Шесть чудес Главного ботанического сада РАН.

Совершить кругосветку, а заодно и путешествие во времени, не покидая пределы столицы? Все возможно – достаточно зайти в Главный Ботанический сад имени Н. В. Цицина.

Со стороны и не всегда скажешь, что раскинувшийся на половину Останкинского района зеленый оазис – это ботанический сад. Уж очень он далек от идеальных и выхолощенных садов, в которых деревья сажают веточка к веточке, а из цветов создают замысловатые ландшафтные композиции. В ГБС все естественно и органично: японские сакуры соседствуют с привычными любому россиянину сосенками, а китайские тополя – с сиренью.

Многие посетители едины во мнении: ГБС РАН напоминает, скорее, лесопарк, чем сад. И, тем не менее, парк этот не простой: пройдешь сквозь массив леса – и увидишь облагороженный розарий, повернешь в другую сторону – и выйдешь к гигантской стеклянной оранжерее. Нет нужды теснить все растения в одном месте – в Главном ботаническом саду, на его трехстах с лишним гектарах, явно есть, где разгуляться. А какие секреты в нем можно найти, мы сейчас расскажем.

Голоса русской истории

Сам по себе, Главный ботанический сад РАН – учреждение молодое. В следующем году ему исполнится всего 75 – согласитесь, не так уж и много для столь впечатляющего садово-паркового ансамбля. Его официальной датой рождения считают 14 апреля 1945 года, «отцом» – академика Николая Васильевича Цицина, ставшего его первым директором (его имя сад носит до сих пор). Именно с этого времени в столице начинают появляться диковинные растения, привезенные с разных уголков мира.

И все же нельзя сказать, что в середине прошлого века ботанический сад возник из ниоткуда. На деле же, научные работники и садоводы получили настоящий подарок – девственно чистые лесные массивы, готовые принять новых «заморских» соседей. И пусть некоторые растения на территории сада произрастают всего несколько десятилетий, местные леса – древнейшие. Первые упоминания о них были найдены в хрониках 1584 года. Прогуливаясь по тихим аллеям сада, попробуйте прочувствовать все величие этих мест – между прочим, когда-то здесь охотился сам царь Алексей Михайлович, отец Петра I.

Любопытно, что первоначальный план ботанического сада включал куда большую территорию, в том числе земли современной ВДНХ и парка «Останкино». Сегодня же карта Главного ботанического сада ограничена с юга двумя продолговатыми прудами. Все это – наследие рода Шереметьевых, владевшие Останкиным с 1743 и вплоть до 1917 года. При графе Николае Шереметьеве эти по-настоящем дремучие территории  превратились в ухоженные сады: угодья при дворце на юге – во французском стиле, а север – в английском. Напоминанием об этих золотых временах, в самом центре ботанического сада, произрастает двухсотлетняя дубрава, имеющая статус заповедной. Здесь же можно встретить березы, липы, осины и сосны, а еще редкие для столицы виды птиц: сов, ястребов и гаичек.

Цветы Геринга

Пройдем от дубравы на юго-запад и выйдем к зданиям Новой и Старой оранжереи. Первая – эдакий футуристичный вариант древнерусской «бочки» – пока закрыта для посещения. Зато все еще работает Старая фондовая оранжерея, разместившаяся в здании 50-х годов. Именно оно в свое время стало первым домом для тропических и субтропических растений, доставленных в СССР после войны. По официальной информации, основой для коллекции стали растения, приобретенные в питомниках Германии в период с 1945 по 1949 годы. Пока строилась московская оранжерея, они находились в потсдамском Сан-Суси, где бережно охранялись ботанической группой во главе с членом-корреспондентом Академии наук П. А. Барановым. А теперь полуофициальная деталь: большинство этих растений когда-то находились в собственности Германа Геринга, который, к слову, был не только председателем Рейхстага, но и главным егерем Германии. За годы, проведенные в высших эшелонах нацистской власти, он успел скопить обширную коллекцию редчайших растений, привезенных с разных уголков света, в числе которых были великолепные орхидеи, ставшие гордостью Ботанического сада.

Впоследствии коллекция Фондовой оранжереи пополнялась за счет экспедиций в Индию и страны бассейна Индийского океана и, конечно же, путем обмена с другими ботаническими садами по всему миру. Как результат – крупнейшее по количеству наименований собрание в ГБС и одна из крупнейших коллекций тропических и субтропических растений в стране. Пространство внутри Старой оранжереи поделено на «географические» экспозиции: Тропики Старого и Нового света, Сухие субтропики и Влажные субтропики, объединившие тысячи теплолюбивых растений со всего мира – от Средиземноморья до Японии. Среди самых старых и необычных – 150-летний гигант из рода энцефаляртос. Эта группа растений росла на Земле еще в Юрский период (в эпоху динозавров!) и «дошла» до наших дней практически неизменной. Это ли не путешествие во времени?

ГБС РАН – место, в котором буквально уместился целый мир, по крайней мере, ботанический. Шутка ли: в советское время научные работники каждый год отправлялись в экспедиции – то на Дальний Восток, то в Индию, а то и на Кубу. Приживаются, конечно же, не все, но тем и выше ценность заграничных образцов. Идентифицировать их в лесной чаще не так уж и просто, но будьте уверены: в том же дендрарии, раскинувшемся на 75 гектаров, спрятано немало деревьев и кустарников из Средней Азии, Китая, Японии, Северной Америки и Средиземноморья.

Впрочем, большая часть флоры ботанического сада – отечественная и из стран бывшего СССР. Воспроизвести ее в точности и, главное, сохранить – один из первых приоритетов сотрудников учреждения. Наглядный результат этой работы находим в восточной части сада, ближе к ВДНХ: здесь, на площади в 30 гектаров, разместилась коллекция отдела флоры ГБС, поделенная на отдельные экспозиции. Пять из них – географические, с характерными растениями и, что интересно, ландшафтом той или иной местности. Так, прогуливаясь по одной территории, вы сможете полюбоваться природой европейской части России, Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии и Кавказа. Сможете без подсказки определить, где что находится?

Сад непрерывного цветения

Маньчжурский Орех в Ботаническом саду

«Сад непрерывного цветения» еще любят называть живым календарем растений, и не случайно. Столь романтичное название полностью оправдывает себя: в период с ранней весны и до самой поздней осени здесь – настоящее буйство красок. Словно по волшебству, деревья, кустарники, травы и цветы поочередно сменяют оттенки – от весеннего прозрачно-белого до осеннего красно-желтого. Эффект эдакой природной кисти опять-таки кроется в мастерстве человека: просто растения, цветущие в один и тот же период, собраны в группы.

Гулять по саду можно бесконечно, а если войдете в него со стороны Фондовой оранжереи, то в конце вас будет ждать достойная кульминация – раскидистый и многоствольный маньчжурский орех, будто сошедший со страниц древних преданий.

Японский сад

От маньчжурского ореха на северо-восток – и вот, перед нами, пожалуй, самая популярная экспозиция Главного ботанического сада. Ежегодно Японский сад привлекает десятки, а то и сотни тысяч посетителей – больше всего, естественно, весной, когда огромная территория в почти три гектара окрашивается в нежно-розовый цвет. Да-да, это цветут сакуры.

ГБС может похвастаться самым «северным» японским садом в мире. Открыт он был в 1987 году по проекту архитектора К. Накадзимы и при поддержке посольства Японии. Работы велись не один год, подход – самый обстоятельный. Строительные материалы из Страны восходящего солнца, аутентичная 150-летняя пагода, которая сегодня находится в центре ландшафтной композиции, разнообразие флоры и даже отдельный домик для чайной церемонии (увы, пережить этот опыт можно всего два дня в году), – в каждой детали отразилась восточная философия и чисто японский характер. Кстати, в 80-х первую сакуру в саду посадил тогдашний министр иностранных дел Японии Синтаро Абэ. Почти через тридцать лет саженец, выращенный из семян этого дерева, высадит его сын, премьер-министр Синдзо Абэ.

Японский сад работает в теплое время года, с апреля по октябрь. Вход на территорию платный, проводятся экскурсии.

Возрожденный розарий

Если весной все держат руку на пульсе в ожидании цветения сакуры, то летом главный объект притяжения посетителей – это розарий. Великолепный (и ароматный!) парк с фонтанами и изящной планировкой разместился на самом юге ГБС. Разбили его в 1961 году, причем популярность пришла незамедлительно: сложно поверить, но тогда для простых горожан розы в Москве были настоящей диковинкой. Говорят, коллекция розария также была получена СССР от побежденной Германии – в качестве репарации.

Однако символом торжествующей и благоустроенной страны этот цветной оазис оставался недолго: в 90-е розарий пришел в страшнейший упадок. Часть цветов погибла, еще часть – ушла в чьи-то вазы. Восстановить парк в его былой красе смогли только в 2011 году – спустя полвека после первого открытия. Сегодня розарий собрал на одной территории около 600 сортов роз из разных стран – от Англии до Китая. Работает он традиционно с мая по октябрь. Вход платный.

Гулять в ботаническом саду можно круглый год (исключение – работа экспозиций, которая приходится на теплый сезон), но, разумеется, пик популярности ГБС приходится на весну-лето, когда начинается цветение растений. Попасть на территорию проще всего со станции метро «Владыкино» или на автобусе со станции метро «ВДНХ». Больше всего входов в сад расположено со стороны Ботанической улицы.

Подробная карта со входами в сад.

Инфо: https://moscowseasons.com/

 

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

9 − два =