Типы гладиаторов и их вооружение (Из книги В.А. Горончаровского «Арена и кровь»)

Надгробный рельеф ретиария Марциала. III в.

Какие же основные типы гладиаторов сложились к тому периоду, когда в 79 г. н. э. помпейская казарма, раскопки которой дали лучшие из сохранившихся образцы их вооружения, оказалась погребенной под градом вулканических камней и пепла? Каковы были особенности их экипировки, предполагавшие определенную технику боя? Сразу отметим, что относительно вооружения мнения исследователей полностью совпадают не более чем по шести его типам. Дело в том, что к началу первых веков нашей эры отдельные типы гладиаторов, первоначально соответствовавшие народам, враждебным Риму, уже успели исчезнуть или несколько видоизменились. В сохранившихся изобразительных материалах легче всего определяется тип, именовавшийся «ретиарий» (от лат. rete ‘сеть’). Он был вооружен сетью диаметром около 3 м, привязанной к запястью веревкой, большим трезубцем с толстой деревянной рукоятью (фусциной) и кинжалом (рис. 10). Из средств защиты у полуобнаженного ретиария были только крепившийся на левой руке многослойный стеганый наруч (маника) из ткани или кожи и пристегивавшийся к нему металлический наплечник (галер), закрывавший отчасти и шею. Низ живота был прикрыт лишь матерчатой набедренной повязкой (сублигакул), которая представляла собой ярко окрашенный кусок ткани в форме равнобедренного треугольника со стороной около 1,2—1,5 м. Два конца его завязывались спереди, третий пропускался между ног и через узел и свободно свисал спереди. Верхнюю часть повязки перекрывал пояс (балтеус) шириной до 8—12 см, застегивавшийся сзади с помощью двух крючков на одном конце, которые входили в отверстия на противоположном конце. На кожаной основе пояса традиционно крепились бронзовые пластинки. В отдельных случаях ноги ниже колен защищали толстые стеганые обмотки (фасции) из множества слоев шерсти или льна, закреплявшиеся с помощью кожаных ремешков.

Ретиарий (по S. Wisdom):
1 — сеть; 2 — свинцовые грузики; 3 — действия ретиария в бою; 4 — длинная веревка сети; 5 — трезубец; 6 — галер; 7 — крепления галера; 8 — маника; 9 — медальон; 10 — головная повязка

Общий вес снаряжения ретиария составлял всего около 7—8 кг, и это отсутствие тяжелого вооружения делало его весьма непрестижным в глазах римлян, поскольку он постоянно находился в движении, давая повод для издевательских насмешек. Действительно, при отсутствии доспехов ему больше приходилось рассчитывать на свою скорость и проворство. Сражался он, как в основном и прочие гладиаторы, босым, что, очевидно, объясняется стремлением к большей устойчивости на песке арены во время поединка. Сеть ретиарий держал в хорошо защищенной левой руке, чтобы предотвратить во время броска возможность нанесения раны противником.

Обычно им был тяжеловооруженный секутор — тип гладиатора, который детально будет рассмотрен далее. В случае удачи ретиарий стремился быстрее опутать и повалить его, а затем нанести решающий удар. Если сопернику удавалось завладеть сетью, ретиарий кинжалом перерезал веревку на запястье и высвобождался. Эта пара — ретиарий и секутор— напоминала зрителям поединок рыбака и рыбы. Это сравнение усиливалось, когда «рыбака» ставили на высокий помост, куда вели две узкие доски со ступеньками, и ретиарий должен был с помощью собранных в кучки камней защищать его от атаки сразу двух секуторов. Итак, как же выглядел секутор (букв.: ‘преследователь’)? Его вооружение включало шлем, прямоугольный щит (скутум), поножь на левой ноге, манику на правой руке и меч. Шлем обтекаемой формы имел чрезвычайно гладкую поверхность, небольшие, диаметром не более 3 см, отверстия для глаз и округлый гребень в виде плавника рыбы. Соответственно, зацепить его сетью или поразить трезубцем было чрезвычайно трудной задачей. Тактика секутора диаметрально отличалась от образа действий ретиария. Это практически тот же мирмиллон, но с усовершенствованной техникой нападения. Чтобы устранить преимущества противника, он стремился к ближнему бою, но предсказать его исход было невозможно. У Светония есть рассказ о том, как при Калигуле «пять гладиаторов-ретиариев в туниках бились против пяти секуторов, поддались без борьбы и уже ждали смерти, как вдруг один из побежденных схватил свой трезубец и перебил всех победителей». То, что такой вариант развития поединка между ретиариями и секуторами вовсе не являлся исключительным событием, доказывает фрагмент рельефа III в. с надгробного памятника ретиария на Аппиевой дороге. Здесь присутствуют изображения пяти соответствующих пар гладиаторов, причем ретиарии во всех случаях оказываются победителями. Судя по числу убиваемых секуторов, в данном случае представлен бой sine missio, т. е. «без отпуска».

Поединок ретиария с секутором на помосте. II—III вв.

Предшественниками секуторов в их противостоянии ретиариям были мирмиллоны, по свидетельству лексикографа периода поздней Империи Феста, ранее именовавшиеся галлами. По мнению одних, галлы появились на арене после завоеваний Юлия Цезаря; согласно другой точке зрения — значительно раньше.

Терракотовая фигурка мирмиллона

В любом случае, оба названия уже в I в. н. э. стали синонимами. Слово «мирмиллон» происходит либо от названия морской рыбы (mormyllos), которая изображалась на шлеме, либо от murex (‘морская улитка’, ‘утес’), в обоих вариантах морская тематика налицо. Поединок гладиаторов именно этих типов, как наиболее характерный и впечатляющий, подробно описал Р. Джованьоли в первой главе своего романа «Спартак», хотя изображений ретиариев, относящихся ко времени ранее рубежа нашей эры, так до сих пор и не найдено. Как известно, в романе бой заканчивается смертью проигравшего схватку ретиария, но в действительности, как уже отмечалось, все могло быть иначе. У Валерия Максима, закончившего свой труд под названием «Достопамятные деяния и изречения» около 30 г., сохранился рассказ о поединке между ретиарием и мирмиллоном на гладиаторских играх в Сиракузах, когда именно ретиарий повалил своего противника и собирался добить его кинжалом. Даже потеряв сеть, трезубцем он мог нанести удары страшной силы в голову или ноги противника, поймать и выбить из рук клинок его меча или сильно надавить на край щита.

Мирмиллон сражался обнаженным по пояс, что давало возможность продемонстрировать публике мощный торс и игру мышц. Его защитное вооружение было представлено шлемом, маникой на правой руке, короткой поножью на левой ноге и щитом-скутумом. Характерными чертами шлемов мирмиллонов были забрало, широкие поля и огромное украшенное плюмажем из перьев или конского волоса навершие в форме плавника рыбы. Один из них, хранящийся в коллекции Берлинского музея, был даже посеребрен, подобно рыбьей чешуе, и на солнце, должно быть, представлял собой поистине ослепительное зрелище. Поножь с надевавшимися под нее толстыми стегаными обмотками защищала ногу мирмиллона только ниже колена. Выше защитой служил скутум, укрывавший бойца до самого подбородка. Единственным наступательным оружием был обыкновенный глади-ус— который иногда привязывали ремнем к руке, чтобы не выронить при столкновении с противником. В сумме вес вооружения мирмиллона составлял 16— 18 кг, из которых до 7,5 кг приходилось на щит. Возможно, этот тип гладиатора, более других по комплекту вооружения соответствовавший римскому легионеру, использовался на арене для воссоздания картины сражений между римлянами и их многочисленными врагами.

Противостоять ретиарию на арене мог и арбелас — гладиатор с экипировкой в виде шлема, чешуйчатого панциря или кольчуги до колен, стеганой или набранной из металлических полос маники на правой руке и коротких поножей на ногах. Шлем обычно имел продольный гребень. Вместо щита в левой руке арбеласа мы видим на сохранившихся рельефах странное орудие в виде трубчатого наруча, завершающегося полукруглым лезвием. Видимо, оно было предназначено для разрезания сети ретиария и парирования ударов его трезубца, а при случае могло нанести противнику страшные рваные раны. В правой руке при этом находился гладиус или кинжал. Общий вес вооружения должен был достигать 22— 26 кг. Без щита, с двумя мечами или изогнутыми кинжалами, выступали и димахеры. На дошедшем до нас рельефе из Фригии изображен боец в шлеме с забралом и полями, с поножами и стегаными обмотками на ногах. Его защитное вооружение, детально не проработанное, скорее всего, представляло собой кольчугу, иначе ближний бой для него при наличии двух коротких кинжалов был бы невозможен.

Рельеф с изображением боя между ретиарием и арбеласом. II—III вв.

Название еще одного типа гладиатора— гопломах— греческого происхождения и означает «сражающийся оружием». В комплект его снаряжения входило копье в сочетании с коротким мечом или кинжалом. Минимум одежды ограничивался, как и у мирмиллона, набедренной повязкой и широким поясом. Голову защищал шлем с забралом, широкими полями и навершием, украшенным плюмажем. В боковые стороны шлема втыкались два изогнутых пера. Маленький круглый щит гопломаха диаметром около 45 см имел сильно изогнутую, чашевидную форму. Он изготавливался из толстого листа бронзы и был очень тяжелым, что позволяло использовать его не только для защиты, но и для нападения. В руке, державшей щит, гопломах сжимал короткий кинжал, на правую руку надевалась маника. Небольшие размеры щита компенсировали высокие, доходившие до середины бедра, поножи, надевавшиеся поверх стеганых обмоток, верхняя часть которых скрывалась под набедренной повязкой. Весь комплект вооружения вряд ли весил больше 17—18 кг. В зависимости от вкусов публики, в различных областях империи гопломах обычно выступал в паре с мирмиллоном или фракийцем.

Гопломах и провокатор (по S.Wisdom):
А — гопломах: 1 — круглая пармула; 2 — копье; 6 — поножи на ногах; 7, 8 — типы поножей; 9 — способ крепления поножей; В — провокатор: 3 — шлем с перьями; 4 — шлем обычного типа; 5 — шлем из Хаукидона (Англия)

Последний из упомянутых типов гладиаторов появился в Риме довольно давно. Во время войны 87— 85 гг. до н. э., которую полководец Сулла вел на Востоке против понтийского царя Митридата VI Евпатора, в римском плену оказалось много служивших в его войске фракийцев. И вот устроителям очередных игр пришла мысль выпустить на арену гладиаторов-фракийцев. Правда, наименование это оказалось достаточно условным, так как «этническим» вооружение фракийцев назвать нельзя.

Фракиец и секутор (по S.Wisdom):
А — фракиец, В — секутор; 1 — короткий щит; 2 — маника из металлических пластин; 2а — конструкция маники; 2b — пряжка кожаного ремня для крепления маники; 3 — шлем с гребнем; За — решетка отверстия для глаз в шлеме; 4 — гладиус; 5 — сика; 6 — скутум; 7 — конструкция шлема; 8 — поножи

Их можно легко спутать с гопломахами из-за маники на правой руке, стеганых обмоток на ногах, высоких поножей и шлема с полями и забралом, в котором было пробито множество отверстий. Шлем, как правило, имел характерный легко узнаваемый изогнутый гребень, часто в виде головы грифона. Этот мифологический образ символизировал Немезиду, богиню возмездия, небольшие храмы которой имелись во многих местах античного мира, где проводились гладиаторские бои. Украшением шлема могли служить султан из перьев (криста) или два пера на боковых сторонах. Существенно отличали фракийца маленький щит почти квадратной формы и небольшой кинжал (сика) с лезвием, изгибавшимся под тупым, а иногда и под прямым углом (рис. 16, 5). Тяжесть вооружения у мирмиллона, гопломаха и фракийца была почти одинаковой, но фракиец должен был проявлять большую подвижность, вести маневренный бой. Зрители ждали от гладиаторов такого типа ловких перебежек, точно рассчитанных проворных движений, позволявших с легкостью уклоняться от выпадов соперника или стремительно переходить в атаку. Только быстрота действий, учитывая небольшие размеры щита, могла спасти ему жизнь.

Мраморный рельеф с изображением гладиатора-фракийца, найденный в окрестностях Смирны в 1867 г.

Еще один ранний и очень популярный тип гладиатора— это провокатор, выступавший полуобнаженным (повязка и металлический пояс-балтеус) с маникой на правой руке и высокой поножью на левой ноге. Шлем с нащечниками, как правило, армейского образца, большой прямоугольный щит и меч с прямым клинком напоминали вооружение римского легионера. Бросавшаяся в глаза особенность заключалась в наличии на груди большой металлической пластины (кардиофилакс) в виде прямоугольника или полумесяца, которая крепилась на спине перекрещивающимися ремнями. Со II в. шлем провокатора стал более закрытым, с надежно прикрывающим шею широким задним полем. Нащечники сменило забрало с отверстиями для глаз, закрытыми решетками. Щит отличался от скутума наличием у него вертикального металлического ребра. Вес вооружения в облегченном варианте составлял 14—15 кг. Обычно провокаторы сражались в паре, и только в отдельных случаях в качестве их противников выступали гладиаторы других типов .

Сходились на арене и легковооруженные гладиаторы-всадники (эквиты). Они начинали бой, используя копья с листовидным наконечником, а когда те ломались, то, оказавшись на земле, продолжали его с помощью коротких мечей. Обычно этот момент и изображался в произведениях античного изобразительного искусства. Голову эквита защищал шлем округлой формы с забралом и широкими полями, иногда с двумя перьями по бокам. Другими защитными элементами были круглый кавалерийский щит (парма эквестрис) из толстой тисненой кожи диаметром около 60 см и маника на правой руке. В начале нашей эры, судя по сохранившимся изображениям, они выступали в чешуйчатых панцирях (лорика сквамата), позднее — в простых подпоясанных туниках без рукавов, с широкими вертикальными цветными полосами. В отдельных случаях ноги всадников были защищены стегаными накладками-фасциями.

Много пока неясного в отношении упоминаемых у ряда античных авторов и в различных надписях эсседариев (колесничих). Сам термин происходит от названия легкой двухколесной кельтской колесницы и входит в употребление, по крайней мере, с середины I в. Соответственно, можно полагать, что бои на колесницах вошли в обиход после 43 г. н. э., когда в период правления Клавдия была завоевана Британия. Желание развлечь публику вполне могло побудить императора включить в программу гладиаторских игр необычный для римлян бой на колесницах. Вот как описывал их Юлий Цезарь, первым предпринявший попытку захватить остров: «Своеобразное сражение с колесниц происходит так. Сначала их гонят кругом по всем направлениям и стреляют, причем большей частью расстраивают неприятельские ряды уже страшным видом коней и стуком колес; затем, пробравшись в промежутки между эскадронами, британцы соскакивают с колесниц и сражаются пешими… И благодаря ежедневному опыту и упражнению британцы достигают умения даже на крутых обрывах останавливать лошадей на всем скаку, быстро их задерживать и поворачивать, вскакивать на дышло, становиться на ярмо и с него быстро спрыгивать в колесницу».

Выступление эсседариев, скорее всего, начиналось с демонстрации искусства управления колесницей, затем, как и в случае с эквитами, конное сражение переходило в поединок пеших бойцов. Не так давно М. Юнкельман предложил отнести к эсседариям изображения тех гладиаторов, экипировку которых нельзя соотнести ни с каким другим типом. Следуя этому принципу, предпринимали попытки выделить характерные черты их вооружения: шлем без полей с забралом (иногда с двумя перьями), выгнутый овальный щит, маника на правой руке, короткие обмотки на ногах. Дополнительно атрибутировать гладиаторов с выгнутым овальным щитом и соответствующим набором прочего вооружения как эсседариев помогает следующее наблюдение: на тех рельефах, где проработаны детали поверхности этого щита, хорошо виден вытянутый умбон — выпуклая металлическая пластина, связанная с продольным ребром жесткости. Такой щит носил название «тюреос» и стал известен в античном мире благодаря кельтам, к которым относились и галлы, и бритты, и малоазийские галаты. В греко-римском искусстве овальный кельтский щит часто являлся своего рода этнической эмблемой, в данном случае вполне логичной для экипировки типа гладиаторов, связанного своим происхождением с Британией.

Совсем мало сведений о таких гладиаторах, как андабат (сражался вслепую, в глухом шлеме без прорезей для глаз), велит (возможно, с вооружением одноименного легкого пехотинца периода Республики), крупелларий (имел сплошной железный доспех), лакверарий (разновидность ретиария, но вместо сети лассо и короткое копье), сагиттарий (с мощным сложносоставным луком, в коническом шлеме и чешуйчатых доспехах), самнит (в комплект вооружения, видимо, входили шлем с гребнем, трехдисковый панцирь, большой щит, поножь на левой ноге, копье и меч).

Отдельно остановимся на такой фигуре из числа выступавших на арене с оружием, как венатор, сражавшийся исключительно с дикими зверями. Экипировка бойца этого типа вплоть до середины I в. н. э. весьма напоминала облачение тяжеловооруженных гладиаторов: из одежды — набедренные повязки или туники, стеганые обмотки на ногах; из защитного вооружения — поножи, маника, щит (круглый, овальный или прямоугольный), из наступательного — меч и копье. Для характеристики вооружения венаторов на этом этапе наибольший интерес представляет часть рельефа, обнаруженного в Риме, во дворце Ор-сини, при постройке которого использовали мраморные плиты из театра Марцелла. Сюжет рельефа перекликается с событием, ознаменовавшим торжественное открытие театра императором Августом в 13 г. до н. э. — грандиозным венацио, в котором приняли участие 600 диких зверей. Мы видим здесь бой нескольких венаторов со львом, леопардом и медведем. Один из них, вооруженный мечом, в шлеме открытого типа и чешуйчатом панцире, сбитый с ног львом, лежит на земле. В пасти этого зверя рука другого неудачливого «охотника». Оба венатора в правой части рельефа представлены в туниках с открытым правым плечом, в шлемах с загнутым вперед гребнем, они вооружены квадратными щитами и короткими мечами. Особо отметим еще одну интересную деталь — это показанные на всех животных широкие ремни, соединенные на спине и снабженные кольцом. Дело в том, что в клетках под ареной их прочно привязывали за эти кольца особым способом, чтобы звери не травмировали себя слишком резкими движениями. В данном случае за кольцо толстым канатом привязан медведь, видимо, чтобы уравнять шансы человека и зверя. Со второй половины I в. н. э. тяжелая экипировка венаторов, не обеспечивавшая ожидаемый публикой драматизм при встрече человека с животным, коренным образом изменилась. Основным облачением их стала туника, на ногах появились короткие фасции, а в качестве единственного оружия использовалось только короткое охотничье копье (венабул). Позднее, во II в. н. э., для бойцов этого типа входят в моду штаны до колен в сочетании с широким поясом и небольшим орнаментированным нагрудником.

Мраморный рельеф конца I в. до н. э. с изображением венаторов

Если подвести некоторый итог, можно сделать такой вывод: доспехи гладиаторов каждого типа имели уязвимые места, но всё было продумано таким образом, чтобы исключить быструю победу и уравновесить шансы противоборствующих сторон. Поэтому во время состязаний не было никакой возможности предугадать по экипировке, кто из гладиаторов сможет победить, что подогревало у зрителей особый интерес к происходящему на арене. Действительно, поразить противника в грудь при защищенных конечностях достаточно сложно, что предполагает эффектное активное ведение боя, большое мастерство и сноровку, иначе искушенной римской публике просто стало бы скучно. Конечно, фехтования в современном смысле этого слова в те времена не было. Использовались в основном колющие удары, для парирования которых применялся щит. Нередко он и сам использовался как средство нападения, чтобы неожиданным ударом его ребра или умбона — выпуклого выступа в центральной части — вывести врага из равновесия. Только два типа гладиаторов в силу отсутствия щита должны были применять парирование клинка клинком — димахер и арбелас.

Наибольшие преимущества в бою для всех типов гладиаторов давала левосторонняя стойка с развернутым под углом 45° к противнику корпусом . Она позволяла как наносить, так и парировать мощные удары, особенно если основным средством защиты был большой щит. Когда ноги были слегка согнуты в коленях, он практически полностью закрывал тело от нижнего края забрала до верхнего края поножей. В этой стойке правая рука с мечом находилась на уровне бедра. Чтобы не открыться, удар на близкой дистанции старались наносить поверх щита либо атаковали, отводя щит и одновременно делая шаг вперед. Использование гопломахами копья предполагало предпочтение дальней дистанции ведения боя, так как при тесном контакте оно становилось бесполезным. Самую серьезную опасность ближний бой представлял для ретиария. В этой ситуации выигрыш даже нескольких мгновений мог обеспечить ему возможность нанести решающий удар трезубцем. Фракиец, наоборот, мог наносить удары за линию щита своим изогнутым кинжалом только в ближнем бою.

Основным оружием гладиаторов, как это явствует из их названия, был гладиус — меч, использовавшийся в римской армии с конца III в. до н. э. Знаменитый «испанский» гладиус имел лезвие длиной 64—69 см при ширине 4,0—5,5 см. Его двусторонний клинок с продольным ребром жесткости и четко выраженным острием позволял не только рубить, но и колоть, что в тесноте боя было немаловажно. В период правления императора Августа его быстро вытеснил гладиус типа Майнц, применявшийся вплоть до середины I в. н. э. Длина клинка в данном случае составляла около 50 см при ширине до 8,7 см. Общая длина меча весом до 1,2—1,6 кг в отдельных случаях достигала 75 см. Позднее получают распространение облегченные гладиусы так называемого помпейского типа весом около 1 кг. Соответственно, их клинок имел меньшие размеры: длина около 45 см при ширине 5—6 см, с острием, грани которого располагались под углом 45°. Во времена поздней Римской империи, с конца II— начала III в., гладиус сменяет длинный меч — спата с клинком длиной до 85 см. Из сохранившихся надписей известно о существовании в этот период мирмиллонов-спатариев, провокаторов-спатариев и др.

Наряду с мечами ретиарии и ряд гладиаторов с облегченным вооружением широко использовали кинжалы, которые, если судить по находкам в Помпеях, имели костяные рукояти и широкие прямые клинки ромбовидного сечения длиной около 20—30 см. Такие кинжалы практически мало отличаются от «пугио», принятых на вооружение в римской армии начиная с конца II в. до н. э.

О кинжалах с тонким изогнутым лезвием (сика) можно судить лишь по двум образцам с равномерным изгибом по всей длине. Один из них, с небольшой круглой гардой, имеет длину около 60 см, причем 45 см приходится на сам клинок.

Другой происходит из римского лагеря в Оберадене и является деревянной моделью с резко выделенной рукоятью и клинком длиной 30,5 см. В обоих случаях обоюдоострые клинки с ребром жесткости предназначены прежде всего для нанесения уколов. После середины I в. н. э. лезвие таких кинжалов стали делать более широким и имеющим резкий перелом под углом 45°, что позволяло их владельцам наносить противнику колющие или рубящие удары.

Не менее распространенным оружием гладиаторов было копье длиной около 2,0—2,3 м, которым пользовались гопломахи, эквиты и венаторы. Найденные в школе гладиаторов в Помпеях бронзовые наконечники копий демонстрируют наличие втулки и листовидного или ланцетовидного пера с выделенным ребром жесткости. По поводу единственного трехлопастного наконечника треугольной формы высказано вполне вероятное предположение, что он является частью трезубца ретиария6, длина которого, судя по сохранившимся изображениям, была не менее 1,6—1,8 м. Как известно, ретиарий пользовался также сетью, рассматривавшейся в древности как метательный снаряд, поэтому иногда его называли якулатор (метатель). Вес ее, как показывает реконструкция, составлял от 1,5 до 3,0 кг. Она была круглой с широкими ячейками около 10—20 см и свинцовыми грузиками на концах.

Гладиус из Помпей. I в. н. э.

Если наступательное оружие гладиаторов мало отличалось от обычного армейского, то говоря о защитном вооружении, следует отметить для него ряд существенных особенностей. Чтобы в них разобраться, придется обратиться к анализу находок из Помпей. Эта удивительная коллекция включает пятнадцать шлемов, пять пар длинных и шесть коротких одиночных поножей, три наплечника-галера и маленький круглый щит. Большей частью они щедро украшены различными рельефными изображениями, что обусловило появление следующей распространенной точки зрения: это парадное вооружение, которое надевали только для участия в помпе — торжественной процессии открытия игр. В данном случае приводились такие аргументы: 1)эти предметы вооружения слишком дорогие, чтобы их могли подвергать опасности повреждения; 2) на них нет следов воздействия оружия; 3) они слишком тяжелые для использования в бою; 4) металлическая поверхность с рельефными украшениями не является достаточно прочной, чтобы выдержать сильные удары. Однако эти доводы легко можно оспорить. Нельзя забывать, что гладиаторы были участниками пышных представлений и должны были произвести впечатление на публику, в том числе и роскошью своего вооружения. К тому же преимущественное использование колющих, а не рубящих ударов вряд ли предполагает значительное число повреждений. В шлемах чаще всего должна была страдать решетка забрала, но починить или заменить ее было несложно. Поэтому только на двух помпейских шлемах имеются боевые отметки в виде зарубок или бронзовой заплатки. Что касается веса шлемов, то он действительно варьирует от 2,72 кг до 6,80 кг, что даже при среднем значении в два раза тяжелее шлема римского легионера I в. Но ведь пользовались ими в совершенно разных условиях! Гладиаторы надевали шлем непосредственно перед боем, а не тащили его на себе во время длительного перехода. Непродолжительный поединок на арене нельзя даже сравнивать со сражением, которое могло затянуться на несколько часов. При увеличенном весе шлемов о слабости металла вследствие чеканки рельефного декора также не приходится говорить. Для них использовалась листовая бронза, которая по толщине почти в полтора раза превышает ту, что применялась при изготовлении шлемов в римской армии. Таким образом, комплекты так называемого парадного вооружения на самом деле являлись атрибутом обычного выступления на арене, очевидно, периодически меняя владельцев.

Гладиаторские шлемы I в. до н.э., как правило, представляли собой комбинацию беотийского и аттического шлемов, от которых были заимствованы широкие отогнутые вниз поля, а также характерная налобная пластина и широкие нащечники. Следующий этап в развитии шлемов связан с появлением около 20 г. до н. э. забрала. Оно скрывало индивидуальные черты человека и позволяло зрителям лучше сосредоточиться на искусстве боя. Это «обезличивание» оказывало своего рода психологическую помощь и самим гладиаторам, когда приходилось сражаться со своими приятелями по казарменной жизни. Само забрало состояло из двух частей, подвешенных на петлях, и открывалось в разные стороны наподобие створок ворот. Часто имелись специальные круглые отверстия для глаз диаметром около 8 см. Обычно их закрывали съемные пластины с отверстиями. Спереди, на стыке частей забрала, находились защелки для фиксации их на металлической полосе, образующей вертикальное ребро. К концу I в. забрало почти целиком стало состоять из решетки с выступами, входившими в соответствующие прорези в шлеме. Конструкция шлемов вышеописанных типов характерна только для экипировки мирмиллонов, гопломахов, фракийцев и эквитов. У секуторов и арбеласов диаметр глазных отверстий всего 3 см , что было мерой предосторожности против удара трезубцем ретиария. Впрочем, в одной из разновидностей шлема секутора все забрало было покрыто маленькими круглыми отверстиями для облегчения дыхания и расширения сектора обзора.

Если использовать разработанную М. Юнкельманом типологию шлемов, то наиболее ранние образцы

I в. имеют горизонтальные поля либо по всему периметру (Кьети G), либо только по боковым сторонам и сзади, образуя спереди выгнутый козырек (Помпеи G). Приблизительно во второй четверти II в. н. э. появился тип шлема (Берлин G), который оставался популярным еще почти три столетия. Он имеет на боковых сторонах и сзади низкие поля, сочетающиеся с резко вьщеленным обрамлением решетки забрала.

Характерным элементом формы гладиаторских шлемов было навершие. У секуторов и арбеласов оно представляло собой изогнутый полукруглый гребень; в шлеме мирмиллона навершие поднималось сзади вертикально, затем изгибалось почти под прямым углом вперед, имея паз для крепления плюмажа из конского волоса. Шлем фракийца, как и гопломаха, на равномерно изогнутом вперед навершии мог иметь султан из перьев. О шлемах эсседариев можно говорить только предположительно. М. Юнкельман считает, что вначале они имели большое сходство с армейскими типа Маннхайм и Хагенау, но затем стали походить на шлемы секуторов. Единственными отличиями были отсутствие гребня и два пера по бокам тульи. Обычно все шлемы имели отполированную до блеска бронзовую поверхность, которую могли украсить рельефными изображениями в технике глубокой чеканки или посеребрить. В этом отношении привлекает внимание прекрасно сохранившийся шлем фракийца (тип Кьети G) из казармы гладиаторов в Помпеях. Его гребень украшен головой грифона, налобная часть — изображением пальмы как символа победы, а забрало — отчеканенными в невысоком рельефе круглыми щитами и копьями. Для пышно украшенных шлемов мирмиллонов (тип Помпеи G) характерны прежде всего сюжеты, связанные с мифологическими персонажами.

Защитой руки у гладиаторов — у ретиария левой, а у всех остальных правой — служила маника, обычно изготовлявшаяся из нескольких слоев простеганной материи или кожаных ремней. Она крепилась на руке с помощью многочисленных кожаных ремешков, защищая кисть и большой палец только снаружи. Реконструкция маники с использованием в качестве наполнителя конского волоса показала, что это изделие весит не более 1 кг, хорошо держит рубящий удар и рука в нем достаточно подвижна. С начала II в. н. э. и вплоть до IV в. были распространены маники чешуйчатой конструкции с металлическими пластинками. Для них использовалась более сложная система крепления: ремни, охватывавшие грудь, спину и левое плечо. Специфическим защитным приспособлением исключительно ретиария был галер— почти квадратный, с округлыми верхними краями бронзовый щиток с выступом для руки и двумя парами петель для привязывания с внутренней стороны. Обычно его высота не превышала 35 см, а вес— 1,2 кг. Предназначение щитка, выступавшего вверх на 12— 13 см, заключалось в защите шеи и головы от боковых ударов.

Бронзовый шлем мирмиллона второй половины II —III в.

Щиты, входившие в состав вооружения мирмиллонов и секуторов, практически не отличались от известного скутума римских легионеров и менялись в соответствии с изменениями в его конструкции. До начала I в. н. э. скутум имел овальную форму, которая сменилась прямоугольной, полуцилиндрической, обеспечивавшей лучшую защиту для воина. Размеры щитов варьировали от 100—130 см в высоту до 60— 80 см в ширину. С учетом обычной практики того времени, можно говорить, что при изготовлении такого рода защитного вооружения для придания ему особой прочности склеивали перпендикулярно друг другу два-три слоя тонких деревянных пластин толщиной около 2 мм каждый. Затем с обеих сторон их обтягивали сначала полотном, потом одним или несколькими слоями плотной кожи. Впрочем, иногда наблюдается и обратный порядок структуры внешнего покрытия. В любом случае обтяжка внутренней стороны была нужна для предотвращения трения руки о деревянную подложку щита. Представление о конструкции раннего скутума дает находка щита I в. до н. э. из Фаюмского оазиса в Египте. Овальный щит высотой 1,280 м и шириной 0,635 м имел выпуклую поверхность. Основа его была изготовлена из девяти тонких березовых дощечек, склеенных между собой боковыми сторонами. На нее с обеих сторон плотно наклеены узкие (от 2,5 до 5,0 см) пластины из той же породы дерева. С наружной стороны в центре щита железными гвоздями прибита выпуклая накладка — деревянный умбон удлиненной формы. От него отходят треугольные в сечении рейки, образующие продольный гребень. Со всех сторон щит обтягивался тонким слоем войлока из овечьей шерсти. Края внутреннего войлочного покрытия заворачивались наружу и пришивались к дереву, образуя валик шириной 5—6 см. Судя по реконструкции П. Коннолли, вес такого щита мог достигать 10 кг.

Единственный сохранившийся экземпляр позднего скутума, датируемый III в., был обнаружен в Дура Европос (Сирия). Края его отделаны сыромятной кожей, пришитой к дереву, хотя чаще их обивали металлической полосой шириной около 5 см, на нее можно было принять рубящий удар или использовать ее для того, чтобы нанести противнику удар и сбить его с ног. Толщина края щита была около 6 мм, но к середине он, вероятно, мог утолщаться до 1 см. Изнутри его основа укреплена образующими прямоугольник наклеенными деревянными планками. Ручка образована утолщением дополнительной планки, проходящей по горизонтальной оси через центр. С внешней стороны такую рукоять прикрывал металлический умбон. В бою большой щит держали за нее горизонтальной хваткой на вертикально опущенной руке, продетой через специальную петлю. Внешнюю поверхность щита, как в данном случае, могли украшать разноцветными изображениями или орнаментом. Скутум, реконструированный П. Коннолли на основе находки в Дура Европос, весил около 5,5—7,5 кг. Соответственно, использование его в индивидуальном поединке требовало хорошей физической подготовки.

Провокаторы пользовались щитом меньшего веса и меньших размеров— около 70—80 см высотой. Сильно изогнутый небольшой щит фракийцев (пар-мула) был прямоугольным (около 55X60 см), как правило, без обычного круглого умбона. Очевидно, рукоять в данном случае располагалась вертикально. Реконструированный вес щита составил 3 кг. Помпейский образец круглого бронзового щита гопломаха при диаметре 37 см весил 1,6 кг и был богато украшен серебряной и медной чеканкой в виде двух концентрических лавровых венков и головы горгоны Медузы в центре. Щит удерживался левой рукой, в которой мог находиться и кинжал, тогда как в правой было копье. Несколько больших размеров (диаметром около 60 см) был щит эквитов — парма эквестрис, изготовленный из толстой прессованной кожи. По аналогии с турецкими щитами нового времени, он должен был легко отражать удары, направленные с разных сторон. Круглыми, овальными или прямоугольными щитами вплоть до середины I в. н. э. снабжали и венаторов. Какая-либо стандартизация в этом отношении отсутствовала.

Бронзовый щит из Помпей

У нескольких типов гладиаторов в обязательный комплект защитного вооружения входили поножи (окреа), которые в римской армии носили только центурионы. Изготовленные из бронзы поножи крепились на голени с помощью кожаных ремней, пропущенных через несколько пар колец и завязанных сзади. По-видимому, их длина зависела главным образом от размеров щита, и отогнутый верхний край поножей мирмиллонов и секуторов предохранял ногу от ударов его нижней кромки. С другой стороны, удивляет отсутствие поножей у не имевших щита арбеласов и димахеров, а также у сражавшихся в качестве всадников эсседариев и эквитов. При этом мирмиллоны, секуторы и провокаторы имели поножь только на левой ноге, и если она была короткой, то обязательно снабжалась высоким округлым вырезом под верхнюю часть стопы. В свою очередь, высокие поножи имели выпуклость для коленной чашечки. Роль подкладки играли стеганые обмотки (фасции) весом, судя по реконструкциям, до 3,5 кг. Наличие примерно на половине поножей коротких надписей из нескольких букв — NCA, NER,

NER.AVG — указывает, скорее всего, на то, что они были изготовлены в мастерских при гладиаторской школе Нерона, пускавших в продажу часть сделанного оружия. Наличие сразу на десяти других предметах одной надписи МСР заставляет предполагать в человеке, который скрывается за этой монограммой, либо мастера-оружейника, либо местного ланисту. Поверхность гладиаторских поножей зачастую покрывал богатый рельефный декор, например, на одной из них изображены голова бога вина и виноделия Диониса, свойственные ему атрибуты и головки его спутников — сатиров и менад.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

два × один =