Искусство палеолита. Пещера Шове.

Пещера Шове. Изображение пещерных львов.

Открытие пещеры Шове 18 декабря 1994 года стало сенсацией, которая мало того что отодвинула возникновение первобытных рисунков на 5 тысяч лет назад, так ещё и опрокинула сложившуюся к тому времени концепцию эволюции палеолитического искусства, основанную, в частности, на классификации французского учёного Анри Леруа-Гурана. По его теории (как и по мнению большинства других специалистов), развитие искусства шло от примитивных форм к более сложным, и тогда самые ранние рисунки из Шове должны были бы вообще относиться к дофигуративной стадии (точки, пятна, полосы, извилистые линии, прочие каракули). Однако, исследователи живописи Шове оказались лицом к лицу с тем фактом, что древнейшие изображения чуть ли не самые совершенные по своему исполнению из известных нам палеолитических (палеолитических — это как минимум: неизвестно, что бы сказал Пикассо, восхищавшийся альтамирскими быками, доведись ему увидеть львов и медведей Шове!). По-видимому, искусство не очень дружит с эволюционной теорией: избегая всякой стадиальности, оно каким-то необъяснимым образом возникает сразу, из ничего, в высокохудожественных формах.

Вот что по этому поводу пишет крупнейший специалист в области палеолитического искусства З. А. Абрамова:

«Палеолитическое искусство возникает как яркая вспышка пламени в глубине веков. Необычайно быстро развившись от первых робких шагов к полихромным фрескам, искусство это так же резко исчезло. Оно не находит себе непосредственного продолжения в последующие эпохи… Остается загадкой, как палеолитические мастера достигли столь высокого совершенства и какими были те пути, по которым в гениальное творчество Пикассо проникли отголоски искусства ледникового периода».

Рисунок чёрных носорогов из Шове считается самым древним в мире (32.410 ± 720 лет назад; в Cети попадается информация о некой «новой» датировке, дающей живописи Шове от 33 до 38 тыс.лет, но без заслуживающих доверия ссылок).

Надо ещё сказать, что в начале нынешнего года в системе пещер Нерха на юге Испании были найдены 6 загадочных рисунков, предположительно изображающих тюленей и (тоже предположительно) оставленных неандертальцами (!). Около рисунков обнаружены фрагменты древесного угля, радиоуглеродное датирование которого дало возраст между 43 500 и 42 300 годами. Правда, пока официального научного подтверждения датировке рисунков из Нерхи нет.

«Тюлени» из пещеры Нерха, Испания.

Но вернёмся к Шове. Пещера находится на юге Франции, в обрывистом берегу каньона реки Ардеж, притока Роны, в очень живописном месте, в окрестностях Понт д’Арк («Арочного моста»). Этот природный мост образован в скале огромной промоиной высотой до 60 метров.

Сама пещера «законсервирована». Вход в неё открыт исключительно для ограниченного круга ученых. Да и тем позволено в нее входить лишь дважды в год, весной и осенью, и работать там всего пару недель по нескольку часов в день. В отличие от Альтамиры и Ласко, Шове пока не «клонировали», так что обывателям вроде нас с вами остаётся любоваться репродукциями, чем непременно и займёмся, но чуть позже.

Вход в пещеру Шове.

«За пятнадцать с лишним лет, прошедших после открытия, людей, побывавших на вершине Эвереста, было гораздо больше, чем тех, кто видел эти рисунки», — пишет Адам Смит в рецензии на документальный фильм Вернера Херцога о Шове. Известному немецкому кинорежиссёру каким-то чудом удалось получить разрешение на съёмки. Фильм «Пещера забытых снов» был снят в 3D и показан на Берлинском кинофестивале в 2011 году, что, надо полагать, привлекло внимание широкой общественности к Шове.

Исследователи сходятся на том, что пещеры, содержащие рисунки в таком количестве, явно были предназначены не для жилья и не представляли из себя доисторические картинные галереи, а являлись святилищами, местами проведения обрядов, в частности, инициации юношей, вступающих во взрослую жизнь (об этом свидетельствуют, например, сохранившиеся детские следы).

В четырех «залах» Шове вместе с соединяющими проходами общей протяженностью около 500 метров обнаружено более трёхсот прекрасно сохранившихся рисунков с изображением различных животных, в том числе масштабные многофигурные композиции.

Общий план одного из «панно».
«Парад зверей»

В искусстве палеолита большей частью фигурируют рисунки животных из «меню» первобытных людей – быков, лошадей, оленей (хотя и это не совсем точно: известно, например, что для обитателей Ласко основным «кормовым» животным был северный олень, в то время как на стенах пещеры он встречается в единичных экземплярах). В общем, так или иначе, преобладают промысловые копытные. Шове в этом смысле уникальна обилием изображений хищников – пещерных львов и медведей, а также носорогов. На последних имеет смысл остановиться подробнее. Такого количества носорогов, как в Шове, больше не найдено ни в одной пещере.

Шерстистый носорог вымер немного раньше мамонта (по разным источникам от 15-20 до 10 тыс л. н.), и по крайней мере в рисунках мадленского периода (15-10 тыс. л. до н. э.) он почти не встречается. В Шове же мы вообще видим двурогого носорога с более крупными рогами, без всяких следов шерсти. Возможно, это носорог Мерка, живший на юге Европы, но гораздо более редкий, чем его шерстистый сородич. Длина его переднего рога могла составлять до 1,30 м. Словом, чудище было то ещё.

Носорог Мерка

Для сравнения — прорисовка изображения шерстистого носорога из пещеры Фон-де-Гом:

Так что путаница исключена: носороги из Шове «голые» все до одного:

Есть предположение, что такие изображения с множественными контурами, наслаивающимися друг на друга, являются своего рода первобытной анимацией. Когда в погружённой во мрак пещере вдоль рисунка быстро водили факелом, носорог «оживал», и для того, чтобы представить себе, какое воздействие это оказывало на пещерных «зрителей», аналогия с «Прибытием поезда» братьев Люмьер может оказаться бледной. Имеются и другие гипотезы на этот счёт. Например, что таким образом изображается в перспективе группа животных. Тем не менее, тот же Херцог в своём фильме придерживается «нашей» версии, а уж ему-то в вопросах «движущихся картинок» можно верить.

Живопись Шове удивительна во многих отношениях. Взять, например, ракурсы. Обычным делом для пещерных художников было изображать зверей в профиль. Конечно, и здесь это характерно для большей части рисунков, но встречаются прорывы, как на вышеприведённом фрагменте, где морда бизона дана в три четверти. На следующем рисунке можно видеть тоже редкое изображение в фас:

Скорее всего, это иллюзия, хотя трудно отделаться от ощущения композиции — львы в предвкушении добычи принюхиваются, но ещё не видят бизона, а тот явно напрягся и застыл, лихорадочно соображая, куда бежать. Судя по туповатому взгляду, соображается плохо.

Замечателен бегущий бизон:

Здесь мы опять наблюдаем «анимационный» приём, и в данном случае множество ног животного уж никакой перспективой не объяснить.

Среди мастеров, расписывавших Шове, некоторые определённо тяготели к портретному жанру:

Дикие лошади. 30 тыс. л. н.

При этом «лицо» каждой лошади сугубо индивидуально:

Следующее панно с лошадьми — наверное, самое известное и широко разошедшееся в народе из изображений Шове:

В недавно вышедшем фантастическом фильме «Прометей» пещера, сулящая открытие внеземной цивилизации, посетившей когда-то нашу планету, скопирована подчистую с Шове, включая эту замечательную группу, к которой дорисованы совершенно неуместные здесь люди.

Кадр из фильма «Прометей» (реж. Р. Скотт, 2012).

Мы-то с вами знаем, что людей на стенах Шове нет. Чего нет, того нет. Быки есть.

Теперь камера послушно отъезжает, позволяя убедиться, что перед нами действительно портреты — прорисовку контуров тел животных художник бросает на полпути (кстати, внизу всё так же продолжают выяснять отношения уже знакомые нам носороги):

В завершение «лошадиной» темы ещё один рисунок:

Изображение лошади в нише.

Немаловажным персонажем в живописи Шове был большерогий олень.

Здесь он, правда, запечатлён без своего роскошного головного убора. Есть у этих животных, как известно, привычка разбрасываться рогами где попало. Как гласит древняя оленья поговорка, «в новый сезон с новыми рогами». Или другая: «оставь всё плохое в старых рогах»… Впрочем, мы отвлеклись. Вот ещё олени, вперемешку с другими копытными:

Следующий рисунок лишний раз демонстрирует, что под мрачными сводами Шове творческая мысль бурлила вовсю. Первые «пуантилисты» изобразили то ли бизона, то ли носорога одними пятнами (отпечатками ладоней) без всякого контура:

А вот привет тонконогим слонам Дали:

Мамонт.

На этом травоядных, пожалуй, оставим в покое. Вперёд, к хищникам!

Искусство палеолита не знает понятий добра и зла. И мирно пасущийся носорог, и засевшие в засаде львы — части единой природы, от которой не отделяет себя и сам художник. Конечно, в голову кроманьонца не залезть и «за жизнь» при встрече не поговорить, но мне близко и, по крайней мере, понятно такое представление, что искусство на заре человечества ещё никак не противостоит природе, человек находится в гармонии с окружающим миром. Каждая вещь, каждый камень или дерево, не говоря о животных, рассматриваются им как несущие смыслы, как если бы весь мир был огромным живым музеем. При этом рефлексии ещё нет, и вопросы бытия не ставятся. Вот такое до-культурное, райское состояние. Почувствовать его в полной мере (как и вернуться в рай) мы уже, разумеется, не сможем, но вдруг удастся хотя бы прикоснуться, общаясь через десятки тысячелетий с авторами этих удивительных творений.

Ранее отмечалось, что в Шове на удивление богато представлены хищники. Теперь есть возможность познакомиться с ними поближе. Начнём с кошачьих. В основном, это пещерные львы.

Отдыхающими поодиночке мы их не видим. Всегда охота, и всегда чуть не целым прайдом.

По соседству со столь грозным львиным семейством как-то особняком держатся гиена и леопард, выполненные в едином стиле.

Это самое раннее из известных изображений леопарда.

Кстати, на рисунке, похоже, оставил следы лап пещерный медведь. Таким образом он словно напоминает, что хорошо бы сказать пару слов и о нём. Имеет право: судя по всему, посетители Шове отправляли здесь культ именно пещерного медведя. Так, череп медведя был обнаружен водружённым, как на алтарь, на обломок скалы; на полу пещеры также во множестве найдены останки этого зверя.

Пещерный медведь был несколько крупнее современного мишки. Такой не мог не вызывать к себе почтение.

Вообще понятно восхищение первобытного человека окружающими его огромными, сильными и быстрыми зверями, будь то большерогий олень, бизон или медведь. Даже как-то нелепо рядом с ними ставить себя. Он и не ставил. Есть чему поучиться нам, заполняющим свои виртуальные «пещеры» собственными или семейными фотографиями в неизмеримых количествах.

Да, что-что, а самолюбование первым людям было не свойственно. Зато тот же медведь изображался с величайшим тщанием и трепетом:

Встречается и неожиданное вертикальное изображение медведя:

Завершает галерею самый странный рисунок в Шове, определённо культового назначения. Находится он в самом дальнем уголке грота и выполнен на скальном выступе, имеющем (неспроста, надо полагать) фаллическую форму.

В литературе обычно сей персонаж именуется как «колдун» или таврокефал. Помимо бычьей головы мы видим ещё одну, львиную, женские ноги и нарочито увеличенного размера, скажем так, лоно, составляющее центр всей композиции.

На фоне своих коллег по палеолитическому цеху умельцы, расписывавшие это святилище, выглядят изрядными авангардистами. Нам известны отдельные изображения т. н. «венер», мужчин-колдунов в образе животных и даже сцены, намекающие на соитие копытного с женщиной, но чтобы всё перечисленное так густо замешать…

Предполагается, что изображение женского тела было самым ранним, а головы льва и быка дорисованы позже. Интересно, что при этом отсутствует какое-либо наложение более поздних рисунков на предшествующие. Очевидно, сохранение цельности композиции входило в планы художника.

Вот, собственно, и всё. То есть, всё только начинается, конечно. Грот Шове, как и палеолитическое искусство в целом, расширяя наши представления о человечестве, предлагает больше вопросов, чем ответов, за что ему, тем не менее, нельзя не выразить глубокую признательность, как и тем людям, которые восемнадцать лет назад открыли для нынешнего мира эту необыкновенную сокровищницу.

Cпелеолог Жан-Мари Шове, по имени которого пещера получила свое название
Спелеологи Эльет Брюнель Дешамс и Кристиан Хиллэйр – участники открытия живописи в пещере Шове

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.