Династия Ровдогорских Судостроителей (Статья Н. Л. Конькова)

12 июня 1787 г. со стапелей Варавинской верфи верстах от Архангельска, сошли на воду два торговых парусных судна — «Северная Двина и «Архангельск». Спск корабля — всегда событие, но этот был особенным: впервые в отечественной судостроительной практике суда спускались уже оснащёнными. Одна из газет посвятила этому факту специальную статью, в которой, в частности,  говорилось: «Должно отдать справедливость искусству мастера мореходных ластовых судов, государственному Ровдогорской волости поселянину Степану Кочневу, строившему сии суда».

Степан Матвеевич Негодяев-Кочнев по праву считается выдающимся деятелем отеччественного судостроения второй половины XVIII в. Уроженец Ровдогорской волости, расположенной на Курострове — одном из самых заселёных и плодородных островов Северной Двины, что неподалёку от древней столицы Беломорья — Холмогор, Кочнев принадлежал к династии крестьянских корабелов. Его прекрасно знал известный «резнитель  народного просвещения» на Беломорском Севере В.В. Крестинин, который почитал Кочневых в Ровдогорской волости «родом старинным».

Родоначальник фамилии Василий слыл среди холмогорских крестьян зажиточным земледельцем. Его сын Иван (1645-1717) наряду с сельским хозяйством занимался тресковым и палтусовым промыслом, суда для которых (небольшие лодьи) изготавливались самими крестьянами. Внук Ивана Васильевича — Матвей Гаврилович (1717-1828) и Осип (1760-1791) также были связаны с судостроением и мореплаванием. Правда, о деятельности второго из них сохранилось лишь единственное упоминание, когда в 1789 г. он обратился в Архангельскую казённую палату со следующей просьбой: «Потребно нам… для перестройки одного мореходного судна покупного в казне так же и домовой переправки строевого лесу 220 дерев длиною от 6,5 до 4 сажень, в отрубе толщиной от 5 до 7 вершков. В сему доношению Осип Негодяев подписуюсь».

Первое упоминание о старшем сыне Матвея Гавриловича содержится в ревизской сказке 1745 г., что позволило уточнить дату и место рождения — «в деревне Даниловской на Чюркине горе». Судостроением Степан увлёкся ещё в детстве, работая у Бажениных в Вавчуге, с годами удостоился звания корабельного мастера. Зная английский язык так, что мог «во всех случаях объясниться без нужды», Степан Матвеевич имел возможность, как говорится, напрямую знакомиться с достижениями зарубежной судостроительной техники.

В материалах губернской канцелярии сохранилось портретное описание С. М. Кочнева: ростом «2 аршина 7 1/2 вершков (1 м 75 см), волосы рус, скудобород, гладколиц, нос остёр, глаза серые..» На основании этого и других документов был создан его примерный портрет (художник Н. Ф. Железняк), представляющий интерес для тех, кто занимается изучением истории крестьянского судостроения на Севере в XVII-XVIII вв. Согласно ровдогорской ревизской сказке 1732 г. Степан Матвеевич женился «не полюбовному сватовству»  на Устинье Никитовне Рычковой, имел сына и четырёх дочерей. Перепись 1795 г. зафиксировала изменения в составе семьи: родилась дочь Степанида, а Анна и Татьяна были уже замужем. Дом Кочневых отличался добротностью и чистотой. Известный литератор первой трети XIX в. П. П. Свиньин, побывавший в Кочневых в 1828 г., писал: «Стены увешаны портретами… довольно хорошей работы в золочённых рамах… английские часы с футляре из орехового дерева… мебель, хотя старинного фасона, но чистая и в порядке. Перед домом садик и огород».

«Хотя звание, — писал Степан Матвеевич, — обязывает меня к произвождению хлебопашества, но участки селения по суровости климата не приносят выгоды в земледелии, затем я и многие из прочих поселян принуждёнными саискивать пропитание и выполнять государственные повинности произведением морских, звериных и рыбных промыслов, которые требуют ежегодно построения новых судов, но частому истреблению их бурями и натуральному гниению. Выдающийся русский мореплаватель Ф. П. Литке указывал, что Харловка «на пространстве семи вёрст от устья». В последней четверти XVIII в. он приобрёл у лопарей (саамы) рыбные места на реке Вороньей. Его верфь находилась неподалёку от деревни у озера Калье. «На западном берегу, — писал во второй половине прошлого века краеевед А.Г. Ты шинский, — возвышается Кочневский борок, иногда называемый городищем или городком (в окружности около 250 саж., 45 в поперечнике и 2,5 — высота). Назад лет 60 на нём была верфь Негодяева-Кочнева». В одном из прошений Степана Матвеевича говорилось, что в 1782 г. спущен промысловый карбас «Св. апостол Яков». Так как более ранние сведения о постройке судов на Ровдогорской верфи отсутствуют, представляется возможным сказать примерную дату её основания со спуском на воду «Св. апостола Якова». В литературных и архивных источниках сохранились данные о тринадцати построенных здесь в 1782-1810 гг. судах. Вот описание одного из них, позволяющее судить о размерах и технических возможностях Кочневской верфи: «Лета 1801 июня 31 дня я, нижеподписавшийся Холмогорской округи Ровдогорской волости крестьянин Степан Негодяев… объявляю что имею судно длинною по килю 64, шириною 21,5, глубиною 10 фут 8 дюймов английских, о двух мачтах, грузу помещающий 80 ластов… которое построено на Ровдогорской волости… Сие судно есть гольяш (галиот). К строительству судна Степан Матвеевич привлекал единственного сына Ивана, который рано познал отцовскую науку. В 1842 Г. он самостоятельно построил и оснастил два судна (длина 18,3 ширина 5,8 глубина 2,3 м).

Все попытки С.М. Кочнева преобразовать свою верфь в предприятие купеческого типа и добиться от правительства разрешение строить суда от 57 до 150 ластов оказалось безуспешным — коммерц-коллегия отказала ему в этом. Поэтому его основная кораблестроительная деятельность была связана с частными купеческими верфями в Вавчуге и Архангельске. Только в течение 1781-1784 гг. он по собственным чертежам построил 12 коммерческих судов грузоподъёмностью от 200 до 400 ластов, причём девять из них — на Вавчугской верфи. Все они отличались прочностью, хорошим мореходным качеством. Степан Матвеевич самостоятельно проектировал «новоманерные» торговые суда, хорошо разбирался в чертежах кораблей различных типов. Используя достижения англичан и учитывая многовековой опыт поморов, он постоянно вносил в свои суда усовершенствования. Не случайно в одном из номеров газет тех лет опубликовано, что ровдгорский кораблестроитель «прочною», с особеннным искусством постройкою многих судов снискал в чужих краях ласкательное весьма доверие, так что всегда просят иностранные купцы… чтобы корабли или суда строили мастером Кочневым, и охотно дают лишнюю плату».

Полвека отдал С.М. Кочнев любимому делу, до глубокой старости деятельно занимаясь кораблестроение. Признанием этих заслуг  зналось награждение  его золотой медалью Вольного экономического общества. Всего же представители этой знаменитой династии ровдогорских корабелов посвятили свыше ста лет своей жизни развитию отечественного судостроения. Начав с «традиционных» поморских судов, они успешно справились с постройкой тяжёлых торговых по тем временам судов,  заслуживших призвание даже именитых заморских купцов.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

девятнадцать − девять =