестьян помогало богатеям завладеть лучшими сенокосами. Такие «порядки» существовали не только на Емецком, но и на Ветложемском, Черевковском, Верхнетоемском и других двинских лугах.

В 1924 году в Емецк приехала землеустроительная партия во главе с землемером А. Ухановым. Началась новая страница в истории Емецкого луга. Советский актив и землемеры провели в деревнях сотни собраний, от споров, шума и махорочного дыма готовы были расколоться головы… Большинством решили провести на лугу землеустройство. А сколько споров возникало при сложном земельном обмене, чтобы сверстать сенокос каждой общине в один участок. И вот что важно: все споры были разрешены на месте! Ни одно спорное дело не дошло до губернской земельной комиссии.

После землеустройства большинство общин получило сенокосы в одном участке по смежеству с деревнями. Открылась возможность организации машинных и мелиоративных товариществ. Имя Уханова осталось только на земельных документах. Работа его оставила след на Емецком лугу, в жизни крестьян, содействуя первому шагу единоличных хозяйств к коллективному труду.

Ныне на Емецком лугу только три хозяина: Емецкий, Хаврогорский и Заречный совхозы. Площадь луга 2542 гектара. Менее чем за полвека исчезло более трехсот гектаров. Много отняла река, подмывая берег, часть луга «забросало» песком и заросла кустарником.

К приходу рейсового теплохода транспорт из села у пристани не бывает. При любезности служащего почты и шофера счастливцу удастся влезть в кузов почтовой машины. Не попавшему туда надо по лугу шагать. В хорошую погоду и без багажа — хорошая прогулка. В иных условиях пешеходу следует искренне посочувствовать.

В первые годы Советской власти Емецк почти десять лет был уездным, после районным и вот уже много лет стал сельсоветским центром. С потерей статута районного центра Емецк не остановился в развитии. Село срослось с деревнями Хвосты, Мыза, Заполье… Здесь дирекции Емецкого совхоза и одного из первых на Двине леспромхозов. В селе — Дом культуры и средняя школа, в которой учатся более тысячи детей. Больница на 125 коек — одна из самых больших сельских стационаров на Двине. Как и полагается в большом селе, здесь комбинат бытового обслуживания, сеть магазинов, столовая в новом здании.

После Емецк-Луга — пристань Волочек. Ее хорошо знают лесозаготовители. Сюда в большие механические мастерские привозят на ремонт технику из одиннадцати леспромхозов.

На расписании пассажирских рейсов 1970 года еще не значилась пристань Липовик, но двинские суда уже останавливались здесь. В трех километрах от пристани — лесной поселок Двинской Емецкого леспромхоза. У лесопункта большие перспективы. Намечено бетонную дорогу в лес удлинить с восемнадцати до сорока километров и увеличить заготовку древесины до двухсот тысяч кубометров в год, вдвое больше нынешнего. Строительство в поселке рассчитано на пятитысячное население.

В четырех километрах от следующей пристани Ракулы находится центр Орлецкого леспромхоза — поселок Зеленый Городок. Перспективы его на ближайшие годы иные, чем у Двинского лесопункта. На левом берегу Двины лесопункты Палова и Орлецы уже исчерпывают запасы древесины. Да и на правом берегу лесопункту Казенщина предсказывается только десятилетнее существование, так как леспромхоз многие десятилетия в прошлом вел хозяйство без решения задачи непрерывного использования леса, без учета того, чтобы на смену вырубленным деревьям успевало вырасти «младое племя».

Оставив Ракулу, теплоход подходит к пристани Копачево. Когда в Холмогорах вспыхнул в 1918 году белогвардейский мятеж, 1-й уездный съезд крестьянских депутатов покинул город и продолжил работу в Копачеве, в доме крестьянина С. М. Томилова. После подавления мятежа прибывшим из Архангельска отрядом под командованием Н. Григорьева и А. Вельможного съезд вернулся в город, приняв постановление прибить на дом Томилова мраморную доску «в знак глубокой благодарности за гостеприимство». Непонятно, почему позднее мемориальная доска заменена без ссылки в тексте на резолюцию съезда, без упоминания благодарности хозяину дома.

Широкую известность в Архангельской области и за ее пределами получил колхоз «Новая жизнь», центр которого расположен в Ичкове, на противоположном Копачеву берегу Двины. На вечном хранении в колхозе находится Красное знамя Центрального Комитета партии и Правительства, врученное в связи с 50-летием Октября. Славу колхозу принесли успехи в молочном животноводстве. Судите сами: за последние тридцать лет поголовье молочного скота увеличилось в два раза, средний годовой надой молока от коровы поднялся до 4600 килограммов, почти вдвое. Повысилась жирность молока. На сто гектаров сельскохозяйственных угодий колхоз производит молока 1147 центнеров, это больше почти вдвое среднего районного показателя и почти в три раза среднего по Архангельской области. Колхоз — постоянный экспонент на Выставке достижений народного хозяйства.

Славу колхозу «Новая жизнь» завоевали люди. Двадцать пять лет бессменно руководил хозяйством Андрей Петрович Вашуков. Званием Героя Социалистического Труда отмечены его заслуги. Более тридцати лет ведет племенную работу Пелагея Ефремовна Фомина, удостоенная почетного звания заслуженного зоотехника РСФСР. Под ее руководством коллективом животноводов создавалось стадо, лучшее по племенным качествам из всех колхозов области.

Вскоре после Копачева — пристань Орлецы. Напротив нее — деревня с таким же названием. Она расположена по соседству с местом бывшей старинной Новгородской крепости. Слабые следы крепостных сооружений сохранились в виде рва и признаков каменной кладки. Камень крепостных сооружений использован на стройках при основании Архангельска. На месте памятника древнего крепостного каменного зодчества в последние годы ведут раскопки Институт археологии Академии наук и Архангельский краеведческий музей.

Вблизи пристани — известняковые карьеры, история которых уходит в далекое прошлое. Триста лет назад царь посылал в Орлецы иностранца русской службы Кампена для выяснения «поскольку пуд каменю на плоту или лодке или корабле можно положить». На извести из орлецкого камня воздвигнуты стены Соловецкого монастыря и архангельский Гостиный двор.

Запасы известняка в Орлецах практически неисчерпаемы. Только разведано геологами около полутораста миллионов тонн, примерно столько же в перспективе. Орлецкий карьер добывает в год около 250 тысяч тонн горной массы, вырабатывает из нее сорок тысяч тонн известняковой муки и восемьдесят тысяч кубометров известнякового камня. Мука идет в колхозы и совхозы, а камень — в Архангельск на целлюлозно-бумажные комбинаты и на силикатный завод. На Орлецком карьере строятся дробильно-сортировочный завод мощностью двести тысяч кубометров камня и цех производительностью до ста тысяч тонн муки в год. Будет чем нейтрализовать северные кислые почвы!

На 525-м километре от Котласа справа вливается в Двину Пинега. Сплавляемая по ней древесина закупоривает устье реки на протяжении нескольких километров, и вход судам с Двины в Пинегу возможен в течение одной-двух недель весеннего половодья, пока в воду не сброшена древесина.

Ниже устья реки — пристань и поселок Усть-Пинега. Художник-пейзажист В. Переплетчиков на картине «Селение Усть-Пинега» в начале этого века изобразил большие черные кондовые дома и часовню, стоящие по дороге, поднимающейся в гору. В Усть-Пинеге сохранилась улица с домами, которые можно узнать на картине. Теперь здесь много новых зданий современной сельской архитектуры. Но главная перемена Усть-Пинеги не в этом: рядом с деревней вырос новый поселок сплавщиков с двухтысячным населением. Крайние дома поселка выстроены там, где полвека назад охотники ловили в силки рябчиков.

Поселок возник сорок лет назад, начав жизнь с барака с трехъярусными нарами. Потом стали строить деревянные квартирные дома. За последние десять лет поселок вырос втрое. Теперь здесь электростанция, гараж, столовая, магазины, Дом культуры, средняя школа, больница, прокладывается водопровод. В поселке двести телевизоров и почти в каждой семье — стиральная машина.

До революции и в первые годы после нее в Усть-Пинеге была почтовая станция. На бойком зимнем тракте заливался по селу под дугой колокольчик, воспетый в старинных песнях. Теперь в Усть-Пинеге ходит автобус, мчатся грузовики, никого не удивляют сотня мотоциклов и первые четыре легковых автомобиля, купленные работниками сплавного рейда.

У колыбели нового поселка стоял Александр Заго-вельев. Более пятнадцати лет он возглавлял сплавное предприятие и удостоен ордена Трудового Красного Знамени. Со сплавом по Пинеге и сплоткой древесины в Усть-Пинеге связана вся жизнь и Зосимы Порядина. За плечами ветерана два года начального училища, два месяца специальных курсов и десятилетия практической школы. Тридцать лет он был на руководящих постах на запани. Труд его отмечен орденами «Знак почета» и Трудового Красного Знамени. Ветеран собирался на пенсию, на смену ему приходит сын Владимир, закончивший Архангельский лесотехнический институт. Он здесь выполнял дипломную работу о реконструкции Усть-Пинежского сплавного рейда. Ныне возглавляет Холмогорскую сплавную контору, центр которой в Усть-Пинеге, кавалер ордена Ленина Г. П. Пшеницын.

Вспоминается лето 1931 года на устье Пинеги, вызвавшее тревогу за судьбу миллиона кубометров древесины, которую большой паводок в короткий срок пригнал со всей Пинеги к устью, хаотически уложил бревна в 25–30 рядов до дна реки. Случись еще подъем воды — и эта громадная масса древесины вырвалась бы в Двину и ушла в Белое море. И переключились бы норвежские рыболовные суда на ловлю бревен в море, как это и бывало при сплавных авариях.

По призыву крайкома партии в Усть-Пинегу приехали из Архангельска сотни комсомольцев. Сюда прибыл секретарь Центрального комитета партии П. П. Постышев. Чтобы разобрать «залом», приходилось за одно бревно браться баграми тридцати человекам. Смекалка старых сплавщиков, энтузиазм комсомольцев, воодушевляющее слово П. П. Постышева сделали чудеса: древесину спасли.

За одно бревно брались тридцать человек… Я вспомнил об этом, будучи в Усть-Пинеге теперь. Вода резко спала, бревна обсохли на берегах в хаотическом беспорядке. Чтобы их разобрать и скатать в воду вручную, потребовалось бы в одно бревно и теперь втыкать багры многим рабочим. Но вот стрела крана подцепила около двух кубометров древесины и за три секунды перенесла с берега в воду. На кране и на берегу занято трое. Комментируя механизированную разборку обсохшей древесины, Порядин замечает:

— С помощью крана трое за день сделают столько же, как сотня рабочих вручную. Впрочем, и сотне физически это иногда не под силу…

Механизация сплотки древесины сделала посильным женский труд на запани. В бригаде Зинаиды Шубной половина — женщины. В социалистическом соревновании ее бригада на одном из первых мест. Вязаная кофточка, тапочки, красная косынка, улыбчивое лицо никак не вяжутся с представлением о силачах-сплавщиках недавнего времени, обутых в сапоги с голенищами выше колен. На запани бродни-сапоги теперь не нужны и спрос не на богатырскую силу, а на сноровку, подвижность, внимание. И женщины успешно «конкурируют» с мужчинами. Недаром приходилось слышать громкую реплику Шубной:

— Пошевеливайтесь, мужики! Что вы, как неживые… У вас скоро вместо бревен утки будут плавать!..

В нескольких километрах от Усть-Пинеги на двинском высоком берегу и пониженных берегах ручья стоит деревня Вавчуга. Это селение не примечательно чем-либо современным и потому не удостоено остановкой здесь пассажирских судов. Сюда приходят только экскурсионные теплоходы.

Вавчуга вошла в историю отечественного кораблестроения. Здесь при поддержке Петра I купцы Баженины создали первую в России судостроительную верфь торгового флота. Построенные в Вавчуге суда покупали англичане, голландцы, датчане — древние и опытные кораблестроители. Очевидно, что вавчугские суда бы пи лучше заморских. В 1702 году в присутствии Петра I на воду были спущены военные фрегаты «Курьер» и «Святой дух». Вавчугская верфь прекратила работу в двадцатых годах XVIII века, когда развилось кораблестроение на Соломбальской верфи в Архангельске.

Привлекает туристов в Вавчугу не столько славное прошлое, поскольку, кроме дома Бажениных, наковальни, следов свай на месте пильной мельницы, здесь от прошлого ничего не осталось, а расположенные недалеко от Вавчуги в живописных местах озера — места хорошего отдыха.

Усть-Пинега — последняя на линии Котлас — Архангельск пристань на территории холмогорского района. Отсюда можно попасть в Холмогоры, пересев в Усть-Пинеге с котласского теплохода на судно, идущее по линии Емецк — Архангельск. Переправившись в Усть-Пинеге на катере за Двину, можно в Холмогоры проехать и рейсовым автобусом.

РОДИНА ЛОМОНОСОВА

Холмогоры… Кто из школьников любого поколения не знал и из нынешних учеников не знает Холмогор — одного из мест, дорогого каждому русскому человеку. Оно широко известно и почитаемо в многонациональной Советской стране. Из холмогорской деревни Мишанинской вышел Михаил Васильевич Ломоносов, «архангельский мужик», который поистине «стал разумен и велик» и, по выражению Белинского, представляет одну «из самых ярких народных слав».

Односельчанином Ломоносова был академик Федот Иванович Шубин. Как и Ломоносов, он с обозом ушел в Петербург с мыслью-учиться. Выдающийся самородок, показавший искусство резьбы по кости, окончил Академию художеств и продолжал образование в Париже и Риме. Он создал ряд скульптурных портретов, в том числе своего славного земляка Ломоносова. Его искусству принадлежат и многие произведения монументально-декоративной скульптуры, украшающей дворцы.

Земляком и племянником Ломоносова был Михаил Евсезьевич Головин. Он пришел в Петербург восьмилетним мальчиком за год до смерти Ломоносова. Талантливый холмогорец стал почетным академиком. Он получил широкую известность в науке и учебном мире, как первый физик-методист, автор учебников, выдержавших многие издания.

Три академика с земли Холмогорской во времена Ломоносова!.. Да, это давало полное право поэту сказать, что может «собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов Российская земля рождать».

И поскольку речь зашла о славе холмогорской земли, уместно вспомнить талантливого уроженца Княжестровской волости Михаила Суханова. В 1828 году в Петербурге, где тогда жил холмогорец, вышла его книжка «Басни и песни и разные стихотворения». Поэту было 27 лет. О его книжке «Древние русские стихотворения», вышедшей в 1840 году, Белинский писал: «Эту маленькую книжицу… мы почитаем одним из самых примечательных литературных явлений нынешнего года».

Вспомним и еще одного земляка холмогорцев Петра Телушкина. Для починки креста и фигуры ангела смелый и находчивый мастеровой Телушкин поднялся на шпиц Петропавловского собора в Петербурге без устройства лесов, пользуясь только веревкой. Бесстрашный верхолаз без лесов исправил и кораблики на Адмиралтейской игле. Журнал «Отечественные записки» отмечал «бесстрашие, присутствие духа и усердие кровельщика Телушкина». За работу он получил медаль и деньги. Умер талантливый мастеровой в безвестности.

С холмогорской землей связана жизнь и деятельность А. Я. Ефименко-Ставровской, учительницы Холмогорского двухклассного училища. В Холмогорах она собирала материал, который позднее, наряду с другими исследованиями, лег в основу трудов: «Артели Архангельской губернии», «Трудовое начало в обычном народном праве», «Крестьянское землевладение на крайнем Севере». Несмотря на народнические взгляды автора, работы Ефименко представляют ценность и на них ссылались К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин. Позднее Ефименко работала в Харьковском университете и на Петербургских высших Бестужевских курсах. Первой в России ей в 1910 году присвоено звание почетного доктора исторических наук.

Более двухсот лет прошло с тех пор, как за обозом в зимнюю стужу ушел из холмогорской деревни в Петербург Михайло Ломоносов. Из материальных памятников того времени сохранилась в селе Ломоносове каменная Дмитриевская церковь, построенная в 1728 году (Ломоносову тогда было 17 лет). В селе сохранился пруд, у которого, по преданию, стояла изба отца Ломоносова Василия Дорофеевича. Сорок пять лет назад, будучи в Ломоносове, я видел этот пруд в его естественном состоянии: неотлогие берега, поросшие травой, обрамляли маленькое зеркало воды. Ныне пруд заключен в стенки деревянного сруба и обнесен крашеной деревянной оградкой. Такое «оформление» сделано из добрых побуждений: сохранить пруд от зарастания. Но получилось, к сожалению, сооружение, напоминающее искусственный противопожарный водоем.

В Холмогорах стоит здание Спасо-Преображенского собора, сооруженного в последнем десятилетии XVII века. Находится оно в аварийном состоянии, и плакат на стене предупредительно просит близко к собору не подходить… Вблизи — старое каменное, полуразрушенное здание бывшей архиерейской резиденции. Холмогорский архиепископ Афанасий (А. А. Любимов) «в задней келье покоев» в 1692 году открыл первый в России наблюдательный астрономический пункт. С 1744 года в этом доме была в заключении бывшая правительница России Анна Леопольдовна с семьей. Она умерла в Холмогорах, а сын Иван из холмогорского заключения был вывезен в Шлиссельбургскую крепость, два брата, родившиеся в Холмогорах, на фрегате перевезены в Данию.

В 1791 году П. И. Челищев, путешествовавший по Двине, поставил первый памятник Ломоносову на его родине. Изображенные на сторонах четырехугольной деревянной пирамиды эмблемы показывали широкую научную деятельность гениального холмогорца: глобус, химическая реторта, астрономическая труба, книги… Деревянный памятник был недолговечен. О нем не упоминается в литературе уже с середины XIX века.

Увековечить монументом память о Ломоносове на его родине предпринималась попытка во второй половине XIX века. Еженедельная петербургская «Иллюстрированная газета» 25 марта 1865 года поместила объявление: «С высочайшего соизволения Архангельский статистический комитет, в виду имеющегося совершиться 4 апреля сего года столетия со дня кончины знаменитого холмогорского уроженца Михайла Васильевича Ломоносова, открывает подписку на устройство в Куростров-ской деревне Холмогорского уезда, на месте родины Ломоносова, памятника… Комитет убежден, что его призыв… вызовет посильные приношения…»

Газета отнеслась к юбилею академика, происходившего из крестьян, по меньшей мере, бестактно. В следующем номере вверстала портрет Ломоносова в статью, в которой утверждала, что если мужика к порке приговорит не старшина, а суд, состоящий из «образованных людей», то это будет «проявлением истино-либеральных гуманных мер». И этот крепостнический бред обрамляет портрет гениального «архангельского мужика».

Памятник в Курострове тогда поставлен не был.

Имя М. В. Ломоносова особенно близко архангельским землякам. Оно присвоено центральному району Архангельска и одной из больших магистралей города. Его имя носят в Архангельске драматический театр, педагогический институт, школа № 19. Теплоход с его именем бороздит морские просторы, пароход — двинские воды.

На родине Ломоносова в 1958 году сооружен памятник. С гордо поднятой головой, Ломоносов смотрит на родные места. К памятнику ведет аллея, у монумента — красные маки. Имя Ломоносова в родном селе носят совхоз и восьмилетняя школа. Создан музей.

Музей помещается в здании, где в 1868 году было открыто начальное училище. По преданию, школу поставили на месте дома Ломоносова. Ныне восьмилетка размещается в новом большом здании. Начало музею положил в 1940 году учитель А. М. Богданов. В первые дни войны он ушел на фронт, погиб. Эстафету приняла учительница Т. А. Антипина. Тридцать лет она была бессменным хранителем музея, экскурсоводом. С 1968 года радушно встречает экскурсантов Ф. И. Заварзин.

Музей знакомит с родиной Ломоносова его времени: с морскими, судостроительными и солеваренными промыслами, бытом холмогорцев. Три комнаты заняты экспозициями, показывающими многогранную научную деятельность Ломоносова, который был естественником и философом, астрономом и астрофизиком, метеорологом и геофизиком, почвоведом и агрономом, географом и этнографом, экономистом и историком, техником и металлургом, поэтом и филологом… Все это объединяется понятием — гений русской и мировой науки. Восемьсот экспонатов дают представление о жизни и деятельности Ломоносова. Подробный путеводитель по музею, составленный М. Глинка и Т. Антипиной, помогает лучше ознакомиться с экспонатами, сохранить в памяти посещение села и поделиться впечатлениями с теми, кто здесь не бывал.

Священную для всех почитателей русской культуры землю посещали туристы из Киева, Горького, Нарьян-Мара, Череповца… Бывают в Ломоносове и туристы из-за рубежа. Со дня основания музей посетило около двухсот тысяч человек. Число экскурсантов в некоторые годы превышало десять тысяч. При оценке этой цифры нужно иметь в виду, что Ломоносово стоит не на «большой дороге». Даже летом поездка в Холмогоры из Усть-Пинеги или Архангельска рекой или автобусом требует времени и связана с неудобствами. В Холмогорах нужно переправиться через реку, от берега до музея три километра пройти пешком. Можно с пассажирского судна местной линии сойти на пристани Ломоносово (она находится у деревни Запыва), но от пристани до села шесть километров. Опять идти пешком. А посмотреть есть что и кроме музея.

Недалеко от музея стоит обычный для холмогорских сел дом, обшитый тесом с фасада, балкончик с резьбой. Это фабрика косторезных изделий. Громкое название «фабрика» как-то не соответствует скромному, крестьянского типа дому. Несколько станков, бормашины и много столов не придают помещению вид фабричного предприятия. Главные орудия труда на фабрике — различные стамески, лобзики, сверла и тончайшие инструменты — резцы.

Косторезное мастерство в районе существует издавна. В XVII веке искусные мастера Семен и Евдоким Шешенины были вызваны в Москву, в Оружейную палату, и выполняли косторезные изделия для царского двора. Холмогорские умельцы работали на родине и по заказам купцов и богатых иностранцев. И хотя выпуск в XIX веке дешевых фабричных украшений создал серьезную конкуренцию изделиям кустарей, косторезное дело не умерло. На выставках в прошлом веке изделия холмогорских косторезов получали высокую оценку.

Из холмогорских мастеров, перенявших опыт от плеяды старых искусных художников-косторезов, дожил до советского времени В. Гурьев. Вместе с В. Узиковым в 1921 году в Ломоносове он организовал курсы резьбы по кости и мастерскую. Они вырастили поколение замечательных мастеров. Созданные мастерами за полвека изделия представляют шедевры косторезного искусства и удостоены диплома Академии наук.

Ныне в Ломоносове — школа художественной резьбы. Ее возглавляет автор замечательных косторезных изделий М. Христофоров, награжденный орденом Ленина. Примечателен для характеристики отношения в советское время к холмогорскому художественному промыслу тот факт, что в годы Великой Отечественной войны по распоряжению Генерального штаба были демобилизованы из Советской Армии мастера М. Христофоров и Ф. Гурьев. А тогда не было важней задачи, чем победа над врагом.

Слава о советских мастерах резьбы по кости идет далеко за пределы холмогорской земли. П. Черникович, А. Гурьев, Т. Большакова получили серебряные медали на Брюссельской выставке. Золотая медаль присуждена Ф. Гурьеву на Всемирной выставке в Париже. На Всемирной выставке в Монреале были представлены работы члена Союза художников СССР П. Черниковича, А. Гурьева, Н. Буторина и других. В Осака на Всемирной выставке А. Гурьев за верстаком демонстрировал технику резьбы. Холмогорские изделия резьбы по кости можно видеть в Эрмитаже, Этнографическом и Русском музеях. Есть изделия и в музее села Ломоносова.

Фабрика выпускает в год больше, чем на двести тысяч рублей изделий. Они не распространены и не известны так широко в стране, как, например, хохломская роспись по дереву. Может быть, виной тому и конвейерное производство предметов, не имеющих отношения к косторезному художественному промыслу, и затруднения в получении нужного материала, и отсутствие хорошей рекламы.

Существует проект создания в Ломоносове мемориального музея, где разместится северная крестьянская усадьба времен XVII века. Войдет в ансамбль и реставрированная Дмитриевская церковь — современница Ломоносова. Предполагается и постройка нового здания для музея.

Все, кто посетит село Ломоносово, не пройдет равнодушно мимо монумента, сооруженного в память ста сорока двух ломоносовцев, погибших на фронтах войны с фашистской Германией. Ломоносовский памятник выгодно отличается от безымянных обелисков, стоящих в Шипицыне, Красноборске, Черевкове, Верхней Тойме. На нем названы имена погибших. Открывается список Героем Советского Союза Прокопием Галушиным.

Крестьянка села Ломоносова Вера Ильинична Галушина, рано потеряв мужа, вырастила и воспитала десятерых детей. Девять из них стали воинами, пять погибли, защищая Родину. Младшим из них был Прокопий. В поединке с фашистским «фердинандом» ценой своей жизни Прокопий Галушин, выручая боевых товарищей, приостановил наступление вражеских самоходок. Прах героя покоится в венгерской деревне Бодайк. Памятник герою установлен в Холмогорах, и имя его носит одна из холмогорских улиц. Имя П. И. Галушина присвоено Дворцу пионеров в Архангельске и морскому лайнеру.

Почти два с половиной века прошло со времени юношества Михаила Ломоносова… Ныне на холмогорской земле потомков, носящих фамилию Ломоносовых, нет. Дальше всех прослеживаются поколения от сестры М. В. Ломоносова Марии Васильевны, бывшей замужем в Матигорах за крестьянином Головиным. Недавно умер потомок пятого поколения ее — Дмитрий Лопаткин, тридцать лет работавший почтальоном. Внучка его В. Овчинникова преподает в Холмогорской средней школе. Потомков М. В. Ломоносова, носящих эту фамилию, нет в стране. Единственный его сын Иван умер младенцем. Потомство пошло от дочери Елены, по мужу Константиновой. Дочь ее Софья была замужем за генералом Н. Н. Раевским. Дочь Ломоносова Елена — бабушка Марии Волконской, жены декабриста…

В Холмогорском районе сохранились фамилии, представители которых являются потомками современников Ломоносова. Есть Сивковы, это девичья фамилия матери Ломоносова Елены Ивановны. Дьячок Семен Сабельников и сосед Ломоносова Иван Шубный были первыми учителями грамоты будущего академика. Фамилии Са-бельниковых и Шубных сохранились в районе.

Не осталось в районе наследников, носящих фамилию великого земляка. Но фамилия не единственный и не главный признак наследования. В Ломоносовском совхозе семь зоотехников, три агронома, шесть ветеринаров, пять механиков, шесть кавалеров ордена Ленина. Доярки Екатерина Морозова и Екатерина Колтовая— Герои Социалистического Труда. И разве славные труженики совхоза, и мастера-косторезы, и заслуженная артистка республики из Ломоносова Людмила Чиликина, и трижды орденоносец, заслуженный учитель республики Татьяна Антипина, вложившая многие годы труда в Ломоносовский музей, и писатель Николай Жернаков, и доктор технических наук из первых холмогорских комсомольцев Иван Жданов не вправе считать себя потомками Михаила Ломоносова!.. Они — его наследники в своих помыслах и делах, направленных на умножение материальных и духовных богатств родной страны.

За советские годы с ломоносовской земли вышли педагоги, геологи, зоотехники, врачи. Некоторые окончили Московский университет имени своего гениального земляка. Пусть ни Ломоносовская, ни Холмогорская школы еще не дали «собственных Платонов», но, выпустив в жизнь многие сотни юношей и девушек, они выполняют дело, которое было отеческой заботой великого поборника просвещения.

Холмогоры — ныне центр среднего зоотехнического образования. Более сорока лет техникуму, давшему три тысячи специалистов, которых можно встретить во всех районах Архангельской области.

За последние годы заметно похорошела столица Холмогорской земли — село Холмогоры. «Ежегодник» за 1915 год отмечал: «…в настоящее время г, Холмогоры некрасив и беден». Еще и много поздней Холмогоры не блистали благоустройством. Сказалось и то обстоятельство, что во времена Емецкого уезда Холмогоры были на «заштатном» положении. Ныне укрепляется берег, и строениям не будет угрожать стихия весеннего половодья, когда-то бесцеремонно смывшая кладбищенскую церковь. Заасфальтирована набережная, на которой еще десяток лет назад тонул трактор. Асфальтируются площади и улицы. Газифицируются квартиры. Построены новые здания райкома партии, гостиницы. Строится большой универмаг. На очереди постройка каменного автовокзала, школы на 980 мест, Дома советов, районного узла связи, типографии; в Матигорах — профессионально технического училища и зоотехникума. По генеральному плану в Холмогорах запроектированы водопровод и канализация, поднимутся жилые многоэтажные дома. Столица ломоносовской земли будет достойна своего земляка!

Холмогоры ныне соединены асфальтовой дорогой с Архангельском, протягивается такая дорога из Холмогор на Емецк. Вековой северной «распутице» на путях в Холмогоры положен конец. Значение этого трудно переоценить.

На дореволюционном гербе Холмогор изображена геодезическая труба для определения местоположения судна на море или географической точки на материке. Для древних Холмогор эта эмблема на гербе закономерна: город и его окрестности были центром кораблестроения и местом жительства мореходов-промышленников. Матигорец Агей Распопов в числе первых дошел до устья Оби. В конце XVIII века в Холмогорах существовала мореходная школа. Еще раньше здесь открылась одна из первых в стране канатная фабрика, без продукции которой было немыслимо оснащение морских судов. Если бы теперь встал вопрос о гербе Холмогор, то вполне правомерным было бы изображение на нем коровы. Известны же на городских гербах медведи, олени, рябчики…

Отдавая должное прошлым корабельным и мореходным заслугам холмогорцев, следует заметить, что и холмогорское скотоводство в давние времена приобрело славу. Академик И. Лепехин, живший в Холмогорах и Архангельске в 1772 году, писал: «Всяк знает, что поморский рогатый скот, пригоняемый в Петербург и другие внутренние города под именем холмогорского скота, отменен как своим ростом, так и добротою к молоку».

Не будем оспаривать, что в Холмогорском районе велика роль лесной промышленности. Холмогорская корова может смиренно склонить рогатую голову, признавая приоритет леса в экономике Двинской земли. Однако Холмогорский район дает молока больше, чем Верхнетоемский и Виноградовский вместе взятые, хотя в них на тысячу коров больше. Из каждых ста литров молока, вылитых жителями Архангельска, — восемьдесят четыре — холмогорское молоко. Славится Холмогорский район как родина лучшей молочной породы, здесь центр единственного племенного ее рассадника. Холмогорское животноводство — гордость района и Архангельской области. Еще в 1929 году Центральный Комитет партии указывал Архангельскому губкому на необходимость особого внимания холмогорскому молочному животноводству.

Нет герба с изображением холмогорки, но сохраняется слава холмогорского животноводства и ответственность района за дальнейшее его развитие.

О ХОЛМОГОРКЕ

История скота холмогорской породы занимала многих ученых на протяжении последних более чем ста лет. Особый интерес представляет работа Ф. И. Резникова «История холмогорского скота», опирающаяся на обнаруженные им новые архивные материалы.

Автор указывает, что до 1765 года на Северную Двину не завозились голландские быки и коровы, холмогорский скот разводился в чистоте, без примеси другой породы. В 1765–1767 годах в Архангельск завезли 36 коров и 6 быков голландской породы, из них в Холмогорский уезд попало только семь голов. Ввозили из-за моря скот и позднее. Так, в 1818 году завезли в Архангельск 16 голое из Англии и 15 из Голландии. Знатоки, освидетельствовавшие «доброту и достоинство» привезенного скота, отметили: «Скот малорослый, а потому и признаем для высочайше поставленной цели — улучшения в здешнем крае породы рогатого скота и размножения оного не способным и не надежным».

На основе документальных данных о качестве ввезенного скота и судьбе его потомства Ф. Резников заключает: «…завезенный скот не мог явиться улучшателем высокопродуктивного, хорошо приспособленного к местным условиям скота холмогорской породы. Весь заграничный скот не оказал влияния на холмогорский скот, т. к. вскоре после завоза исчезал бесследно».

Вывоз из района Холмогор скота, славившегося издавна своей молочностью, в конце XIX и начале XX века принял широкие размеры, за пределы губернии ежегодно уходило более тысячи коров. До постройки Архангельской железной дороги скот делал переходы по 1000–1500 километров. Не выдерживали длинного пути копыта. На них надевали башмаки из кожи. В дороге за шесть-восемь недель изнашивалась не одна смена башмаков.

Отправляли коров в последнем периоде стельности, чтобы в Петербурге продать после отела с высокой удойностью и получить наибольшую выручку. Вывоз продуктивных стельных коров подрывал племенное дело, так как в районе не оставалось их потомства. Архангельский губернский агроном Тулубьев отмечал в начале этого века вырождение племенного животноводства на родине холмогорки.

В первые годы после революции в единоличной деревне не было условий для серьезной племенной работы, хотя с 1927 года сбыт холмогорского скота через частников был запрещен и передан в руки кооперации. Это избавило крестьян от барышников, но не изменило положения в племенном деле: уходили из района ценные племенные коровы, а потомство их терялось в безвестности. Нельзя сбрасывать со счета и то обстоятельство, что в уезде в 1928 году кулацкие хозяйства составляли 4,2 процента, бедняцкие — 31,6 процента, а в животноводческой кооперации кулаков было 16,6 процента, бедноты — 8,7 процента. Наживу, а не улучшение племенного дела нередко преследовали кооперативы, к руководству которыми пробирались кулацкие дельцы.

И все же в 1927 году советские земельные органы открыли новую страницу холмогорского скотоводства: начато ведение племенной книги. В первые годы результаты были скромны: занесено девятьсот холмогорок и проверено потомство двух быков. Но зоотехнический учет, как основа племенной работы, был заложен! А расширять работу, руководить ею было трудно. В 1931 году у Холмогорского райколхозсоюза самый квалифицированный зоотехник не имел и среднего образования. В большом Верхне-Матигорском колхозе на семьсот голов общественного стада зоотехник был с образованием четырехлетки и двухмесячных курсов. Некоторые колхозы не имели тогда и такого специалиста.

В канун коллективизации и в первый ее год большой урон животноводству нанесла вражеская агитация. На удочку кулаков попала и часть середняков. С болью за судьбу холмогорки писал тогда активный организатор колхозов, заведующий районным земельным отделом Кузьма Павозков, что в некоторых деревнях Чухчеремской волости вырезана почти половина скота.

Холмогорская партийная организация, советский и колхозный актив быстро взяли в свои руки дела в колхозах. За первые пять колхозных лет стадо крупного рогатого скота увеличилось на сорок процентов, хотя за это время было вывезено из района более тысячи голов.

В первое время общественный скот был размещен по большим крестьянским дворам. Как тут было вести строгий учет кормов и надоев молока, выявлять потомство лучших коров… Первые колхозные годы стали временем большой стройки. К 1932 году в районе построили 32 коровника, а в 1933 году заложили еще сорок скотных дворов. Переход на новоселье коровы отметили резким повышением надоев. Вскоре появились во дворах автопоилки — первые признаки механизации. Десять лет назад стали вводить механическую дойку. Сегодня это не диковинка! Она применяется почти во всех коровниках. Раздачу кормов и уборку навоза первыми механизировали в районе колхозы имени Калинина и имени 50-летия Октября.

Директивами XXIV съезда партии по плану новой пятилетки поставлена задача «обеспечить строительство механизированных животноводческих ферм в колхозах и совхозах, развернуть вблизи городов строительство крупных государственных, колхозных и межколхозных комплексов по производству продукции животноводства на промышленной основе». Кто же как не Холмогорский и Приморский — пригородные животноводческие районы — должны показать в этом пример.

Коллективизация деревни спасла холмогорку от вырождения, подняла молочное животноводство. В Холмогорском районе созданы Государственный племенной рассадник и станция искусственного осеменения. Они поставили совершенствование холмогорской породы на планомерную научную основу.

Возьмем последние годы. С 1962 по 1970 год средний годовой надой молока от коровы увеличился на тысячу килограммов и достиг 3591 килограмма. Средний вес телок стал больше, выращивается лучшая смена коровам. Племенная работа теперь ведется по двенадцати линиям быков. На Холмогорском ордена Трудового Красного Знамени племзаводе, в Ломоносовском совхозе и некоторых колхозах все стадо состоит из классных коров, увеличивается число животных, заслуживших высшую племенную оценку — элита-рекорд и элита.

Холмогорский племенной рассадник ежегодно проводит оценку племенных качеств скота. Это называется бонитировкой стада. Главный зоотехник рассадника Г. С. Гудкова познакомила нас с документацией племенного учета. На каждую голову скота заполняют «Племенное свидетельство». Государственный герб на документе подчеркивает его значимость. В свидетельство записывают родословную животного: мать, мать матери, мать отца и даже прабабушек и прадедушек по материнской и отцовской линиям. Вся родословная. Кроме того, на каждую корову имеется карточка. В нее записывают удои за каждый месяц, отелы, оценку животного по пропорциональности сложения, развитию мускулатуры, недостатки. Учет «коровьих кадров» поставлен превосходно! В этом заслуга специалистов племрассадннка и большого отряда совхозных и колхозных зоотехников. Ныне в районе восемьдесят зоотехников с высшим и средним образованием. Холмогорка, племенное дело — в надежных руках!

Всего в районе двести специалистов сельского хозяйства. Почти десять лет в Холмогорах, с филиалом в Емецке, работает Народный университет передового опыта сельскохозяйственного производства. Ректор университета — секретарь райкома партии Н. В. Распутин. У него богатый организаторский опыт, приобретенный за годы работы директором совхоза и начальником районного управления сельского хозяйства. В республиканцеском общественном смотре народных университетов, посвященном Ленинскому юбилею, Холмогорский отмечен премией.

Холмогорский район теперь поставляет скот в 27 краев и областей страны. За 38 лет из района госплем-рассадника вывезено более ста тысяч голов, и это не нанесло ущерба холмогорке на ее родине. В Холмогорах продают не «кота в мешке». Товар лицом! Разумеется, покупатели отбирают животных не только по «анкетам». Я был свидетелем, как представитель Якутии осматривал бычков на площадке «Племживобъединения». Покупка бычка и с денежной стороны — операция нешуточная. Бык Филин, например, в возрасте 22 месяцев весил 717 килограммов (удой его мамаши 6216 килограммов жирностью молока 4,2 процента), был оценен в 2050 рублей. Да провоз его в Якутию специальным воздушным рейсом обойдется в тысячу рубликов. Филин — отменный бык, и потому столь солидна ему цена. На выставке 1970 года 132 животных проданы в среднем по 1437 рублей. Тоже немало!

Руководит «Племживобъединением» А. В. Варгасов. Он на этом посту больше тридцати лет. На вопрос, каков спрос на холмогорский скот, Александр Васильевич ответил:

— Спрос?.. На одну телку — десять покупателей из других областей. Да и в свою область заявки в полтора раза превышают план продажи. Наш «товар» не залеживается!..

В США в 1925 году поставили памятник корове-рекордистке. Газеты по сему поводу вспоминали прародителя коровы — породистого быка, ввезенного из Дании.

В Якутии ни холмогорскому быку Филину, ни представителю его потомства памятник не воздвигнут, как не стоит он в Холмогорах прославленной и до сих пор пока не превзойденной рекордистке — Мальке, надоившей за 1928 год 12133 литра молока. Нигде не поставлен монумент и в честь холмогорского быка — чемпиона Цветка — родоначальника замечательной линии холмогорок, уже по первому отелу дававших надой почти на триста килограммов больше, чем матери, и более высокой жирности. Вот какие от Цветка «ягодки»! В нашей стране чествуют людей, чьи золотые руки и прилежание выращивают прославленных рекордисток, чьи кропотливая работа и ум вкладываются в племенное дело. Честь — людям!

Вклад в племенное дело с холмогорской породой внесли советские ученые А. Шапошников, А. Емельянов, Ф. Резников, В. Ларчин… Велика роль в организации племенной работы таких зоотехников-практиков, как Н. Пастухов, П. Фомина, Ф. Новоселова, Т. Тетерина, Е. Худякова, Г. Климушин и других, стоящих на передовой линии борьбы за холмогорку в совхозах и колхозах.

Не в стороне находятся и ветеринарные работники. В конце двадцатых и начале тридцатых годов часть стада поразил туберкулез. Студент-выпускник Ветеринарной академии С. Гурьев темой дипломной работы выбрал «Туберкулез крупного рогатого скота в Холмогорах». Работа получила одобрение. Молодой ветеринарный врач внес огромный вклад в решение этой проблемы. При поддержке колхозных специалистов и благодаря широким профилактическим мерам, проводимым доярками и телятницами, туберкулез был побежден. 35 лет ветеринарной работы в Холмогорах, золотая медаль ВДНХ, орден, звание заслуженного ветеринарного врача украшают трудовой путь С. Г. Гурьева. Сорок лет отдал холмогорке ветеринар В. И. Падчин — кавалер ордена Ленина.

Ничуть не умаляя заслуг ученых и практических специалистов, надо особо подчеркнуть заслуги доярок и телятниц. Нет у них ни дипломов, ни ученых званий. Опираясь на советы специалистов и собственный опыт, они раздаивают коров, выращивают телят. Опыт рядовых тружеников обогащает и ученых, не оторванных от производственной жизни. Приведу признание крупного ученого о таком обогащении.

На Всероссийской сельскохозяйственной выставке в 1923 году, где мне довелось быть, экспонировал корову-рекордиотку крестьянин И. Беляев. Пятнадцать лет назад удалось его отыскать в Вологде. Дряхлый, потерявший зрение, он сохранил память, интерес к животноводческим делам. Беляев рассказывал, что к нему в двадцатые годы не раз приезжал академик Е. Ф. Лискун, знакомился, как ведет крестьянин животноводческое хозяйство. Сохранились у Беляева письма Лискуна. В одном из них академик писал крестьянину; «У меня душа радуется, вспоминая вас, у кого я учился. Горжусь вами, как своим учителем…» В этих словах звучит глубокое

признание маститым ученым труда простого крестьянина по улучшению породности скота.

В 1936 году сто работников животноводства страны были награждены орденами Ленина за достижение высокой молочной продуктивности коров. И в списке награжденных, составленном не по алфавиту, а по достигнутому надою молока, первой стояла Таисья Семеновна Прокопьева. Девятнадцатилетняя доярка Холмогорского племхоза надоила от коровы по 6291 литру и заняла среди доярок первое место в стране. В числе награжденных высшим орденом были и холмогорские доярки Таисья Сазонова, Августа Горшкова, Екатерина Ануфриева, Татьяна Головина. Ни одна область не дала тогда столько доярок — первых кавалеров ордена Ленина.

«Легкие руки» оказались у первых холмогорских орденоносных доярок. Позднее правительственных наград удостоены более восьмисот тружеников сельского хозяйства района. Нет, в примету «легких рук» не верим. Награды завоеваны трудовыми и умелыми руками последующих поколений холмогорцев. Три ордена Ленина и Золотая Звезда Героя Социалистического Труда у М. М. Штабровой, отдавшей сорок лет труду на ферме, Звезда Героя, два ордена Ленина и орден Трудового Красного Знамени у Е. Д. Соколовой — делегата XXIV партийного съезда. Звезды Героев украсили грудь Е. М. Колтовой, Е. А. Морозовой, Р. Е. Жильцовой — делегата XXIII съезда партии, Е. А. Ануфриевой, П. Я. Ша-гиной, О. В. Хабаровой. Такого «созвездия» нет ни в одном районе области.

Успехи животноводства в Холмогорском районе бесспорны. Этот район — «дом» холмогорки. Есть поговорка: «в гостях хорошо — дома лучше». Речь в ней идет о людях. К тому же, и едут из Холмогор телки и бычки не в гости, а как переселенцы. И вот оказывается, что на новом месте холмогоркам иногда бывает лучше, чем дома. В 1943 году совхоз «Лесные Поляны» Московской области завез из Холмогор 4 быка, 20 коров и 158 телок, в значительной части неклассных. Не было денег на покупку классного скота. Через шесть лет средний надой от 142 коров превышал 5000 килограммов. Такого среднего надоя в холмогорских колхозах и совхозе тогда не знали. В колхозах Раменского района Московской области, фермы которых укомплектованы холмогорками, средний надой от коровы в 1970 году был на 342 килограмма больше, чем в холмогорских колхозах. В чем дело? Ведь для обновления стада в Холмогорах оставляются не худшие телки, вывоз скота ведется с учетом совершенствования стада на родине холмогорки. А разве у холмогорских животноводов меньше опыта в раздое? Нет, и этого нельзя сказать. Ведь поколения холмогорцев создавали племенную молочную породу скота! Холмогорки дают более высокие надои там, где их лучше кормят. В том весь «секрет».

Один из бывших директоров Холмогорского племхоза К. Шибаев в тридцатых годах написал хорошую популярную брошюру — «У коровы молоко на языке». Он показал зависимость удоев от количества и состава кормового рациона. Истина эта и была и остается бесспорной. Однако и сегодня нынешний директор этого хозяйства А. С. Ляпин в беседе отмечал печальное положение: зимой холмогорки дают молоко за счет тепа, так как не получают достаточно кормов, летом честь корма идет на восстановление тела.

Нельзя сказать, чтобы на племзаводе не искали путей улучшения кормления и содержания скота. Хозяйство по продуктивности коров занимает первое место среди совхозов района. Племзавод в 1970 году за показатели в развитии племенного животноводства во Всесоюзном конкурсе награжден дипломом 1-й степени. Но и на племзаводе и в целом по Холмогорскому району кормовой баланс почти по всем видам кормов из-за запущенности земельных угодий сводится с дефицитом. В 1924 году с гектара емецких заливных лугов собирали по тридцать, а с суходольных — по 16,5 центнера сена, а за последнее пятилетие средняя урожайность сена на лугах района меньше четырнадцати центнеров. Низка и урожайность полей, В раменских колхозах на корову молочного стада в 1970 году пришлось на два центнера с лишним кормовых единиц больше, а концентратов на центнер продукции в полтора раза больше, чем в холмогорских колхозах. Концентраты — лакомство для коров в холмогорских хозяйствах.

Недокорм влечет за собой потерю не только на удойности коров и жирности молока (она в районе ниже базовой). Недостатки в кормлении — одна из причин и очень низкого в районе растела коров. Последнее должно исправляться и улучшением работы станции искусственного осеменения.

Положение с кормами для холмогорки отнюдь не бесперспективное. В Холмогорах существует машинно-мелиоративная станция. В 1950 году она сдала 190 гектаров окультуренных земель, за два года— 1968 и 1969 — в десять раз больше. В колхозе «Всходы» за пять лет средний урожай сена на неулучшенном лугу равнялся 19,2 центнера с гектара, на освобожденном от кустарника, кочек и частично осушенном, но без подсева трав и удобрения — 27, а после подсева трав и ежегодного удобрения — 44 центнерам. Затраты по мелиорации, удобрению и подсеву окупались за полтора года, без внесения удобрений — за три с половиной года. Вот пример эффективной интенсификации лугового хозяйства!

Недавно в Матигорах, вблизи Холмогор, открылась областная опытная станция по животноводству и луговодству. И луговодству! Старший научный сотрудник А. Полежаева показывала нам опытные участки, заложенные на пойменном лугу. Здесь изучается влияние удобрений в различных их дозах и составе на урожайность и качество урожая в разные фазы цветения и вызревания трав. Итоги опыта вооружат хозяйства обоснованными рекомендациями.

В районе начато создание долголетних культурных пастбищ. Не раз этот вопрос обсуждал пленум райкома партии. В районе считают, что около половины гуртов молочного стада пасется на таких пастбищах. Для первых лет это было бы достижением, если бы пастбища вполне соответствовали по травостою своему назначению. Это признать трудно. Даже при пастьбе на лучших холмогорских культурных пастбищах коровы нуждаются летом в стойловой подкормке. А ведь в Эстонии коровы без подкормки дают более высокие надои в пастбищный период, чем в Холмогорах.

Ну что же, скажем: «лед тронулся» на кормовых угодьях Холмогорского района. Это бесспорно. Но сделаны первые шаги, и они пока еще не изменили картины запущенности лугового и пастбищного хозяйства. Здесь еще много дела, чтобы обеспечить и зимой и летом стадо полноценным и дешевым кормом. Это сейчас главная холмогорская проблема в скотоводстве. В 1975 году производство кормов намечено увеличить более чем в полтора раза. В создании животноводческих комплексов, конечно, будет предусмотрена и полная механизация ферм, и обеспечение кормами, в том числе и с культурных пастбищ. Без этого не может быть животноводческого комплекса! Хочется напомнить слова академика, классика зоотехнии М. Ф. Иванова: «Корма и кормление оказывают гораздо большее влияние на организм животного, чем порода и происхождение».

Знаменит холмогорский скот. Но холмогорки дают молоко не за знатное происхождение, а за корма. Молоко у них не только в «руках доярок», но и на «коровьем языке». Надо сделать Холмогоры районом самой высокой молочной продуктивности и растущего рассадника лучшего скота. Холмогорку ждут не только в Якутии, но и в Верхней Тойме, где чистопородные холмогорские коровы не составляют и десяти процентов стада. А из Холмогор до Тоймы — рукой подать.

Под руководством и опекой Холмогорского племенного рассадника находятся и некоторые хозяйства соседнего Приморского района. В числе их племзавод «Архангельский». Берега района омывает Двина на последних нескольких десятках километров на подходе к Архангельску. Здесь нет ни одной пристани котласской линии. Расположенные в границах района, «Архангельский» племзавод, крупный Бобровский сплавной рейд, село Уйму, где находятся самая старая в области птицефабрика и большой кирпичный завод, как и другие поселки, обслуживают из Архангельска суда местных линий. Приморский район простирается и дальше Архангельска на острова дельты Двины, на коренные берега рукавов и далеко на Беломорское побережье.

Широко известен колхоз Приморского района «Организатор», награжденный орденом Ленина. Двадцать лет руководил хозяйством посланец партии, коммунист с 1918 года, бывший двинской капитан В. Н. Козьмин. По некоторым показателям холмогорцам есть чему поучиться у своего соседа. В Приморском районе высокая урожайность картофеля, овощей, кормовых корнеплодов, трав, лучшие культурные пастбища, организовано семеноводство лугопастбищных трав. Здесь большие площади высокопродуктивных мелиорированных земель.

Социалистическое соревнование соседей — Холмогорского и Приморского районов, взаимное обогащение опытом будет служить развитию племенного животноводства, сделает полноводней «молочную реку», разумеется, не в сказочных «кисельных берегах», а в реальных цистернах, снабжающих Архангельск и Северодвинск чудесным продуктом.

Пусть будет еще выше марка холмогорки и слава ее Архангельской родины!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

восемнадцать + 19 =