Церковь села Ракулы, Орлецкая крепость, Ухтострово, Куростров.

От Антониева-Сийского монастыря наш путь будет лежать к Холмогорам — старому центру всего Двинского края. Для этого надо сесть у пристани Сия на теплоход, идущий из Емецка в Архангельск. На протяжении между Сией и Холмогорами расположен только один интересный памятник деревянного зодчества.

Это церковь села Ракулы, недалеко от пристани, носящей то же название. Церковь, выстроенная в 1766 году, стоит несколько поодаль от села, на ровном месте и хорошо видна с воды. Ее завершение повторяет верх более ранней колокольни конца XVII века, которая еще недавно стояла рядом с церковью. Колокольня была очень необычной: квадратная в плане, с сильно наклоненными внутрь стенами, она увенчивалась пятью высокими стройными шатрами.

Ниже Ракул, у пристани Орлецы, Двина делает резкий поворот, огибая подходящий к левому берегу высокий обрывистый утес. На его вершине в середине XIV века поставили новгородцы крепость Орлец. А всего через каких-нибудь полстолетия самим же новгородцам пришлось брать эту крепость с боя. В 1397 году пришло на Двину войско московского князя. Хитрый и дипломатичный, Василий Дмитриевич сумел ловко использовать распри между новгородскими воеводами и «двинскими боярами» — верхушкой местного населения, уже обжившихся новгородских колонистов. Без кровопролития уговорил он двинян отказаться от подчинения Новгороду и признать над собой власть его, московского князя, обещавим, со своей стороны, соблюдать все их привилегии. В Орлеце посадил он своего наместника. Но уже через год новгородцы, выслав в Заволочье войско, «взяша Орлец городок, скопаша и разгребоша». За Орлецами опять река разливается «ширь, берега расступаются, появляются поросшие ивняком низкие песчаные островки.

После устья Пинеги Двина растекается на несколько рукавов. На берегу мелкой левой протоки — Курополки — и стоят Холмогоры. Чтобы попасть в них, надо высадиться на одной из лежащих против них пристаней и пешком пересечь узкий и длинный Куростров, а потом переправиться через Курополку на лодке. Около одной из таких пристаней — Ухтострова — находится любопытная каменная церковь, которую стоит посмотреть. На первый взгляд церковь села Ухтостровья может и не привлечь внимания. Это обычная небольшая теплая церковь конца XVII века — широкая и приземистая, с пятью небольшими главками. Только вблизи ощущается вся прелесть этой каменной миниатюры. Главное ее украшение — широкая нарядная лента кирпичного узора, опоясывающая церковь под карнизом и красиво круглящаяся по верху алтарных апсид. Вся почти составленная из треугольных впадин разных размеров, она напоминает декоративные пояса северных каменных храмов XV—XVI веков, знакомые нам по древнему сольвычегодскому собору. Рядом с теплой церковью недавно стояла большая пятиглавая холодная церковь, выстроенная почти в те же годы и теми же мастерами. Она была очень нарядна и красива, но одна ее особенность совершенно исключительна. Прием орнаментальной кладки был эффектно использован для украшения интерьера: нижние части массивных каменных столбов, покрытые сложным кирпичным рисунком, создавали впечатление узорной каймы шитого «крестом» крестьянского полотенца.

Из Ухтостровья мы отправимся через Куростров мимо низких ровных лугов к селу Ломоносовскому, бывшей Денисовке, знаменитой родине Михаила Васильевича Ломоносова. Холмогорские крестьяне с давнего времени занимались тяжелым морским промыслом. От Холмогор до устья Северной Двины около сотни километров. Приходилось на долгое время уходить в море на небольших рыбацких суденышках. Трудное и опасное плавание по Белому морю, где часты внезапные перемены погоды и сильные бури, требовало от рыбаков большой твердости и отваги. Иной раз выбрасывало их на безлюдный берег, и приходилось месяцами оставаться один на один с суровой северной природой. Из поколения в поколение выковывались в поморах воля, настойчивость и самостоятельность духа. Эти качества вместе с почти безграничной природной одаренностью с редкой полнотой воплотились в одном человеке — крестьянском сыне Михайле Ломоносове, с которого только и начинается эпоха русского просвещения. Ломоносов родился здесь, в Денисовке, в 1711 году. С десяти лет он плавал с отцом по Белому и Баренцеву морям. Девятнадцати лет от роду пешком с тремя рублями денег оставил он родное село, чтобы начать великий подвиг своей жизни.

Почти через двадцать лет вслед за своим знаменитым земляком отправился из Денисовки в Петербург другой юноша, впоследствии блистательный мастер, лучший среди русских скульпторов XVIII века, Федот Иванович Шубин. Избрав себе профессию скульптора, Шубин, в сущности, не изменил своему фамильному ремеслу: и дед его и отец Иван Шубный, учивший когда-то грамоте мальчика Михаила Ломоносова, были художниками-косторезами.

Косторезные промыслы на севере существовали уже давно. Большие удобства создавала для них близость источников сырья: русским резчикам слоновая кость была недоступна, и обычным материалам служили привозимые с Беломорья моржовые клыки — «дорог рыбий зуб». В конце XVI века были резчики по кости в Сольвычегодске. Их изделия — небольшие резные иконки — своим изысканно-сложным рисунком напоминают миниатюрную манеру «строгановских писем». Вероятно, были в это время мастера и в самих Холмогорах. В XVII веке они уже не раз приглашались в Москву, в Оружейную палату, для работы «про царский обиход». Среди изделий холмогорских мастерских основное место занимали костяные гребни, украшенные богатой резьбой. Наибольшей известности холмогорская резьба достигла в XVIII веке. Искусство в это время приобрело преимущественно светский характер. В петербургской аристократической среде вошли в моду богатые изделия из ревной кости — покрытые изящной ажурной резьбой ларцы, шкатулки, табакерки. С особым совершенством изготовляли холмогорские резчики великолепные кубки, покрытые тончайшим сквозным кружевом, среди которого помещались медальоны с портретными барельефами. Произведения холмогорских резчиков в этот период успешно конкурируют с лучшими изделиями западноевропейских мастеров. Очень разнообразна техника, сочетающая своего рода гравюру на кости, плоский барельеф и резьбу «на проем». Сюжеты часто заимствованы из западноевропейской гравюры. Сами мастера нередко ездят в Петербург и подолгу работают там, непосредственно знакомясь с художественной жизнью столицы. Искусство холмогорской резьбы живет и сейчас, это один из наиболее известных народных промыслов. Художественная артель работает в селе Ломоносовском, есть здесь школа, готовящая мастеров-резчиков, и свой музей. Возрождение косторезного дела потребовало большого труда. Промысел к началу нашего столетия был почти заброшен, мало было старых опытных мастеров. Вторая половина XIX века оставила в наследство плохой штамп своего рода северной экзотики, трактованной в духе примитивного натурализма и рассчитанной на вкусы непритязательного купечества. Все это пришлось преодолевать. Основой для нового подъема холмогорского резного дела служит освоение лучших традиций, идущих от периода его расцвета в XVIII веке.

 Информация с сайта «Пыль забытых дорог» http://waystars.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

15 − четырнадцать =