Йомала Кур-острова (статья Александра Чашева)

Село Ломоносово Холмогорского района Архангельской области известно в России и за её пределами благодаря факту рождения в деревне Мишанинской гения земли русской – Михаила Васильевича Ломоносова.

Находится оно на центральном (в группе из девяти островов)  Курострове.

«Личность М. В. Ломоносова можно понять, только составив представление о природе, в окружении которой он вырос». Слова принадлежат историку, слависту В.И.Ламанскому.

Загадочной частью природы, окружавшей детство и юность Ломоносова, был Куростровский ельник.  Его именуют и «Святой рощей». Тайны, связанные с ним, уходят в глубину веков. Если разгадать некоторые из них, то может быть, что-то приоткроется и в личности гения?

Что известно о малой родине Ломоносова?

Куростров впервые упоминается в уставной грамоте 1397 года великого князя Василия Дмитриевича  жителям Двинской земли.

А что было здесь до XIV века? Нет ли в иных документах упоминаний о «Святой роще»?
Увы, из «официальных» письменных источников ответ найти не удалось. Поэтому обратимся к иным.

Первым в их списке будет «Древняя российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого или до 1054 года, сочинённая Михайлом Ломоносовым».

В главе 6 части первой читаем: «Северные авторы (Стурлез[он] на многих местах, также и Саксон Грамматик) наполнены описаниями военных дел их и других сообщений, бывших со шведами, датчанами и норвежцами. Пермия, кою они Биармиею называют, далече простиралась от Белого моря вверх, около Двины реки, и был народ чудской сильный, купечествовал дорогими звериными кожами с датчанами и с другими нормандцами. В Северную Двину реку с моря входили морскими судами до некоторого купеческого города, где летом бывало многолюдное и славное торговище: без сомнения, где стоит город Холмогоры, ибо город Архангельской едва за двести лет принял свое начало. Народ почитал идола Иомалу, что на ливонском, финском и на других чудских диалектах бога значит. Явствует сие из Стурлезона, где описывает езду Торета некоего и Карла в Двину-реку, кои, будучи от короля своего Олава, проименованием Святого, посланы в Биармию для торгу, присовокупили к тому татьбу: ограбили золото и серебро из кладбищ, сорвали с деревянного Иомалы дорогое ожерелье и взяли серебряную чашу с деньгами».

Можно предположить, что источником информации для Ломоносова послужила сага об Олаве Святом, записанная  исландским скальдом и прозаиком Снорри Стурлсуном (1178-1241). Она входит в сборник «Круг земной», повествующий о жизни Северной Европы в эпоху викингов и становления скандинавских государств. В саге говорится о путешествии, совершённом около 1026 года, во время которого викинги Карл, Густе и Торе Хунд прибыли в Биармию и высадились на берегу реки Вины. Там они накупили шкурок белок, бобров и соболей. А потом…

Слово Стурлсуну: «Когда торг кончился, они отправились вниз по реке Вине и объявили, что не будут больше соблюдать мир с местными жителями. Потом они вышли в море и стали держать совет. Торир спросил, не хотят ли они пристать к берегу и добыть себе еще добра. Ему ответили, что хотят, если только добыча будет богатой. Торир говорит, что если поход удастся то добыча будет, но возможно, что поход многим будет стоить жизни. Все сказали, что готовы отправиться в поход, если есть надежда захватить богатую добычу. Торир говорит, что есть такой обычай, что, если умирает богатый человек, все его имущество делят между умершим и его наследниками. Мертвому достается половина или треть, но иногда еще меньше. Это сокровище относят в леса, иногда зарывают его в курганы. Иногда на этих местах потом строят дома. Он сказал, что к вечеру все должны быть готовы отправиться в поход. Было решено держаться всем вместе и не отставать от других, если кормчие крикнут, что пора уходить. Они оставили людей охранять корабли и сошли на берег.

Сначала они шли по равнине, потом начались большие леса. Торир шел впереди братьев Карли и Гуннстейна. Он велел, чтобы все шли, не делая шума. — Сдирайте с деревьев кору, — сказал он, — так, чтобы от одного такого дерева всегда можно было видеть другое.

Они вышли на большую поляну. Середина поляны была огорожена высоким частоколом. Ворота в нем были заперты. Каждую ночь этот частокол охраняли шесть местных жителей, меняясь по двое каждую треть ночи. Когда Торир и его люди подошли к частоколу, стражи ушли домой, а те, кто должен был их сменить, еще не пришли. Торир подошел к частоколу, всадил повыше свою секиру, подтянулся, перелез через частокол и оказался с одной стороны ворот, а Карли тоже перебрался через частокол и оказался с другой стороны ворот. Торир и Карли одновременно подошли к воротам, вынули засов и открыли их. Тут все бросились внутрь. Торир сказал: — Здесь внутри ограды есть курган. В нем золото и серебро перемешано с землей. Надо туда войти. В ограде стоит также бог бьярмов, который называется Йомали. Пусть никто не смеет его грабить.

Они пошли к кургану и выкопали из него столько сокровищ, сколько могли унести в своих одеждах. Как и следовало ожидать, сокровища были смешаны с землей. Потом Торир сказал, что пора возвращаться обратно: — Вы, братья Карли и Гуннстейн, пойдете первыми, а я пойду сзади.

Все побежали к воротам, а Торир вернулся к Йомали и взял серебряную чашу, которая стояла у него на коленях. Она была доверху наполнена серебряными монетами. Он насыпал серебро себе в полы одежды, поддел дужку чаши рукой и пошел к воротам.
Когда все уже вышли за ограду, обнаружилось, что Торира нет. Карли побежал назад за ним и встретил его у ворот. Тут Карли увидел у Торира серебряную чашу. Он побежал к Йомали и увидел, что на шее у того висит огромное ожерелье. Карли поднял секиру и рассек нитку, на которой оно держалось. Но удар был таким сильным, что у Йомали голова слетела с плеч. При этом раздался такой грохот, что всем он показался чудом. Карли взял ожерелье, и они бросились бежать.

Как только раздался грохот, на поляну выскочили стражи и затрубили тревогу, и скоро норвежцы со всех сторон услышали звуки рога. Они побежали к лесу и скрылись в нем, а с поляны доносились крики и шум, туда сбежались бьярмы.

Торир Собака шел позади своих людей. Перед ним шли двое и несли мешок. Содержимое его было похоже на золу. Торир брал из мешка эту золу и разбрасывал позади себя. Иногда он бросал ее вперед на своих людей.

Так они вышли из леса в поле. Они слышали, что их преследует войско бьярмов с криками и страшным воем. Бьярмы выбежали из леса и бросились на них с двух сторон. Но им никак не удавалось подойти настолько близко, чтобы их оружие могло причинить норвежцам вред, и норвежцы тогда поняли, что те их не видят. Когда они подошли к кораблям, первыми на корабль сели Карли и его люди, потому что они шли впереди, а Торир далеко отстал и был еще на берегу. Карли и его люди взошли на корабль, убрали шатер и подняли якоря. Потом они поставили парус, и корабль быстро вышел в море.

А Торир со своими людьми задержался, так как их кораблем было гораздо труднее управлять. Когда они наконец подняли парус, Карли со своими людьми уже был далеко от берега. И вот и те и другие поплыли по Гандвику».

Где находилась Биармия? 

Споры по этому вопросу продолжаются. Небольшое исследование посвятил ему и автор этих строк («Биармия. Правда, или вымысел?»  http://www.proza.ru/2011/02/23/995 ).

Наиболее распространённой является версия, согласно которой Биармия располагалась в бассейне Северной Двины.

Косвенное подтверждение она получила после обнаружения в окрестностях Архангельска в 1989 году так называемого Архангельского клада, включающего 1915 монет (более 90% германской чеканки X-XII веков) и около 20 ювелирных украшений, в том числе древнерусского и скандинавского изготовления.

В 2004 году при реставрации Гостиного двора в Архангельске был обнаружен клад, включающий скандинавское вооружение X века – четырнадцать мечей, шесть арбалетов, лук со стрелами, два боевых топора, булаву, кистень, два щита и два шлема.
Воины Торира Собаки бросили?

Таким образом, аргумент об отсутствии артефактов, подтверждающих плавания викингов по Белому морю в указанные века, у противников теории «Северной Биармии» был изъят.

Где могло находиться ограбленное викингами святилище Иомалы? 

В саге можно найти описания рельефа местности (поля, большие леса, курган на поляне), но не её название.

Поищем ответ в родных, северных источниках.

В статье «Заволоцкая чудь» (1869 г.) П.С.Ефименко приводит следующие сведения: «Против Холмогор, за рекой Курополкой раскинулась еловая роща, или ельник. Упомянутая роща в глазах народа, а преимущественно раскольников, имеет священное значение. В ней никто не осмеливается рубить дерева; а староверы, до последнего времени, хоронили близ нея своих собратов. По словам  Кастрена до сих пор ещё сохранились предания о сокровищах славного в истории Биармии города. Но нам не приходилось слышать таких преданий, но известно только то, что в ельнике, как говорит народ, живёт Скарбник, или Казначей, который оберегает зарытые там клады и сокровища».

Другой любитель истории А.Г.Тышинский в докладе «О чудских древностях в Архангельской губернии», прозвучавшем на первом археологическом съезде, состоявшемся в Москве в 1871 году, дополнил: «площадь Ельника 270 на 50 сажен. По преданию, место чудского капища, посвященного богу Иомале. К северо-востоку от Ельника сохранились две искусственных насыпи».

И, наконец, автор труда «Родина Михаила Васильевича Ломоносова. Описание ко дню двухсотлетнего юбилея от рождения сего первого русского ученого» (1902-1903 гг), священник Куростровского прихода А.Н.Грандилевский  привёл чертёжи Куростровской местности, в том числе под номером 11 «Куростровский ельник начала XX столетия, именно в 1902 году». А также назвал ориентиры для поиска объекта.

Можно предположить, что на основании приведённых выше заметок П.С.Ефименко и А.Г.Тышинского, а также чертежа А.Н.Грандилевского, в перечень археологических памятников Архангельской области был внесён под номером 275.25. и этот объект.

Запись в Каталоге лаконична: «Куростровский Ельник («Святая роща»), на правом берегу р.Курополки, против с.Холмогоры, в 550 м от реки. По А.Тышинскому, площадь Ельника 270×50 сажен. К северо-востоку от Ельника сохранились две искусственных насыпи. А.Г.Тышинский, 1871)»

Можно ставить точку?  Святая роща идентифицирована? Святилище Йомалы найдено?

Увы, это не так.
Тот же Грандилевский не связывает между собой, указанный им в тексте и на чертежах ельник, с легендой об Йомале.

Более того, в своей работе он говорит о современном ему Куростровском ельнике, как жалком остатке былого, огромного, величественного Ельника, простиравшегося в былые времена на север от Курострова, вплоть до деревни Уймы, являющейся ныне пригородом Архангельска.

Тышинский, указывая площадь остатков ельника, приводит осторожную фразу: «По преданию, место чудского капища, посвященного богу Иомале».

«Святая роща» (ельник) по-мнению Грандилевского располагалась к юго-западу от современного села, «внутри» острого угла, образованного ручьями, соединяющими озёро Залесское с озером  Курье.  Для того, чтобы её достичь, надо было преодолеть эти водные преграды. От центра села она находится в двух-трёх километрах. На пути к ней  необходимо преодолевать другие ручьи. Холма, о котором идёт речь в саге, да и предполагаемого по канонам языческих святилищ, на этой местности нет.

Осторожный вывод: Йомала здесь «стоять» не мог.
Возможно, на этой местности располагался «филиал» закрытого староверческого кладбища, ранее находящегося на территории села?  То есть там, где находилась и сама «Святая роща». После уничтожения которой, приверженцы старой веры хоронили своих собратьев на её уцелевшем кусочке.

Где же могло находиться святилище Йомалы?

В рукописи Грандилевского находим описание: «Куростровское селение раскинуто на совершенно круглой возвышенности правильным порядком домов, представляющим собой точнейшую окружность правильного круга в девять вёрст длины при диаметре в три версты. Своим общим очертанием Куростровские возвышения очень похожи на положенную вверх дном круглую глубокую миску. Наивысшая точка этой местности как раз совпадает с её центром, а окраины представляют собой правильный откат. Общая высота куростровского возвышения достигает приблизительно десяти сажень (примерно 23 метра) над уровнем реки».

Поэтому первая версия:  святилище Йомалы находилось на вершине куростровского возвышения.

Увы, гладко на бумаге? А на местности полторы версты (по прямой) до берега Курополки. Препятствия в виде озёр, ручьёв, оврагов. Можно представить, как наши предки-язычники чертыхаясь преодолевали их. Да ещё в непогоду. Нет, не верится в это. Ближе к жилью должен быть очаг культа.

И такое место есть. Грандилевский его указывает: «В центре южной оконечности Курострова стоял на берегу реки погост с двумя деревянными церквями». На чертеже под номером 6 исследователь изобразил его в виде возвышенности, назвав её «церковный» (по-видимому, погост), указав «места двух упразднённых церквей», и выше их, — «место каменной Димитриевской церкви».

Вот это уже ближе к истине. Автор этой статьи бывал в тех местах не раз и пытался «влезть в шкуру» язычника. Более идеального места для устройства святилища, нежели «церковный» погост, найти не удалось. Да и «церковным» он стал лишь после «языческого». Во времена перехода к христианству там могли хоронить, как язычников, так и неофитов-христиан.
Кстати, находится погост (святилище?) рядом с домом семьи Ломоносовых.

Поддержку данной версии находим в книге Константина Коничева «Повесть о Федоте Шубине», изданной в 1950 году. В  уста Ломоносова писателем вложены слова: «На месте нашей холмогорской Денисовки,  как гласит предание, на холме в ельнике, там, где теперь церковь Димитрия, стоял идол по имени Юмала.  Видимо,  сей кумир настолько был привлекателен,  что разбойные норманны напали на капище и,  перебив стражу,  похитили Юмалу со всеми драгоценностями».

К сожалению, автор не указал источник информации. Или он тоже «вычислил» это место?

В документах XIV века говорится о двух деревянных церквях (ещё одна – Екатерининская), стоявших на общем церковном погосте у берега реки Курополки.

Вплоть до XVII века на нём хоронили приверженцев «старой веры» (другой тогда не было), преданных Большим московским собором, как еретиков и непокорных Церкви, лишь в 1667 году. Именно поэтому староверы и хоронили здесь своих собратьев даже после раскола.

Надо сказать, что отношения официальной церкви и крестьянства на Русском Севере всегда были непростыми. Нередкими были споры за лучшие пахотные земли, пастбища, рыбные ловли, охотничьи угодья.  Сильно было и влияние старообрядцев. Вот как об этом пишет четный священник Грандилевский: «Действительно, записных и тайных раскольников церковные документы указывают на родине Ломоносова очень незначительное количество, духом же раскола проникнуты решительно все, причём не составляют исключения даже все личности искренне православные».

Коснулся раскол и семьи Ломоносовых. Русский поэт и сановник К.К.Случевский, сопровождавший великого князя Владимира Александровича в поездке по северу России в 1884-1885  годах, по этому поводу пишет:  «Бурливы как волны Северного моря были судьбы Ломоносова; по образцу прибрежных скал, окаймляющих Мурман, сложились его мощные, упрямые воззрения; мальчишка-помор, еще подростком побывал он и в расколе, широко раскинувшемся по тогдашнему северу, так как отец его, Василий Дорофеев, был раскольником».

Впрочем, это уже другая тема.

Наше предварительное исследование можно завершить выводом: если святилище Йомалы находилось на Курострове, то оно было уничтожено пришедшими в эти места христианскими миссионерами не раньше XII века. Церкви воздвигнуты на его месте. Так происходило по всей Руси. Начало этому положил киевский князь Владимир Святославович. Сокрушив и осквернив собственный пантеон (славянских богов), он «повеле рубити Цыркви и поставляти по местам, идеже стояша кумири». Эта установка строго соблюдалась и в других древнерусских городах и землях.

В словаре, являющемся частью работы «Родина Михаила Васильевича Ломоносова. Областной крестьянский говор» священник А.Н.Грандилевский пишет: «Куростровская часовня молитвенный дом на окраине Куростровского выгона, прилегающего к Холмогорской стороне, вблизи северно-западной окраины Куростровского селения, — стоит на высоте холма, который по преданию насыпан над тремя чудскими князьями».

В статье «Заволоцкая чудь» П.С.Ефименко  приводит сообщение священника П.А.Иванова: «В одной из частей г. Холмогор, среди низменной плоскости, заливаемой ежегодно водою, возвышается искусственная насыпь, на которой ныне построены собор и монастырь. Эта насыпь, называемая городком, приписывается временам Чуди».

Данные примеры свидетельствует о главной причине тотального уничтожения на Руси памятников дохристианского периода: православные церкви, соборы и монастыри стоят на местах древних святилищ, называемых, с подачи церкви, языческими.

Вместе со святилищами уничтожались жрецы. Действуя под девизом «волхови и чародеи то врази божии суть» поборники христианства уничтожили вместе с древнерусскими волхвами и многовековое ведическое наследие.

Отголоски его трансформировались в причудливую смесь так называемого народного православия, вобравшего в себя христианские представления и дохристианские верования. Вот как об этом пишет А.Н.Грандилевский: «Для того, чтобы наглядно убедиться, насколько общеизвестные суеверные убеждения и обряды земляков Ломоносова, развиваемые на религиозных началах, приведем в качестве примера нижеследующее. Верят в счастливые и в несчастливые дни, верят в добрые и недобрые встречи, признают счастьем умирать в Пасху, родиться в сорочке, найти растение трилистника с четырьмя листиками. Считают за грех крошить во время обеда хлеб на стол и на пол, наступать ногою на хлебные зерна, покупать у нищих хлеб и вещи, опрокидывать солонку, просыпать соль, войти в дом к роженице прежде молитвования младенца, молится пред иконою, писанною на бумаге и металле, не сходить в баню пред большим праздником, носить женщине одну, а не две косы или распущенные волосы, употреблять в пищу мясо после соборования, также после соборования ходить в баню, ранее шести недель вступать на голую землю, считают за грех убивать бездомных кошек и собак, славить Рождество Христово ранее 21-го ноября, петь Пасхальные песнопения прежде кануна пасхи, выделывать масло из коровьего молока машиною, подпахивать сор на полу, когда на столе покойник, и когда в печи посажен хлеб. Считают худым предзнаменованием и вестником несчастья, если новобрачные выйдут после венца из храма под звон колокола, если воет собака близ чьего-либо здания, если потеряется у кого грудной крестик. Верят в порчу на людях и скот, которую изгоняют намазыванием смоляных крестиков на дверных косяках, на коровьих лбах, нашептываниями и заговорами, хранимыми в строжайшем секрете, ношением у грудного крестика ртути и воска, окуриванием вересом или можжевельником, иногда ладаном, как противодействие от порчи, считают и молитву жене родильнице, даваемую в 40-й день, и какую-то сверх того «воскресную» молитву, будто бы способную очистить женщину во время регул, также святое миро, название которого отождествляют с понятием мир, т. е. спокой, облегчение болезни; также для противодействия порче, и именно от худого глаза, обмывают иконы и этою водою поят попорченных, или иногда и рожениц при трудных родах, а скота обмывают водою, разболтанною пеплом из церковной печи».

Легенды, предания, суеверия, дохристианские обряды и традиции, «правда» раскольников, окружали Михаила Ломоносова с первых дней жизни. На земле,  пропитанной их духом, он жил 19 лет.  Дьячок Дмитриевской церкви, возведённой на месте языческого святилища,  учил его грамоте.

Земля даёт пищу всем живущим на ней.  Древние святилища возводились на местах выхода сакральных энергий. Протосаамы, жившие на северной земле задолго до прихода финнов и русских, называли такие места сейдами.

Автор этой статьи посвятил изучению феномена Сейда, а также происхождения Чуди, возможной связи этого загадочного народа с протоиндоевропейской цивилизацией, соответствующие главы книги «Тайны языка земли холмогорской» (электронный вариант   http://www.proza.ru/2011/08/29/24 ).
Можно предположить, что место куростровского святилища Йомалы (Йима у зароастрийцев, Яма у индоариев) было, возможно, является и ныне, Сейдом.

В словаре А.О.Подвысоцкого значение слова сейды объясняется следующим образом: “Это слово, а также койду, койды, койду, тойды обозначают «направление пути».

Если миссия Сейда, как места жительства священного духа, заключалась в духовном окормлении некоторых избранных представителей рода человеческого, направлении их на путь поиска Высшей Истины, то истоки гения М.В.Ломоносова, возможно, будут отчасти понятны.

По выражению Н.А.Некрасова «архангельский мужик  по своей и божьей воле стал разумен и велик».  Слово религия переводится с латыни, как «связь с Богом».     Бог для всех один. Пути к нему разные.

*****************************************************************************

P.S.  На снимке: село Ломоносово. Вдоль села течёт обмелевшая протока Курополка. Вдали белеют стены Дмитриевской церкви. То, что осталось от «Куростровского ельника» в кадр не попало. Несколько десятков елей находятся  в одном километре за водонапорной (внизу — на переднем плане) башней. Их можно увидеть на снимкеhttp://www.proza.ru/2011/02/24/2190   Надо провести мысленно прямую линию вверх от Холмогорского храма (на переднем плане снимка). Остатки ельника за протокой Быстрокуркой.
Автор снимка – корреспондент газеты «Холмогорская жизнь» А.В.Голенев

*****************************************************************************

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1.Ламанский В. И. «Михаил Васильевич Ломоносов: Биографический очерк». СПб., 1864.
2. Ломоносов М.В. «Древняя российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого или до 1054 года», сочинённая Михайлом Ломоносовым». ПСС, т.6,  М.,Л., 1952.
3. Снорри Стурлусон. «Круг Земной. Сага об Олаве Святом». М, 1980
4. Ефименко П.С. «Заволоцкая чудь» Изд. Архангельского губернского статистического комитета, 1869.
5. Тышинский А.Г. «О чудских древностях в Архангельской губернии». Труды первого  археологического съезда в Москве, М., 1871.
6.Грандилевский А.Н. «Родина Михаила Васильевича Ломоносова. Описание ко дню двухсотлетнего юбилея от рождения сего первого русского ученого» (1902-1903 гг), рукопись, АРГО (Архив Русского Географического Общества).
7. Куратов А.А. «Археологические памятники Архангельской области». Каталог. – Архангельск, 1978.
8. Коничев К. И. «Повесть о Федоте Шубине», Архангельск,1950.
9. К.К. Случевский «По Северу России, 1884-1885 год»,
СПб, 1886.
10. Грандилевский А.К. Родина Михаила Васильевича Ломоносова. Областной крестьянский говор СПт., 1907.
11. А.О.Подвысоцкий «Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении», СПт., 1885.

 

Статья выложена с согласия автора — Александра Чашева (г. Архангельск). Спасибо Вам большое за Ваш бесценный труд.

Александр Лыжин. 2012 год.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

девятнадцать + 9 =